Некоторые мои друзья регулярно спрашивают меня: почему я никогда ничего не рассказываю о недавних военных конфликтах, типа войн во Вьетнаме или Корее. И я каждый раз уклончиво отвечаю, что никак руки не доходят.

На самом деле, просто душа не лежит к тематике, так сказать, «чужих войн». Совершенно не хочется описывать то, как американцы вбамбливали плохо вооружённых противников в каменный век, выжигали их города и деревни напалмом, а джунгли поливали миллионами тонн дефолиантов.

О том, как разгневанные за это местные жители с нашей (советской) военной помощью дали отпор незваным демократизаторам, другие авторы, каналы и издания рассказали и показали немало. Ничего нового или неизвестного я тут вам не поведаю.

Талантливый американский предприниматель, изобретатель, компьютерный гений и один из основателей известной корпорации Apple Стив Джобс обладал очень оригинальным характером. Он запомнился всему миру как человек в чёрной водолазке, потёртых джинсах и старых кроссовках.

А ещё он всегда ездил на серебристом Mеrcеdеs Bеnz SL 55 AMG. Отличительной особенностью автомобиля Стива Джобса было полное и постоянное отсутствие номерных знаков. Это давало повод злопыхателям говорить, что такой мелочью, как оплата штрафов Стив не заморачивается.

На самом деле всё гораздо интереснее.

Во второй половине XVIII века в поэтических и музыкальных кругах Швеции гремело имя Карла Микаэля Бельмана. Это был очень жизнерадостный и остроумный человек. Придворный бард и любимец короля Густава III обладал уникальным качеством: во время весёлых пирушек он мог всю ночь играть на цитре, распевая песни, созданные полным экспромтом, при этом бОльшая часть его музыкальных стихотворений состояла из импровизаций. Слова, облечённые в изящную рифму, рождались в голове у Бельмана вместе со звуками струн. На ходу придумывать баллады и застольные песни – это, без всякого сомнения, признаки большого таланта.  

Пятница, 05 октября 2018 10:05

Карамзин – граф истории

После того как 31 октября 1803 года именным указом императора Александра I историк, литератор и издатель Николай Михайлович Карамзин был назначен официальным историографом государства Российского, он прекратил всякую литературную работу и целиком посвятил себя исторической науке.

По роду своей деятельности Карамзин часто совершал визиты к интересующим его людям. Как-то раз он пришёл в один из петербургских домов и, не застав там хозяина, приказал лакею записать в книге посетителей своё имя и звание: «Историограф Карамзин». Слуга взял перо и накарябал что-то неровным почерком.

Карамзину стало интересно – правильно ли его понял человек, не ошибся ли в правописании. Всё-таки слово «историограф» лакей мог услышать впервые в своей жизни.

– А ну-ка, покажи-ка, любезный, как ты написал? – полюбопытствовал Николай Михайлович и взял в руки бумагу. Запись, сделанная «грамотеем», гласила: «Николай Карамзин, истории граф».

Когда Николай Васильевич Гоголь отдал в печать свою первую книгу рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки», то, естественно, очень волновался и с нетерпением ожидал её выхода в свет. Но тот почему-то всё откладывался и откладывался. Встревоженный писатель решил навестить петербургскую типографию, в которой печаталась его книга.

И там произошло непонятное. Когда наборщики увидели сочинителя, то повели себя как-то странно: они вдруг начали фыркать и хихикать. Но дабы не обижать автора делали это деликатно – они отвернулись к стенке и прыскали себе в руку...

Когда Александра Сергеевича Пушкина ещё не называли Светочем Русской Поэзии, а был он просто Сашкой Пушкиным, лицеистом из Царского Села, в его молодой и озорной компании придумывались очень забавные розыгрыши.

Один из них связан с воспитателем по фамилии Трико. Интересная фамилия, не правда ли!? Смешная такая. Так и напрашивается на каламбуры и приколы. И вот что учудил с этой фамилией Трико озорник Пушкин.

Пятница, 05 октября 2018 09:11

Юмор Александра Пушкина

Ну-с, достопочтенные листатели интернет-журнала «Полезные заметки», перейдём-с от французов к нашим российским литераторам.

Кто у нас главное Светило Русской Поэзии? Ну, конечно же, Александр Сергеевич Пушкин! Предлагаю вашему вниманию несколько историй о юморе великого поэта. И первая из них удивительным образом перекликается с недавно рассказанной байкой об остроумии французского мальчика Саши Дюма.

Нашему отроку Саше Пушкину тоже палец в рот не клади! Как-то раз он также дал отпор хамоватому гостю. Да так знаете, по-нашенски, чисто по-русски! Вот как это было.

Пятница, 05 октября 2018 08:38

Байки о литераторах. Часть 1-я

Однажды великий американский писатель Марк Твен посетил Европу. После возвращения в Штаты его знакомые попросили поделиться впечатлениями о поездке, и особенно о Франции. Твен был краток и, как всегда, остроумен:

- Во Франции нет зимы, нет лета, и отсутствует нравственность. За исключением этих мелких недостатков – прекрасная страна.  

Тема сегодняшней подборки «Полезных заметок»… нет, не Франция и не французские анекдоты, а забавные истории о писателях и поэтах.

Но коль уж речь зашла о родине Вольтера, Стендаля и Руссо, то сначала расскажу несколько интересных исторических баек о великих французских литераторах.

И начну с Виктора Гюго.

1.001 Виктор Гюго

Четверг, 04 октября 2018 10:11

Лопата – оружие юмориста

Знаете ли вы, что писатель Ежи Лец однажды убил человека? Лопатой. По голове. Подчёркиваю особо – это не шутка, а исторический факт.

Знаменитый польский поэт, писатель-сатирик, философ и автор многочисленных афоризмов Станислав Ежи Лец был евреем, родом из Львова. Когда в город вошли германские нацисты, то Лец попал в концлагерь под Тернополем. Он не смирился с выпавшей ему печальной долей и дважды убегал из страшного места. Но его ловили. 

После второй поимки Леца приговорили к расстрелу. Станиславу дали лопату, чтобы он вырыл себе могилу...

В средние века на протяжении целых пяти столетий в Западной Европе одним из самых богатых и влиятельных семейных кланов был франко-итальянский род Медичи.

Олигархическое семейство Медичи из Флоренции знаменито тем, что четверо его представителей управляли Католической Церковью – были Римскими Папами. (Лев X, Пий IV, Климент VII, Лев XI).

Вспомните остроумного Папу Льва X из моей недавней заметки, который предложил жуликоватому алхимику Аугурелли пустой мешок для золота – этот резкий на язык римский священник тоже был из клана Медичи.

А ещё знатный флорентийский род подарил Франции двух королев – Екатерину Медичи и Марию Медичи.

Страница 8 из 77