Вы читали заметку под названием «Посылка от Штирлица»? Нет!? Напрасно! Немедленно прочтите! Там шла речь об очень красивом и многоходовом розыгрыше, связанном с телефильмом «17 мгновений весны».

Кстати, по поводу фильма про Штирлица. После его триумфального выхода на экраны в Союз композиторов СССР пришла телеграмма от французского композитора Фрэнсиса Лея. Чтобы было понятно кто это, назову несколько фильмов, к которым он написал музыку, это: «Мужчина и женщина», «История любви», «Эммануэль», «Откройте, полиция!» и т.д. Самая знаменитая его мелодия – это, конечно же, завораживающая «Love Story».

Так вот, пришла значит в Союз Композиторов телеграмма от маститого французского автора, а в ней следующий текст: «Поздравляю Микаэла Таривердиева с успехом МОЕЙ музыки в фильме "Семнадцать мгновений весны"».

То есть, композитор с мировым именем, автор музыки ПЯТИДЕСЯТИ знаменитых французских фильмов Фрэнсис Лей напрямую обвинил советского музыканта в плагиате! Ужас! Международный скандал! Все в панике, а Таривердиеву плохо с сердцем…

Вторник, 19 января 2016 10:27

Посылка от Штирлица

У актера Льва Дурова есть автобиографическая книга под названием «Грешные записки». Это сборник смешных и трагикомических рассказов. Очень советую их почитать. Так вот, с книгой связан один потрясающий розыгрыш, причем комбинированный и многоходовый.

Однажды, в день рождения Дурова к нему домой пришел почтальон и вручил ему посылку из Германии. А в ней французские консервы, какая-то непонятная шпионская шифровка из цифр, и подпись "За грешные ПИСКИ". На коробке обратный адрес: "Германия. Бабельсберг, доктор Бользен".

 Жена Дурова вдруг спомнила: "Слушай, а ведь Доктор Бользен - это же Штирлиц. Это его псевдоним". Вспомните, Лев Дуров играл в «17-ти мгновениях» предателя-провокатора Клауса, и тот мерзкий персонаж очень хотел покушать сардины в масле. Истосковался по ним во время своей подлой и гнусной работы. И тут как раз эти французские сардины в посылке…

Та-а-ак, понятно – это розыгрыш. Причем, розыгрыш из Германии. Но кто бы это мог сделать?... В это время раздался телефонный звонок - это позвонил поздравить с Днем Рождения старый знакомый – милицейский полковник. Вот ему Дуров про странный подарок и рассказал, но что полковник ответил: "Ты только ничего не трогай, я завтра утром рано приеду, посмотрим". Дескать, всё может быть серьезнее, чем простой розыгрыш. А вдруг это происки иностранных спецслужб!?...

На следующий день полковник приехал, внимательно посмотрел на шифровку, забрал с собой Дурова с его автобиографической книжкой, и на черной машине с мигалкой повез в какую-то секретную контору. Там, в огромной комнате с шикарной мебелью, сидели еще два полковника. Покрутили в руках записку из посылки, и сказали: "Здесь шифровка, скорее всего, по вашей книжке, нужен шифровальщик".

Вторник, 19 января 2016 10:25

Актёрская заначка

В довоенные годы в Советском Союзе был такой популярный исполнитель куплетов и эстрадных номеров Борис Борисов. И была у него очень властная жена. Артист её очень боялся. Жили они в самом центре Москвы. Как-то к Борисову явился эстрадный администратор и предложил принять участие в концерте, причем в очень шикарном месте - в Колонном зале Дома Союзов. Однако, за этими переговорами следила жена артиста, и её категорически не устроил предложенный гонорар. Ну и что, что правительственный Колонный Зал, подумаешь…Провожая гостя в прихожую, Борис Самойлович шепнул ему, что петь в концерте все-таки будет. Убежит от жены и таки будет.

 

Вы слышали о Черубине Де Габриак?

Люди, которые интересуются поэзией Серебряного Века, прекрасно знают кто это. А для остальных краткая справка: Черубина де Габриак – это псевдоним, Черубина – это гениальная литературная мистификация двух поэтов – Максимилиана Волошина и Елизаветы Дмитриевой.

Причем, все стихи от имени Черубины писала исключительно Дмитриева. А Волошин придумывал сюжеты и вел переписку с издателями. 

26 июня 1770 года – день Морской Славы России. В этот день русская эскадра под командованием графа Орлова и адмирала Спиридова одержала блестящую победу над турецким флотом в Чесменском сражении.

Эта битва является одной из крупнейших сражений эпохи парусного флота. Вдвое превосходящий нас турецкий флот был заперт в Чесменской бухте, сожжен и полностью разгромлен. Пятнадцать крупных линейных кораблей, шесть фрегатов и множество мелких османских судов ушли на дно. Русские потеряли всего один линейный корабль. Эта победа стала возможна благодаря внезапной и очень смелой ночной атаке, применению брандеров и зажигательных снарядов, а также флотоводческому искусству адмирала Григория Спиридова, который отказался от старых флотских шаблонов и применил новую тактику.

При дворе Царя Петра Первого жил и работал художник Иван Никитин. Он знаменит тем, что одним из первых отошел от традиционного иконописного стиля русской живописи и начал писать картины с перспективой, так, как в это время писали в Европе. Известен портретами Императора и его царедворцев. Пётр его любил, ценил и даже отправил в Италию, где тот учился живописи во Флоренции и Венеции.

И вот когда художник вернулся в Россию, дела у него не заладились – он активно писал, но его картины никто не покупал. Потому как не было еще такой моды на произведения искусства.

Как-то Пётр Первый зашел к нему в мастерскую, и живописец пожаловался царю, что пробовал продать хотя бы одну картину, но никто и рубля не дал. Петр задумался немного, а потом сказал: - Приходи-ка ты завтра на ассамблею к Меншикову, да принеси с собой все, что захочешь продать.

 

 

В Петербурге много красивых храмов. Самые известные – это, конечно же, Исаакиевский и Казанский соборы, а также Спас-на-Крови. Но среди пышных, открыточных и туристических есть один, в котором моя душа находит какой-то особенный покой. Это Никольский Морской собор.

Он один из самых моих любимых. Потому что, во-первых, он очень изящный и красивый, построенный в стиле барокко времен императрицы Елизаветы Петровны. Во-вторых, он имеет очень необычную редкую архитектуру – он двухъярусный, так сказать двухэтажный, состоит из двух церквей: нижняя освящена во имя Николая Чудотворца, а верхняя церковь – в честь Богоявления Господня. И в-третьих, моя любовь к Никольскому собору вызвана тем, что он Морской. На его внутренних стенах размещены таблички с именами погибших в русско-японской войне моряков и подводников затонувших советских субмарин. В дни памяти совершаются панихиды по экипажам подводных лодок «Комсомолец» и «Курск». В саду перед храмом установлен обелиск в память броненосца «Император Александр III», который погиб в Цусимском сражении. В общем, все моряки считают его своим, родным, ведь Николай Чудотворец – покровитель всех плавающих и путешествующих.

Вторник, 19 января 2016 02:17

Матрёна Ивановна

Несколько слов о вкладе работников тыла в Победу над нацистской Германией. Наша Великая Победа ковалась на уральских заводах и в замороженных цехах блокадного Ленинграда, обеспечивалась тяжелым трудом на колхозных полях. Ради неё отдавали свои силы и здоровье миллионы людей вдали от фронта. За лозунгом «Всё для фронта – всё для Победы» стоят тысячи примеров самопожертвования. Об этом в последнее время написано немало. Мне совершенно случайно попал в руки номер пермской «Комсомольской правды», в котором был потрясающий материал о простой крестьянке – Матрёне Ивановне Яковлевой.

Она вместе со своим мужем жила в добротном доме села под названием Буб, и держала крепкое хозяйство: коров, телят, овец и свиней. Оба работали в колхозе, а когда началась война, муж Матрены ушел на фронт. В 43-м газеты написали о жестокой битве под Сталинградом, и женщина заволновалась: не там ли ее супруг, ведь от него так давно не было известий. Сердце женщины разрывалось от переживаний за мужа и за Родину. И тогда она приняла смелое решение: снесла на базар и продала все, что имелось в доме, - семь голов скота, дефицитные в войну масло, мед, муку - и выручила 100 тысяч рублей. Огромную сумму по тем временам! Все деньги сложила в холщовый мешок и принесла в местное отделение Госбанка.

Война – это огромная мерзость. Война – это всегда очень грязное дело. Это кровь, огонь, трупы, голод, холод, вши, вечный недосып, безмерная усталость и выжженные души. Война – это не только героизм, подвиги и награды, но и подлость и предательство. В книге «Воспоминания о войне» Николая Никулина меня особенно зацепил один фрагмент на эту тему. Он совершенно не главный, один из сотен штрихов страшной картины, нарисованной писателем-фронтовиком. Одна из его обжигающих новелл. Перескажу её вкратце вам.

Солдат Петька Шабашников был сволочью. Не просто мелким подонком, а крупным негодяем, который каждый день делал пакости своим однополчанам. К нему относились с омерзением, но как-то терпели. Однажды, в 1944-м году наши солдаты остановились на постой в богатом немецком доме в Восточной Пруссии, и Петька Шабашников сразу начал шарить по шкафам. Хозяйка закричала, на крик немки прибежал автор воспоминаний сержант Никулин, и вышвырнул Петьку на улицу, при этом разбив ему нос. Тот, брызгая злобой и кровавыми соплями, поклялся страшно отомстить, и вскоре привел свои угрозы в действие.

Вот уже несколько заметок, посвященных Великой Отечественной Войне, бывший моряк – старшина 2-й статьи Северного Флота Эдуард Щербина почему-то рассказывает вам про танки, про танкистов, а также о противотанкистах, и еще ни разу не описал ни одного морского подвига. Виной тому увлеченность автора популярной танковой онлайн-игрой «World of Tanks». Исправляю этот пробел.

Сегодня я расскажу вам об одном герое, которого можно смело назвать Драконом Советского Флота – об Александре Осиповиче Шабалине.

В конце 80-х годов мне довелось побывать в очень интересном месте – на базе подводного дизельного флота в заполярном военном посёлке с красивым и немного загадочным названием Лиинахамари.

В переводе с местного диалекта финских аборигенов это означает Цветок-На-Камне. Красиво звучит, не правда ли? 

 

Страница 169 из 183