Понедельник, 18 января 2016 07:27

Подвиг Зиновия Колобанова

Оцените материал
(11 голосов)

В начале 90-х годов в России появились переводы мемуаров немецких генералов, офицеров и даже простых солдат. Оно конечно не плохо для более широкого понимания истории Второй Мировой войны, и даже полезно для расширения кругозора. Но вот только после прочтения некоторых воспоминаний становится удивительно почему Советский Союз не рассыпался на молекулы. Если великий воздушный ас Рудель в одиночку перемолол половину Красной Армии, а танковый гений Виттман уничтожил 260 наших танков и самоходок, то возникает странный вопрос - почему не они, а мы выиграли войну. Ах да, как же я забыл - мы завалили их трупами. О потерях в Войне я обязательно расскажу как-нибудь позже. Сейчас речь о другом. О пропагандисткой машине.

Давно замечено, что чем хуже идут дела на фронте, тем больше у проигрывающей стороны становится выдающихся летчиков, великих подводников, и бессмертных танкистов, чьи подвиги выходят за рамки реального и возможного. Приведу один пример. В начале 1944 года под украинским городом Корсунь-Шевченковский мы взяли в котёл мощную группировку противника, и полностью её уничтожили. Но вот если почитать некоторых немецких историков, то можно узнать, что сводный полк из «Тигров» и «Пантер», который шел окруженцам на помощь, за пять дней боев уничтожил ни много, ни мало, а 267 советских танков. Это, между прочим, целая танковая армия. «Тигры» и «Пантеры» – очень хорошие танки, и пожгли они наших не мало, спору нет, но тут акцент в другом – в том, что свои потери немцы обозначили всего в ОДИН «Тигр» и ТРИ «Пантеры». Причем, этот «Тигр» подбили НЕ русские, его якобы, по ошибке уничтожила своя же «Пантера» - случайно стрельнула ему в корму.

Так вот, в том немецком полку было 90 танков, через две недели от них осталось всего 14-ть, а в мемуарах нет ни слова, куда же пропали остальные 76 немецких машин. Наверное, сами сломались, сами утонули в реках и болотах, или у них просто закончилось топливо, а может быть, они застряли в жирном украинском черноземе. Просто гусеницы забило грязью, и танки не смогли двигаться дальше. И советские войска здесь совершенно не причем. В общем, об этой странной пропаже семидесяти шести танков немецкие историки скромно умалчивают.

Кстати, тот сводный полк, который пытался пробить дорогу окруженным под Корсунем корпусам, свою задачу так и НЕ выполнил - он не прорвал кольцо, и немецкое командование этот полк расформировало. А и в самом деле, почему бы не разогнать разгильдяев, которые потеряли свои машины исключительно из-за ужасной русской грязи.

Всё, о чём я только что рассказал, было неким размышлением на тему пропаганды подвигов, вступлением к главной теме моей заметки.

Если принимать за чистую монету утверждения немецких танкистов и журналистов, то рекордом надо считать бои под Черкассами. Однако это не так. Абсолютный танковый рекорд принадлежит нашему герою – старшему лейтенанту Зиновию Григорьевичу Колобанову.

Его подвиг вошел в Книгу Рекордов Гиннеса, как самый успешный и результативный танковый бой за всю историю войн.

Произошло это 20-го августа 41-го года на подступах к Ленинграду, недалеко от города Гатчина, у посёлка Войсковицы. Немецкая группа армий «Север» рвалась к нашей Северной столице. Командир роты Зиновий Колобанов получил приказ перекрыть три ключевых дороги силами пяти танков. Три дороги и всего пять танков. Колобанов к тому моменту уже имел богатый военный опыт – он прошел Финскую войну, трижды горел там в танке, и даже был награжден званием героя Советского Союза.

Поэтому он очень рационально распределил силы и расставил машины в самых тактически верных местах. Он приказал зарыть все танки в землю по самую башню, и хорошо их замаскировать. Своему командирскому КВ-1 он выбрал очень удобное место в самом центре обороны и закопал его на пригорке. Это расположение позволяло держать под контролем огромную площадь и перекрёсток двух дорог.

Наконец появились давно ожидаемые «гости» - колонна немецкой техники. В её голове ехали мотоциклисты и грузовики. Командир батальона приказал по связи немедленно открыть огонь. Ему, наверное, из Гатчины была лучше видна обстановка. Причем приказал жестко, как это часто бывало на фронте - матом. И знаете, как на это отреагировал Колобанов? Он просто взял, и отключил связь. Потому, что стрелять по мотоциклистам-разведчикам – это значит преждевременно обнаружить себя и сорвать все свои планы.

И вот на дорогу вышла танковая колонна. Сверхчеловеки ехали совершенно расслабленные. Как до этого по Европе: люки открыты, командиры торчали из башен спокойно и смотрели нахально, у многих были расстегнуты воротники и оголены руки до локтей, один что-то жевал, другой смотрел в бинокль… И тут грянул первый выстрел. Головной танк загорелся, его развернуло поперек шоссе, и он тем самым перекрыл дальнейшее движение. Второй выстрел – второй горящий танк наехал на первый, и украсил собой стальную композицию. Следующие выстрелы были перенесены по хвосту колонны, и там заполыхало три машины. Пробка на дороге окончательно сформировалась. А потом началось расформирование этой танковой колонны. Как куропаток в лесу, как жестяные фигурки в тире, «Климент Ворошилов» командира Зиновия Колобанова и наводчика Андрея Усова за пол часа настрелял 22 вражеских танка.

Немцы очень долго не могли понять - откуда по ним стреляют, но потом по вспышкам орудия определили, и открыли шквальный огонь по КВ, разметали маскировку, разворотили весь пригорок, повредили башню, но пробить КВ так и не смогли. Броня стального монстра выдержала все попадания. Их потом, после боя, насчитали 156!

Двадцать два танка за пол часа – вот такая вот неравная дуэль. Причем, неравная - по отношению к противнику.

А что же остальные четыре танка из роты Колобанова? Они тоже не сидели без дела, и на своих участках накрошили еще 21-ну бронированную «куропатку», а также артиллерийскую батарею и две роты пехоты. Итого: 43 вражеских машины и множество живой силы противника без единой своей танковой потери. У нас из танкистов не погиб никто! Вот так командир роты Зиновий Колобанов унизил Третий рейх и вошел в историю.

За совершенный подвиг все члены экипажа был представлены к званию Героя СССР. Но как это ни удивительно, но Золотую Звезду не дали никому. Ограничились орденом Красной Звезды для командира, орденом Ленина для наводчика Усова, остальным тоже вручили высокие награды. Причина столь несправедливого награждения кроется в том, что во время финской войны, вернее сразу после её завершения, подчиненные Зиновия Колобанова пошли брататься с финнами. И по старинной русской традиции душевно так побратались. За это, трижды горевшего в танке капитана Колобанова лишили звания Героя Союза, сняли погоны и отправили в лагерь. Освободила его начавшаяся война. И даже после столь успешного и героического разгрома Золотую Звезду Героя Колобанову не вернули.

В сентябре 1941-го года Зиновий Колобанов был серьезно ранен, и пролежал пластом ТРИ года. Но в 1945 году восстановился после ранения и вернулся в строй. Еще 13 лет он служил в армии, и вышел в запас в звании подполковника. Затем много лет жил и работал в Минске.

Его бой под Гатчиной не имеет аналогов в мировой военной истории и подтверждает тактический гений и военную удачу Зиновия Григорьевича.
Напомните мне, что там писали немецкие историки про танковый прорыв под черкасским Корсунем?

 

Хороший анимационный фильм-реконструкция о подвиге Колобанова:

http://www.youtube.com/watch?v=qfCisV9HpAA

Прочитано 2703 раз