Понедельник, 27 мая 2024 13:47

Прототип иллюстраций главного героя «Дяди Стёпы»

Оцените материал
(38 голосов)

Недавно я призадумался: интересно, а вот в наши сегодняшние дни, современные дети знакомы со стихами Сергея Михалкова о Дяде Стёпе? О том самом добром великане, который помогал пожарным, служил на линкоре «Марат», а потом совершал отважные поступки, будучи милиционером. Что-то мне подсказывает, что сейчас у детишек совсем другие герои…

Позволю себе немного побрюзжать по-стариковски: «А вот в наше время…»... Да-да, в наше время положительный герой стихотворной трилогии «по прозванью Каланча, по фамилии Степанов и по имени Степан» был очень популярен. Ведь он был эталоном советского человека: обладал решительным, добрым и честным характером; умел быть весёлым, мудрым, храбрым, великодушным и благородным; любил шутки и не выносил несправедливости.

Ладно, не буду я бурчать о том, что НЕ вписывается светлый образ Дяди Стёпы в наше сегодняшнее меркантильное время. На самом деле я хочу рассказать вам о другом. Когда я сам в детстве читал стихи о героическом великане, а потом спустя годы с выражением декламировал их своим сыновьям (была такая хорошая традиция – читать книжки перед сном), то всякий раз ловил себя на мысли – кого же мне напоминает нарисованный Дядя Стёпа?... Ну вот такое знакомое у него лицо, и особенно глаза – где же я их видел?... На кого же он похож?... А вам этот вымышленный рисованный персонаж не кажется знакомым?...

Так вот прототипом для иллюстраций художника Константина Павловича Ротова был молодой актёр Алексей Баталов. Посмотрите – какое потрясающее сходство!

1.03 Баталов прототип изображения Дяди Стёпы

Всё дело в том, Баталов был зятем замечательного художника-карикатуриста Ротова, который трудился в юмористическом журнале «Крокодил». Алексей Баталов был женат на дочери Константина Павловича – Ирине, с которой был знаком и дружен с раннего детства – аж с детского сада! Молодые люди поженились очень рано – когда им было всего по 20 лет. Кстати, интересный факт: Алексей был старше своей первой супруги всего на 5 дней.

Вот как Баталов вспоминал о своём предсвадебном ухаживании и женитьбе: «Ещё даже продовольственные карточки не отменили, не редкостью было, что люди недоедали. Нет, это не такое ухаживание, как себе представляют нынешние молодые люди. И цветов тогда не продавали – их можно было только где-то украдкой нарвать. И подарков я делать не мог вообще никаких! И одевался чёрт-те во что… Помню, у меня была шинель, солдатские ботинки и флотские брюки. И никаких носков – их тогда вообще невозможно было достать! Чтобы ноги не «белели» под чёрными брюками, я их красил ваксой. Жениться на любимой девушке – это было нормально. Но, конечно, если бы мы стали спрашивать совета у старших, пожениться нам, школьникам, никто бы не разрешил. Поэтому, дождавшись, пока возраст подошёл, мы удрали в ЗАГС тайком».

Интересно, что у молодых было всего одно обручальное кольцо на двоих, да и его они купили, одолжив деньги. Расписались они втайне ото всех, потом явились к родителям и показали им свидетельство о заключении брака... Те попадали в обморок, сначала выпили валерьянки, а потом выпили кое-что покрепче, за счастье новобрачных… Жили молодые то у одних родителей, то у других, так и скитались туда-сюда…

Тут надо сделать небольшое отступление и несколько строк посвятить отцу Ирины – видному художнику-иллюстратору Константину Павловичу Ротову. У него была очень незавидная судьба. В июне 1940 года он был арестован, а затем приговорён к 8 годам исправительно-трудовых лагерей по ложному обвинению – по мерзкому доносу, что он якобы рисует сомнительные карикатуры, порочащие советскую власть. Особое место в деле Ротова занимал злополучный рисунок под названием «Закрыто на обед» – на нём на спине жующей овёс лошади сидели воробьи и ждали окончания обеденного перерыва. Вполне безобидная для наших сегодняшних дней карикатура в те суровые времена была расценена ретивыми служаками как дискредитация советской торговли и советской кооперации. Кроме того, Ротов был обвинён в работе на реакционные органы печати в годы Гражданской войны, а также в работе на германскую разведку. Однако официально Константин Павлович Ротов был осуждён особым Совещанием при НКВД СССР за контрреволюционную деятельность. А именно за «распространение антисоветских анекдотов и пасквилей».

В 1954 году Константин Ротов был полностью реабилитирован. Вернулся к работе в журнале «Крокодил», в детских журналах «Весёлые картинки» и «Юный техник», а также к иллюстрации книг.

Так вот, когда Константин Павлович вернулся из ссылки, его зять Алексей Баталов учился в Школе-студии МХАТ.  У них были отличные отношения. Именно с Алексея и был срисован портрет всеми любимого дяди Стёпы.

Вот как Алексей Владимирович вспоминал об этом: «Тесть объяснял: «Ведь у тебя, Лёша, размер ноги сорок пятый. И у Дяди Стёпы тоже! Так, значит, вы похожи». Сейчас я уже никому не могу доказать, что я был Дядей Стёпой, но это действительно так!»

Художник Константин Ротов прожил короткую жизнь – 56 лет всего. Но в память о нём остались его прекрасные остроумные карикатуры и иллюстрации наших любимых книг: «Приключения капитана Врунгеля», «Старик Хоттабыч», «Золотой телёнок», «Три поросёнка», сказки Корнея Чуковского ну и, конечно же, «Дядя Стёпа».

 

 

Прочитано 402 раз