Вторник, 12 сентября 2017 08:50

Плавучая батарея «Не тронь меня!»

Оцените материал
(16 голосов)

Скажите, пожалуйста, с чем именно у вас ассоциируется фраза «Не тронь меня!». Имея некоторое воображение можно понапридумывать великое множество житейских сюжетов под таким девизом, от семейных ссор до криминальных разборок. Лично я эти слова «Не тронь меня!» довольно таки часто произношу своей супруге, когда она мешает мне играть в компьютерную онлайн-игру «Мир кораблей». 

Кстати, о кораблях. Любители морской тематики знают, что в истории нашей страны были семь военных кораблей с таким удивительным и очень грозным названием «Не тронь меня».

Очень удачное имя для боевого судна, не правда ли!? Дескать, не трогай меня, вражина – и тебе не будет от меня никаких неприятностей! Или, попробуй только тронь – мигом получишь тридцать чугунных ядер! Надпись на борту «Не тронь меня» внушала противнику уважение и страх. Супостаты, это вам не нежные женские имена типа «Паллада» или «Диана», начертанные на фрегатах и крейсерах. 

На самом деле, столь суровое название у российских кораблей изначально было связано не с предостережением врагу. На флоте была такая традиция – давать судам библейские имена. А «Не тронь Меня» или «Не прикасайся ко Мне» (лат. Noli me tangere) – это евангельский сюжет, который описывает первое после Воскресения явление Христа Марии Магдалине.

Она первая увидела воскресшего Спасителя. Он же сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».

Самый первый в истории России корабль с названием «Не тронь меня» был заложен ещё при Петре Первом. Наиболее же заслуженным парусником был третий по счёту – 66-пушечный трёхмачтовый линкор Балтийского флота времён императрицы Екатерины Великой. За 23 года своей богатой событиями службы он повидал разные моря, страны и города, славно поучаствовал в нескольких морских сражениях и экспедициях. 

Хорошо известен также шестой по счёту «Не тронь меня» – броненосец береговой обороны Российского императорского флота конца XIX века, он же броненосная плавучая батарея.

Что такое броненосец времён парусно-парового флота? Лучше всего на этот вопрос ответят две фотографии бортового броневого пояса, снятые мною в Военно-Морском музее Петербурга. Дабы был понятен масштаб, сообщу – толщина этой конструкции примерно один метр. Из них металла, как вы видите – половина.

И пусть вас не вводит в заблуждение «гаечка» слева кадра. Это не гаечка, а гайка! Даже гайчищ-щ-ща! Чтобы её завернуть-отвернуть, нужен просто гигантский ключ. На 24. Только не 24 миллиметра, а на 24 сантиметра!

Всё, что было рассказано мною до этого момента – было вступлением к главному сюжету моей заметки. Я поведаю вам об уникальном боевом корабле, седьмом и последнем по счёту «Не тронь меня!», о котором, к сожалению, очень мало кто знает. А ведь он заслуживает внесения в курс школьной истории!

Только узкие специалисты и знатоки истории советского ВМФ могут рассказать о героической отдельной плавучей зенитной батарее № 3 Черноморского флота, которая участвовала в обороне Севастополя в 1941-42 годах. Уникальность севастопольского «Не тронь меня!» заключается в том, что он оказался самым результативным советским кораблём по сбитым вражеским самолётам за всё время Великой Отечественной войны.

 1.19.4 Плавбатарея сражается с самолётами. Рис. А. Лубянова

Честно говоря, этот самый странный в нашей военно-морской истории корабль сложно назвать кораблём. Это была несамоходная плавучая стальная «баржа» прямоугольной формы, размеры которой впечатляли: длина 50 метров, ширина 30 метров, и высота борта 15 метров.

Конструктивно эта плавбатарея представляла собой огромный натурный отсек линейного корабля 23-го проекта типа «Советский Союз».

Этот отсек построили в 1938 году, и предназначался он для проведения испытательных опытов – его несколько раз подрывали для определения оптимальной системы противоминной защиты корпуса будущего линкора. Конструкторы-корабелы хотели опытным путём установить – какой может быть предельная мощность взрыва вражеской торпеды или мины. После окончания испытаний этот отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

Грянула война. Отборные части германского вермахта нацелились на Крым. 

По предложению капитана 2-го ранга Григория Александровича Бутакова заброшенный отсек решили переоборудовать для создания плавучей артиллерийско-зенитной батареи.

2.03 Один из авторов создания батареи Григорий Александрович Бутаков

Григорий Александрович Бутаков

 

И в июле 1941 года на «квадрате» (так отсек официально именовали в документах) закипела работа. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, склады и артиллерийские погреба. На палубе установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили два 130-мм орудия. Их дополняли четыре 76,2-мм зенитных орудия, три 37-мм зенитных автомата, и три 12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составил 130 человек. Рабочие севастопольского завода нашли на складах огромный якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что этот якорь был со знаменитого линкора времён Первой Мировой войны «Императрица Мария».

3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был поднят военно-морской флаг СССР, и её экипаж во главе со старшим лейтенантом Сергеем Мошенским приступил к несению службы. Плавбатарея приступила к охране севастопольского неба, прикрытию зенитным огнём кораблей Черноморского Флота и противовоздушной обороне аэродрома на мысе Херсонес.

В конце октября 1941 г. германский вермахт прорвался в Крым. Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась знаменитая, героическая и очень трагическая 250-дневная оборона города.

Днём 29 ноября 1941 года зенитчики «квадрата» – плавбатареи №3 одержали свою первую победу. Ими был сбит истребитель Мессершмитт Bf.109.

17 декабря 1941 года 11-я полевая армия Вермахта начала второй штурм города и в этот день расчётом 37-мм орудия плавбатареи был сбит первый пикировщик Юнкерс Ju.88. С декабря 1941 года боевой счёт зенитчиков третьей плавбатареи стал расти довольно таки быстро. Охраняя небо Севастополя и аэродром на Херсонесе, они в общей сумме сбили 22 самолёта Люфтваффе. Причём, следует особо отметить, что два десятка приземлённых и приводнённых стервятников – это число официально подтверждённых побед. На самом деле, их было больше. Как минимум 28.

В марте 1942 года в осаждённом Севастополе и на морской батарее побывал писатель-маринист и  военный корреспондент газеты «Правда» Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», беседовал с командиром и экипажем. И услышал там от моряков-зенитчиков сочинённую ими песню, которая начиналась так:

Не тронь меня фашист, проклятый!

А коль нарушишь неба тишь,

Из пламенных моих объятий

Живым назад не улетишь!

Обо всём увиденном на героической батарее Леонид Соболев написал в очерке под названием «Не тронь меня!». Благодаря известному писателю и его статье, о плавбатарее №3 стало широко известно на флоте и во всей стране. А черноморцы и защитники Севастополя стали называть её старинным героическим именем, овеянным славой русского флота. 

В марте 1942-го командир батареи старший лейтенант Сергей Яковлевич Мошенский был награждён орденом Красного Знамени и стал капитан-лейтенантом. За девять месяцев службы на плавбатарее командир Мошенский только лишь один раз сошел со своего корабля на берег – для того чтобы получить в штабе орден. Тогда же, в марте 42-го, награды за сбитые самолёты получили и другие члены его экипажа.

В отчетах и воспоминаниях наших лётчиков постоянно упоминалось о бесценной помощи морских зенитчиков. Вот какие фразы попадаются в документах: «Плавбатарея поставила огневую завесу…», или «Не тронь меня!» отсекла немца…», и так далее и тому подобное.

А вот фашисты именовали её либо "Пронеси господи", либо «Квадрат смерти». 

Приведу цитату из записной книжки сбитого фашистского летчика Гельмута Винцеля: "Вчера не возвратился из "квадрата смерти" мой друг Макс. Перед этим не вернулись оттуда Вилли, Пауль и другие. Мы потеряли в этом квадрате уже 10 самолетов. Столько же вернулись подбитыми. Лететь туда – значит погибнуть. Огонь этой батареи изумительно меток, страшен и беспощаден. Что там за люди, которые с нескольких выстрелов сбивают наших летчиков?"

«Железный остров» очень мешал действиям авиации противника, он был для гитлеровцев настоящей занозой, и летом 1942 года немецкое командование решило с ним покончить.

14 июня «квадрат» впервые атаковали «убийцы кораблей» – сразу 23 пикировщика Юнкерс Ju-87. Ими было сброшено 76 авиабомб весом 250 килограмм каждая, но «лаптёжникам» не удалось добиться прямых попаданий. Однако, от близких разрывов авиабомб были ранены три моряка. Зато за свою атаку немцы поплатились двумя сбитыми Юнкерсами. Во второй половине дня воздушные атаки продолжились, и к тому же по «квадрату» открыла огонь немецкая дальнобойная артиллерия.

Всего, согласно корабельному журналу, на батарею было сброшено более 1100 бомб. Подсчитано также, что за всё время своей боевой службы «Не тронь меня!» отразил 449 атак немецкой авиации.

Четыреста пятидесятый налёт 19 июня 1942 года стал последним и роковым. В 20 часов 20 минут полутонная бомба попала в левый борт плавбатареи. Почти одновременно вторая тяжёлая бомба разорвалась прямо у борта. Взрывы смели всё живое на палубе. Вышли из строя расчёты зенитных орудий и пулемётов, начался пожар в кормовом артпогребе.

В тот день на "Железном острове" погибли 29 членов экипажа, в том числе командир Сергей Мошенский. Было ранено ещё 27 моряков. То есть третья батарея лишилась половины личного состава.

Но судьба плавбатареи оказалась решена по другой причине – из-за недостатка боеприпасов к орудиям.

27 июня 1942 года экипаж отдельной плавучей зенитной батареи № 3 «Не тронь меня!» был расформирован и пополнил собой ряды морской пехоты Севастопольского оборонительного района.

После падения Севастополя немецкие (а также румынские) офицеры и солдаты с большим интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

После войны, в конце 40-х годов его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа уникальной плавбатареи постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники войны был зафиксирован беспримерный подвиг черноморских зенитчиков: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 самолёта противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3».

«Железный остров» стал самой результативной плавучей батареей за всю историю российского и советского военных флотов. Этому необычному несамоходному кораблю принадлежит уникальный боевой рекорд – никакой другой наш советский корабль больше, чем плавбатарея «Не тронь меня!» вражеских самолётов не сбил. Да и среди зарубежных военных флотов ещё надо поискать примеры аналогичных успехов.

Давайте-ка я вам для сравнения приведу некоторые числа и факты о достижениях наших противников и союзников во время Второй Мировой войны. Дабы было с чем сопоставить. И чтобы понять: много это, или мало – 22 свергнутых с небес вражеских самолётов?

Германский линкор «Бисмарк»

Гордость гитлеровской Германии, самый совершенный корабль своего времени, могучий стальной гигант длиною 250 метров, прекрасно вооружённый и великолепно бронированный, имеющий на борту мощное ПВО, знаменитый линкор «Бисмарк» ничего не смог поделать с очень медленными самолётами-бипланами «Суордфиш», запущенными с британского авианосца «Арк Ройял». Пятьдесят два (!!!) зенитных орудия «Бисмарка» не сбили НИ ОДИН самолёт! Все летающие торпедоносцы вернулись на «Арк Ройял».

После приземления в одном из английских бипланов (в его полотняной обшивке) насчитали 175 пробоин. Зато британская торпеда повредила гребные винты немецкого супер-линкора, разбила ему рулевую машину и заклинила рули. Подошедшие корабли королевского флота расправились с «железным канцлером» «Бисмарком» и утопили его.

Ещё раз акцентирую ваше внимание – плотная огневая завеса 52-х зенитных разнокалиберных орудий германского сверхдредноута не сбила ни один самолёт противника! Ни один устаревший тихоходный биплан с грозным названием "Swordfish" (что переводится как «Меч-рыба»), который сами лётчики называли «кошёлкой» или «авоськой», не упал в воду!

А теперь напомню, для сравнения, о том, что у севастопольского «Не тронь меня!» было всего семь зенитных пушек и только три пулемёта. И противостояли ему куда более современные, скоростные и опасные модели германских самолётов.

«Младший брат» «Бисмарка» грозный линкор Кригсмарине «Тирпиц» тоже не может похвастать особыми ПВО-успехами и достижениями, хотя он был вооружён зенитной артиллерией куда более серьёзно – на его борту было установлено в общей сумме 116 зенитных стволов.

Германский линкор «Тирпиц»

В апреле 1944 года во время операции британского флота под кодовым названием «Тангстен» на «Тирпиц» обрушились две волны торпедоносцев-бомбардировщиков «Fairey Barracuda» в сопровождении истребителей эскорта. И что же страшный «Тирпиц», наводивший смертельный ужас на союзников!? Он смог сбить только три самолёта. Британцы при этом весьма удачно «разменяли» свои потери – экипаж вражеского линкора потерял 123 человека убитыми и 300 ранеными, а сам дредноут был выведен из строя.

Окончательно английская авиация расправилась со своей самой главной морской угрозой в Северной Атлантике 12 ноября 1944 года. Во время операции «Катехизис» в «Тирпиц» удачно попали две огромные сверхтяжёлые 5-тонные бомбы «Tallboy» («tallboy» - в переводе с англ. «верзила») после чего линкор получил страшные повреждения, затем завалился на борт, перевернулся кверху килем и затонул, унеся с собой на дно 970 человек.

А вот у британцев человеческих потерь во время той атаки не было вообще никаких! Германской ПВО удалось лишь повредить двигатель одного из самолётов. И всё! Сто шестнадцать зенитных орудий (!!!) было у крупнейшего и самого грозного германского корабля, а толку от них – ноль!

Идём дальше.

Теперь несколько слов о ПВО-достижениях американцев. Во время самой знаменитой в мире, внезапной и очень массированной воздушной атаки японцев на военно-морскую базу Пёрл-Харбор американцы всего сбили 29 самолётов. Причём, суммарная мощь ПВО у американского флота была несопоставима с нашей черноморской легковооружённой зенитной «баржой». Судите сами: японцам противостояли: 8 линкоров, 2 тяжелых крейсера, 6 легких крейсеров, 30 миноносцев, 49 других кораблей, зенитки охраны базы и около 400 самолётов.

Самый большой военный корабль в истории человечества из когда-либо потопленных в ходе боевых действий – японский линкор «Ямато» – имел грозное противовоздушное вооружение, способное выставить мощный и непробиваемый огневой щит. Имел…, но это его не спасло. Грамотно продуманный и блестяще выполненный налёт американской авиации отправил гордость императорского флота на дно. Прежде, чем погибнуть в страшном взрыве носового артпогреба и уйти под воду, зенитчики «Ямато» сумели сбить только 10 самолётов противника. 

Подводя итог, ещё раз напомню о том, что наша севастопольская плавучая батарея «Не тронь меня!» по официально подтверждённым данным уничтожила 22 вражеских самолёта. Ещё как минимум шесть побед зафиксированы только единичными источниками, а согласно тогдашним правилам необходимо было иметь второе подтверждение. Следует также отметить, что не все рапорты командира Сергея Мошенского о сбитых стервятниках сохранились.

Так что если брать число в 28 воздушных побед – то это абсолютный рекорд для кораблей советского флота! Вполне возможно, что и для зарубежных флотов тоже. Если вы знаете примеры, превышающие названное число, то сообщите! Буду вам премного благодарен!

«Железный остров» пробыл в боевом строю 10 месяцев и 24 дня, и стал одним из главных морских символов обороны Севастополя.

Вечная слава героическим морякам отдельной плавучей зенитной батареи № 3 Черноморского Флота под доблестным старинным именем «Не тронь меня!»

 

P.S.

Работая над этой заметкой, я собрал много интересных фотографий на тему обороны Севастополя и Крыма, которые предлагаю вашему вниманию.

 

 

 

 

Прочитано 366 раз