Понедельник, 18 января 2021 15:00

Прототип Паниковского

Оцените материал
(41 голосов)

Одним из центральных персонажей романа Ильфа с Петровым «Золотой телёнок» является мелкий жулик, «мнимый слепой» и «человек без паспорта» Михаил Самуэлевич Паниковский. Это чуть ли не единственный персонаж книги, выведенный без какого-либо сочувствия со стороны авторов. Он вздорный, шумный, ворует не только гусей, и постоянно норовит обмануть своих компаньонов.

Даже смерть Паниковского подана комично, без малейшего оттенка трагизма. Напомню речь Остапа Бендера над могилой усопшего: «Я часто был несправедлив к покойному. Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший слепой, самозванец и гусекрад. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счёт общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счёт. А вынести этого противоречия во взглядах Михаил Самуэлевич не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер. Всё.»

Столь циничные слова, да и сам омерзительный образ гусекрада, были выведены авторами не случайно. Дело в том, что у Паниковского был реальный прототип, которого одесситы Ильф с Петровым искренне терпеть не могли. Причём, фамилия Паниковский образована вовсе не от слова паника, как считали (и до сих пор считают) многие читатели.

До Революции Одесса претендовала на роль криминальной столицы Российской Империи. Особую роль в преступном мире портового города играли польские банды. А самой крупной, известной и удачливой была группировка, которую возглавляла Микалина Ковская. Да-да, лихая дама пани Ковская была грозой всей Одессы! Главарь банды пани Ковская и является прототипом жулика Паниковского.

А вот теперь любопытные подробности из её криминальной биографии.

Налётчики пани Ковской гордо называли себя на польский манер «корсажи» (korsarze), то есть «корсары». Они были известны своим отчаянным поведением и, как было принято говорить в наши лихие 90-е, отличались «беспределом» и «отмороженностью». За 20 лет существования банды, польские «корсажи» совершили более трёх сотен дерзких ограблений: они обчищали почтовые составы, банки, страховые общества, не боялись нападать на инкассаторов, а как-то раз даже сумели захватить судовую казну одного из кораблей Черноморского Флота, фактически взяв его на абордаж. Вот уж точно корсары!

Как любые преступники, налётчики пани Ковской активно использовали сленг и тайный язык. Цель будущего ограбления поляки называли gęś, то есть гусь, а сам процесс грабежа – oskubane gęsi, что означало ощипать гуся. Успешно ощипав-освободив банковское хранилище или почтовый вагон от материальных ценностей, «корсажи» оставляли на месте преступления своеобразную визитную карточку – живого гуся с надетым на его шею галстуком-бабочкой. Гусей, между прочим, пани Ковская разводила сама – было у неё такое милое хобби. Ох, неспроста в романе «Золотой телёнок» старик Паниковский изображён большим любителем гусей.

3.04 Зиновий Гердт в роли Паниковского

Весьма интересный момент: Микалина Ковская была единственной среди бандитских главарей Одессы, которая не подписала в 1911 году конвенцию о разделе зон влияния. А это ведь тоже отражено в самом начале романа «Золотой телёнок», но только в гротескном виде: о том, как Паниковский – пожилой «сын лейтенанта Шмидта» нарушил конвенцию, за что и поплатился.

Кстати, ещё одна занимательная информация о связи реальной биографии пани атаманши с литературным произведением – а именно о детях лейтенанта Шмидта. Когда Ковская была маленькой девочкой и даже не помышляла стать бандитским главарём, её отец, Войцех Ковский, служил на Черноморском флоте лейтенантом. Вот поэтому дочь морского лейтенанта в книге превратилась в сына лейтенанта – причём в пожилого и неприятного.

3.06 Зиновий Гердт в роли Паниковского

История неуловимой шайки корсаров подошла к концу совершенно неожиданным образом весной 1916 года. Во время ограбления грузового поезда в предместье Одессы головорезы убили машинистов и неуправляемый состав врезался в цистерны с хлором. Бандитов накрыло ядовитым облаком. Большая часть налётчиков скончалась от острого отравления. Микалина Ковская спаслась, но ей выжгло глаза, и она лишилась зрения – вот откуда возникла примечательная черта у книжного мнимого слепца Паниковского.

Мир организованной преступности безжалостен и место ослабевшей банды немедленно заняли другие группировки. После неудачного ограбления поезда конкуренты хладнокровно перебили остатки людей Микалины Ковской. Те, кто сумел выжить, либо бежали, либо залегли на дно. Растеряв влияние и людей, пани Ковская добыла новый паспорт, переехала под Киев и продолжила разводить своих любимых гусей.

3.07 Пани Ковская. Реконструкция

Киев также упоминается в романе – именно там Паниковский, изображая слепого, воровал часы и бумажники у добрых граждан, которые помогали ему переходить Крещатик.

3.08 Зиновий Гердт в роли Паниковского 07.3

Окончательную черту под жизнью бывшей королевы одесской преступности подвела Октябрьская революция. Ослепшая Ковская закономерно лишилась и дома, и гусей. Чудом пережив гражданскую войну, она умерла в 1924 году в дешёвой гостинице города Ямполя. Так что циничные слова, произнесённые Бендером над могилой мерзкого пройдохи Паниковского, на самом деле были адресованы ей.

3.09 Похороны Паниковского 02

Финальный вопрос: откуда Ильф и Петров знали Ковскую и почему они так глумятся над ней в «Золотом телёнке», выводя её в виде склочного и жадного старика? Евгений Петров (тогда ещё Катаев) не мог простить ей смерти сестры, которая стала случайной жертвой перестрелки при ограблении банка купца первой гильдии Ерохова.

А вот с Ильёй Ильфом история случилась скорее комичная. В 1913 году он, будучи 16-летним подростком, пришёл лично к пани Ковской просить, чтобы его взяли в банду. Ильфа тогда пленяла вся эта преступная романтика и больше всего на свете он хотел стать дерзким и независимым героем–налётчиком. Но одним из требований было знание польского языка, на чём будущий фельетонист и срезался. Микалина Ковская собственноручно отвесила страждущему юноше подзатыльник и выставила на улицу. Оскорблённый в лучших чувствах Ильф тогда пообещал ей: «Вы не знаете меня. Я вас всех ещё продам и куплю». И в 1931 году вместе с Петровым исполнил свою клятву.

 

Прочитано 881 раз