Понедельник, 19 февраля 2024 15:14

А вот нефиг спать во время службы!

Оцените материал
(19 голосов)

Эта история была обнаружена на одном авиационном интернет-ресурсе, на котором обитают наши доблестные военные лётчики, технический персонал, обеспечивающий полёты и прочие люди, причастные в ВВС. Попробую пересказать описанный там случай, переложив его с военно-воздушного на простой гражданский язык, понятный тем, кто не отличает тангаж от виража, а форсаж от помпажа (да простят меня наши орлы да соколы, если я ляпну что-нибудь неправильное).

Итак, трагикомическое лётное происшествие, которое случилось на Дальнем Востоке, в районе военного аэродрома Хороль, что находится в Приморском крае. Времена действия – лихие и смутные 90-е годы.

В полку стратегической авиации была обычная лётная смена. Экипаж тяжёлого реактивного ракетоносца Ту-16 выполнял поставленную ему учебную задачу недалеко от родного аэродрома. Особенность самолёта Ту-16 в его ракетоносной модификации – это нахождение прицельной радиолокационной станции в середине фюзеляжа. Ну и соответственно место второго штурмана находится там же. 

Очень неуютное место службы у второго штурмана на этом самолёте. Отличие его кабины – практически полная темнота. Имеется маленький иллюминатор в потолке размером 10х20 см. И точно такой же в нижнем люке. Ну и полный отрыв от экипажа. Единственный способ общения с товарищами – внутренняя связь.

В тот роковой для себя день второй штурман занял своё штатное место в воздушном корабле и зная, что на его долю никакой работы полётным заданием не предусмотрено, спокойно заснул под монотонный вой реактивных двигателей.

Прошло некоторое время, экипаж выполнил поставленную задачу и приземлил ракетоносец на свой аэродром. И вдруг, командир корабля получил доклад от встречающего наземного техника. Сообщение техника было страшным: по его словам, люк средней кабины сброшен и второго штурмана на борту нет, причём нет вместе с его креслом. То ли катапультировался, то ли как-то по другой причине выпал. Сначала возник шок, а потом паника. Ведь летали в тот день и заходили на посадку над Японским морем. Не дай бог второго штурмана там потеряли…

Доложили на КДП (Командно-Диспетчерский Пункт). Так мол и так. Второй штурман куда-то пропал, скорее всего катапультировался. Руководитель полётов стал запрашивать заходящие на посадку борты: дескать, мужики, а вы случаем не видали ли где-нибудь парашюта или ещё чего-нибудь такого на него похожего? В ответ был получен доклад: «В таком-то районе наблюдаем раскрытый парашют, выложенный крестом, а на нём лежит, раскинувши руки, кто-то из лётного состава». 
Фу-у-х, отлегло немного! Подняли спасательный вертолёт, забрали второго штурмана вместе с его креслом и привезли на разбор полётов.

Оказалось, что в полёте фишка шлемофона штурмана отсоединилась от бортовой сети. Когда самолёт стал заходить на посадку, штурман проснулся, почувствовал снижение и спросонок стал судорожно давить тангенту внутренней связи: «Командир! Командир!»… А в ответ тишина… Высота падает, скорость падает. Вот высота уже около критической – 100 метров... А экипаж молчит... И тут нервы у второго штурмана не выдержали, и он ударил по ручкам катапульты. Замечательно, что на Ту-16 все кроме лётчиков катапультируются вниз. Благополучно приземлившись, второй штурман включил радиомаяк «Комар», выложил на земле крест из парашюта, и как положено лёг на него сверху. Дабы его несчастный организм был хорошо виден спасательной команде.  

Что решила комиссия по разбору полётов догадаться не сложно. Второй штурман получил звание Вечного Второго Штурмана, без повышения в должности. А вот в полку над этим бедолагой ещё очень долго шутили. Потому как нефиг спать во время службы и выдёргивать в бессознательном состоянии фишку шлемофона из бортовой сети.

 

Прочитано 334 раз