Понедельник, 27 мая 2024 14:02

Игральные карты от «Русского стиля» до «Антифашистской» колоды

Оцените материал
(47 голосов)

На днях я ехал в поезде дальнего следования. В соседнем купе весёлая компания вахтовиков шумно играла в карты. Судя по репликам и повешенным на плечи «погонам» – шестёркам, игра шла в дурака…   

И вдруг я поймал себя на мысли, что карточные игры уходят в прошлое. Вот вы когда в последний раз в подкидного или переводного рубились? Лично я играл в покер лет этак 12 назад. После этого карты в руках даже не держал. А ведь какие были зарубы в 80-е и 90-е годы! Ночами не спали – резались в карты! Какие страсти кипели, какие эмоции бурлили во время моей службы на Северном Флоте: между вахтами расписать партейку-другую было самым обычным делом. Порою даже в ущерб отдыху и сну. А сейчас покер да преферанс остался жив, пожалуй, только в редких компаниях друзей-интеллектуалов, в казино, да на специальных чемпионатах. А вспомните, ведь совсем ещё недавно в карты играли везде: во дворах, в поездах, на пляжах, в санаториях и на курортах, да и просто семейные вечера с ними коротали. Сегодня игральные карты вытеснены компьютерными забавами. Хорошо это или плохо – не берусь судить. А вот о красивых и редких картах рассказать – очень даже хочу.

Думаю, что выражу общее мнение всех бывших и до сих пор сохранившихся игроков, что самыми красивыми в нашей отечественной истории были карты в русском стиле. Ведь это же настоящее произведение искусства!...

В детские годы я считал, что бородатые короли, нарядные дамы и усатые валеты – это что-то вроде иллюстраций к нашим сказкам. Однако у этих карт весьма интересная история создания.

Всё началось с необычного костюмированного бала в Зимнем дворце Петербурга, который состоялся в феврале 1903 года. Это был грандиозный маскарад, во время которого вся знать Российской империи присутствовала в дорогих исторических костюмах XVII века (допетровского времени). Благодаря многочисленным фотографиям, сделанным во время того торжества, мы можем полюбоваться красотой нарядов и оценить их роскошь. Этот бал считается самым известным праздником в Петербурге времён царствования Николая II.

Фрейлина последней русской императрицы Александры Фёдоровны баронесса София Буксгевден описывала шикарный бал такими словами: «Из частных коллекций специально для этого случая извлекли великолепные посохи, драгоценности и меха. Офицеры нарядились в мундиры того времени, а придворные оделись в платья, принятые при дворе царя Алексея. Великие княгини были одеты подобно своим прародительницам, а их наряды создавались лучшими современными мастерами… Все танцевали старинные танцы, заранее тщательно разученные, – зрелище было поистине завораживающим».

Для этого действительно завораживающего зрелища императрица Александра сама выбирала исторический костюм своему мужу Ники, следуя советам директора Эрмитажа Ивана Всеволожского. Николай II был облачён в выходное платье царя Алексея Михайловича – это были меховая шапка, кафтан и опашень золотой парчи. Опашень – это тот самый старинный наряд с очень длинными рукавами. А вот сама императрица Александра Фёдоровна совершенно обосновано нарядилась в костюм царицы Марии Ильиничны (урождённой Милославской) – первой жены царя Алексея Михайловича.

Придворные дамы были одеты в сарафаны и кокошники, а кавалеры появились в костюмах стрельцов или сокольничих. Один из очевидцев события – ротмистр гвардии Владимир Воейков – вспоминал следующее: «Впечатление получилось сказочное, от массы старинных национальных костюмов, богато украшенных редкими мехами, великолепными бриллиантами, жемчугами и самоцветными камнями, по большей части в старинных оправах. В этот день фамильные драгоценности появились в таком изобилии, которое превосходило всякие ожидания».

А вот как сам царь Николай II написал об этом грандиозном празднике в своём дневнике: «Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми… Всё вышло весьма удачно и кончилось в два часа по полуночи…». На основе дворцовой фотосъёмки вышел довольно-таки объёмистый альбом, содержащий 195 снимков.

На этом месте моего повествования какой-нибудь нетерпеливый читатель может задать вполне уместный вопрос: – Какое отношение придворный костюмированный бал имел к игральным картам?... И я отвечу: – Самоё прямое отношение он имел! 

Спустя 10 лет, к 300-летию Дома Романовых в 1913 году, появились игральные карты под названием «Русский стиль», прототипами для которых стали участники роскошного царского бала.

- Королём червей в костюме государя всея Руси Алексея Михайловича (отца Петра I) предстал Николай II.
- Король бубен – это Николай Гартунг, шталмейстер Высочайшего двора и статский советник.
- Король треф – граф и генерал-лейтенант Михаил Граббе.

- Сестра императора Ксения в наряде боярыни стала червовой дамой.
- Графиня Александра Толстая – дамой бубен.
- Тётя царя Елизавета Фёдоровна – трефовой дамой.
- Княгиню Зинаиду Юсупову (мать будущего убийцы Григория Распутина) изобразили дамой пик.

Моделями для валетов послужили молодые Романовы и их адъютанты:
- Валет червей – это адъютант Николай Волков, служивший у великого князя Алексея Александровича.
- Валет бубен – это великий князь Андрей Владимирович в праздничном одеянии сокольничьего.
- Валет треф – великий князь Михаил Александрович в полевом костюме царевича.
- А валет пик – молодой генерал Александр Николаевич Безак.

Только пиковый король в наряде Ивана Грозного не имел прототипа из числа участников бала, а был срисован с картины «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею» кисти художника Александра Литовченко.

А на тузах колоды «Русский стиль» были изображены щиты, окружённые древнерусским оружием, птицами и доспехами.

Эскизы для колоды «Русский стиль» создали на немецкой фабрике карточных игр фирмы «Дондорф», отпечатали в Петербурге на Императорской Карточной фабрике (расположенной за Невской Заставой у села Александровского) и запустили в продажу по всей России.

После революции художник Иванов перерисовал те карты для офсетной печати – и в таком виде они дожили до наших дней. Спустя годы о прототипах королей, дам и вальтов забыли, и советские граждане, которые упорно резались в подкидного дурака или расписывали пульку старорежимными картами «Русский стиль», даже не подозревали, что держат в руках портреты Николая II в образе червового короля или его трефовых, пиковых и бубновых родственников. Когда проигравшего «дурачка» согласно правилам игры лупили по носу или по ушам какой-нибудь «великой княгиней», то о проклятом царском прошлом и «антисоветчине» никто особо не задумывался.

Прямо так и напрашивается вопрос: а куда же смотрела хвалёная и вездесущая советская цензура, допустившая использование колоды, «прославляющей» царизм? При том, что в СССР на игральные карты возлагались большие пропагандистские надежды. Вот несколько характерных примеров уникальной карточной пропаганды.

В 1929 году была отпечатана колода «Народности СССР». Правда, она тут же подверглась язвительной критике.

Сатирический журнал «Чудак» под редакцией Михаила Кольцова в статье «Обновлённые валеты» (см. картинку выше) иронизировал следующим образом: «Вместо королей с дворницкими бородами, надменных дам и валетов с блудливыми глазами, появились представители национальностей нашего Союза. Бубнового короля заменяет старый узбек в халате и чалме. Нет больше валета с верёвочными усиками. Вместо него – белорус в бараньей шапке. Нет также и пиковой дамы. В нашей стране нет места таким дамам. Ныне имеется молодая украинка в расшитой рубашке, молодая украинка пик… Остальные фигуры под стать. Есть и раскрепощённые женщины Востока (дамы, сбросившие чадру), есть и таджики (короли и валеты, образовавшие колхоз)».

Классная фраза: «Короли и валеты, образовавшие колхоз», не правда ли? Но, справедливости ради следует отметить, что в колоде «Народности СССР» украинка была изображена не дамой пик (как в журнальной статье «Чудака») а трефовой дамой (крести). И, кстати, через год сатирический журнал «Чудак» закрылся из-за «публикаций антисоветского характера», а бывшие его сотрудники – Кольцов, Кукрыниксы, Катаев, Олеша, Маяковский, Ильф и Петров – ушли в журнал «Крокодил», где шутили уже не столь язвительно.

В 1932-м году вышла карточная колода под названием «Битые карты», нарисованная художником Константином Ротовым. Да-да, тем самым знаменитым карикатуристом Ротовым – из предыдущей заметки.

Авторы этого редкого карточного издания весьма саркастически прошлись по видным представителям «старого режима» – по злостным противникам нового Советского государства. Там были изображены карикатурные образы червовых королей Колчака с Врангелем, трефовых меньшевиков и пиковых кулаков с обрезами. Журнал «Крокодил» опубликовал смешные рисунки своего штатного карикатуриста Ротова и прокомментировал их классической фразой из Пушкина: «Иных уж нет, а те – далече…». То есть, получилось и политически верно, и вполне себе сдержанно, без опасного сарказма.

В 1934 году были отпечатаны «Антирелигиозные» карты. На них изображались представители главных мировых религий. Джокером был толстяк-капиталист в цилиндре на голове и с крылышками на спине, дёргающий за ниточки трёх разных священников и одного индейского шамана. Рисунки были выполнены в стиле карикатур журнала «Безбожник». «Рубашка» карт смотрелась как сказочная иллюстрация – на ней страшная Баба-Яга в красном сарафане и в ступе уносила невинное дитя в тёмные дебри мракобесия (зловещий рисунок был скопирован с известной картины Виктора Васнецова «Баба-яга»).

Пропагандистскую функцию «Антирелигиозные» и «Битые карты», может быть худо-бедно и выполнили, а вот игровую едва ли. Потому, наверно, они и стали со временем добычей коллекционеров как редкий бесценный раритет.

А вот особого внимания и уважения заслуживают игральные карты, созданные художником Василием Власовым в блокадном Ленинграде. Это кажется невероятным: в самое страшное время Блокады – лютой зимой 1941-42 годов – в полутёмной и ледяной квартире на Васильевском острове, ловя каждую минуту тусклого зимнего дня, истощенный от постоянного недоедания Василий Адрианович Власов наносил акварелью на картон тончайшие штрихи.

И получилось у него весьма удачно. Королями были гротескные фигуры бесноватого фюрера, Маннергейма с плёткой, толстяка Муссолини с окровавленным топором и венгерского диктатора Миклоша Хорти.

2.18 Антифашистские карты. Короли Гитлер Маннергейм Муссолини и Хорти

Дамы символически изображали сподвижниц фашизма – обжорство и разврат одних, голод и смерть других.

2.19 Антифашистские карты. Дамы

А валеты – это шаржи на соратников Гитлера: Риббентропа, Геббельса, Геринга и Гиммлера.

2.20 Антифашистские карты. Валеты Риббентроп Геббельс Геринг и Гиммлер

Тузы – символы нацизма: ядовитая гадина-свастика, петля из верёвки, череп с костями и тюрьма.

2.21 Антифашистские карты. Тузы

Для того, чтобы согласовать эскиз «Антифашистских» карт художник Власов преодолевал по замёрзшему и занесённому снегом Ленинграду длинный путь – он проходил пешком 15 километров от своего дома на Васильевском острове до 2-й литографии (бывшей Императорской Карточной фабрики), расположенной на окраине города – в конце проспекта Обуховской обороны.

Вы только вдумайтесь: голодный, измождённый человек шёл через весь город 15 километров – туда, и 15 – обратно. Итого 30. По жуткому морозу. Когда от голода его силы иссякли, за рисунками стал приходить дежурный из литографического цеха – они встречались с художником на середине Невы.

Изготовленные в начале 1942 года невероятным трудом энтузиастов «Антифашистские» карты доставляли партизанам, чтобы те разбрасывали их в тылу врага. После разгрома гитлеровцев под Ленинградом в их окопах, блиндажах и казармах находили эти карты, бывшие в употреблении. Значит немецкие солдаты пользовались ими, несмотря на запреты, то есть антифашистские карты внесли свою лепту в разложение войск противника.

Каждый советский картёжник навсегда запомнил адрес самого массового в СССР производителя игральных карт – Ленинградского комбината цветной печати – который когда-то назывался Императорской Карточной фабрикой. Этот адрес был отпечатан на картонной упаковке каждой колоды: Ленинград, проспект Обуховской обороны, дом 110.

Со временем все вышеописанные колоды рано или поздно оказались в музеях или частных коллекциях. Любители раритетов с них буквально пылинки сдували. Не успевали пылиться только карты «Русский стиль» – ими вечно играли в вагонах и на пляжах; за дощатыми столами во дворах или обеденными на дачах. Пережив всех участников легендарного исторического бала 1903 года, а также многих советских лидеров, они «живы-здоровы» по сей день. Это потому, что они самые красивые, хорошо нарисованные, понятные и удобные для игры. Вот и полюбились они нескольким поколениям наших людей сразу и навсегда.

 

 

Прочитано 361 раз