Понедельник, 27 ноября 2023 16:20

Французский вождь каннибалов острова Нуку-Хива

Оцените материал
(30 голосов)

7-го августа 1803 года из Кронштадта в далёкое путешествие вышли два корабля – шлюпы «Надежда» и «Нева» под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. Так началось первое русское кругосветное плавание, ставшее важной вехой в истории России и в развитии её флота. Плавание это продлилось три года и внесло большой вклад в отечественную и мировую географическую науку.

 

Много чего интересного произошло во время той экспедиции. Достаточно напомнить вам, что в её состав было включено посольство в Японию, которое возглавлял граф Николай Резанов, камергер царского двора и первый директор Русско-Американской компании. Сейчас он наиболее известен нам как главный герой знаменитой рок-оперы «Юнона и Авось».

Ещё один интересный факт, достойный отдельной заметки: на борту шлюпа «Надежда» находился ещё один выдающийся граф – Фёдор Толстой – крайне одиозная, скандальная и темпераментная личность. Это был авантюрист, картёжник, дуэлянт, дебошир, сумевший потрепать нервы всему экипажу и лично командиру корабля Крузенштерну. Скандалист Фёдор Толстой так же, как и Николай Резанов, послужил прототипом для нескольких художественных произведений. Но об этом как-нибудь позже.

В общем-то, о первой русской кругосветной экспедиции можно рассказывать бесконечно. Но сегодня я поведаю вам всего одну историю о том путешествии. Она – о весьма забавной и неожиданной встрече, которая ждала наших моряков на одном из островов Полинезии.

Преодолев гигантский путь и оказавшись в Тихом океане, в апреле 1804 года корабль «Надежда» бросил якорь в бухте острова Нуку-Хива. Вскоре к нашему судну устремилась целая флотилия туземных лодок. В пирогах сидели дикари, имевшие не очень-то дружелюбный вид. На душе у россиян стало тревожно: они хорошо знали, как тихоокеанские аборигены расправились с британским мореплавателем Джеймсом Куком. Английского капитана убили и (по легенде) съели. Вот кто их знает, этих островитян – какие у них намерения? Вдруг у них аппетит разыгрался?

Среди лодок незваных визитёров особенно выделялась одна – самая крупная, пышно украшенная листьями, цветами и перьями. Судя по всему, в гости к нашим морякам направлялся местный вождь. Вместе со своей свирепой свитой он важно поднялся на борт российского корабля. Командир шлюпа «Надежда», он же глава всей экспедиции Иван Фёдорович Крузенштерн поприветствовал знатную персону и попытался жестами показать, что он и его экипаж имеет самые дружественные намерения. Вождь жутких каннибалов, весь покрытый замысловатыми татуировками, молча наблюдал за движениями и действиями капитана, а потом… внезапно, к полному изумлению Крузенштерна и его офицеров… вдруг заговорил на чистейшем французском языке.

Шокированный Иван Фёдорович внимательно пригляделся к своему необычному гостю и заметил, что в его лице явно проступали европейские черты. Волосы на голове вождя были другими, чем у его соплеменников – прямее и светлее. Да и кожа его, хоть и тёмная от загара, тоже была светлее нежели у окружавших аборигенов. Как и все российские дворяне того времени, Крузенштерн прекрасно говорил по-французски. Поэтому он пригласил интересного гостя к себе в каюту. И там за дружеской трапезой тот поведал свою удивительную историю. Оказывается, королём людоедов острова Нуку-Хива был французский моряк по имени Жозеф Кабри.

За восемь лет до встречи с русскими путешественниками судно Жозефа Кабри потерпело крушение в Тихом океане. Из всего экипажа выжить удалось лишь ему одному. Выбиваясь из последних сил в воде, кишевшей акулами, он доплыл до берега, где его обступили страшные на вид туземцы, тела которых были сплошь покрыты шрамами и зловещими татуировками. Кабри припомнил рассказы бывалых моряков о кровавых обычаях полинезийских каннибалов. Он представил, что и ему предстоит закончить свою жизнь в желудках этих мерзких людоедов. Подумал обессиленный моряк о своей несчастной судьбе и потерял сознание…

Очнулся бедный француз через несколько дней и сильно удивился – почему он жив и до сих пор ещё не съеден. Он лежал в какой-то хижине, в которую то и дело заглядывали жуткие физиономии, раскрашенные яркими красками. И каждый раз Жозефа била нервная дрожь. Ибо рожи у местных аборигенов были весьма отвратительными и чрезвычайно устрашающими.

Особенно часто к нему заглядывала молодая дикарка – видать её явно заинтересовал необычный бледнолицый мужчина. Когда он поправился, любопытная девушка, этакое бесхитростное дитя дикой природы, не искушённое условностями европейской цивилизации, недвусмысленно предложила то, от чего нормальные мужчины не могут отказаться. Да и попробуй откажись в том положении – сожрут! И ведь сожрали бы, если бы только юная людоедка не оказалась дочерью вождя. Она упросила своего отца сохранить пленнику жизнь, но при условии, что тот станет её мужем.

Жозеф Кабри оказался в ситуации, которая не располагала к долгим раздумьям и колебаниям. Он выполнил то, чего от него требовала девушка. И это было весьма удачное решение. Жизненно важное решение, можно сказать. Волей-неволей, нежданно-негаданно француз породнился с местным царьком. Правда, его замечательный тесть и милая жёнушка время от времени питались человечиной, но тут, как говорится, у каждого свои недостатки. Устоявшиеся пищевые предпочтения и многовековые кулинарные традиции, понимаешь ли.

И как-то так удачно сложилась дальнейшая судьба Жозефа Кабри, что правитель острова проникся уважением к иноземцу, оказался к нему неравнодушен и присвоил ему новое помпезное имя – Великий Судья Всех Стран. После чего собственноручно набил зятю… (не подумайте ничего плохого)… набил зятю татуировки по всему телу. Включая именную наколку вокруг его глаз – чтобы всему племени было ясно: кто тут Великий Судья, да ещё и Всех Стран.

А перед смертью пожилой вождь назначил любимого родственника своим преемником. Вот так обычный уроженец французского города Бордо и стал королём каннибалов острова Нуку-Хива.

Знакомство с вождём успокоило Крузенштерна. Это давало надежду, что конфликтов с туземным населением не будет. Никто никого не убьёт и не съест. Француз был частым гостем на русском корабле и однажды на предложение отвезти его на родину он ответил категорическим отказом. Жозеф не собирался покидать свой уютный тропический остров. А зачем? Он здесь всемогущий вождь, у него семья, жена, дети, да и толпа наложниц из местных девушек. Живи да радуйся! Вот прямо как в известной песне про Чунга-Чангу: «Наше счастье постоянно – ешь кокосы, жуй бананы»В далёкой Франции у него такого счастья не будет.

И вот настала пора нашей экспедиции продолжить дальнейшее плавание. Король аборигенов Великий Судья Всех Стран прибыл на борт «Надежды» с прощальным визитом. В этот момент неожиданно поднялся сильный ветер, и русским морякам пришлось срочно сняться с якоря и выйти в открытое море. Высадить Жозефа обратно на остров не было никакой возможности. Участник экспедиции – вышеупомянутый граф Николай Резанов – написал о произошедшем следующее: «Сей одичавший европеец был неутешен, разлучаясь со своим семейством: он даже хотел пуститься в море на доске, но множество акул остановили смелость его».

В итоге, Крузенштерн привёз Жозефа Кабри в Петербург. На какое-то время удивительный француз стал популярной фигурой в светском обществе: все хотели увидеть его причудливые татуировки и послушать рассказы о жизни среди дикарей. Только в 1817 году ему удалось попасть на родину – во Францию. Там он спустя 5 лет и скончался, так и не осуществив свою мечту о возвращении на свой далёкий любимый остров.

 

P.S. При написании этой заметки использована статья Дмитрия Петрова «В гостях у каннибалов» на сайте «Загадки истории».

Прочитано 458 раз