Понедельник, 18 февраля 2019 13:25

Соколёнок Саша Колесников

Оцените материал
(39 голосов)

На днях мне попал в руки очерк советского писателя, историка и радио-телеведущего Сергея Сергеевича Смирнова, почти всю войну прошедшего артиллеристом-зенитчиком. Его очерк называется «Сан Саныч». Написан он на основе подлинных событий из боевой биографии фронтового разведчика Александра Александровича Колесникова.

Впервые услыхав или прочитав уважительное обращение к солдату – Сан Саныч, можно представить себе бывалого такого воина, лет сорока, не меньше, высокого и широкоплечего, и непременно с залихватски закрученными усами. Ну, и конечно, у которого вся грудь в орденах. Так вот, Сан Саныч Колесников стал солдатом, когда ему было всего 12 лет. Почтительное имя среди боевых друзей он приобрёл благодаря своим подвигам и своему упрямому стальному характеру.

1.01 Саша Колесников

Став читать малоизвестный сегодня очерк фронтовика Сергея Смирнова о юном герое Великой Отечественной войны Саше Колесникове, я стал ловить себя на мысли, что уже встречал когда-то нечто подобное. Уж больно знакомая это была история. То ли слышал её, то ли видел…

И вдруг, вспомнил – об этом отчаянном мальчишке в конце 60-х годов был снят художественный фильм под названием «Это было в разведке». Оказывается, я видел эту киноленту. В свои далёкие школьные времена, лет этак 40 назад.

Стали вспоминаться подробности этого фильма. Помню, что больше всего меня впечатлили поступки юного разведчика – его смелые действия в тылу врага. Признаюсь, что тогда, в детстве, мне очень хотелось быть на него похожим: также задерживать фашистских парашютистов, также подавать сигналы нашим бомбардировщикам, также взрывать эшелоны захватчиков и также ползти раненому по разрытой воронками земле к своим. И чтобы потом меня выхаживала симпатичная медсестра, похожая на Наташку Л. из моего класса. И наконец, мечталось мне, после нашей победы, обязательно надо выпятить грудь с медалями и орденами перед удивлёнными взорами своих не воевавших товарищей. И сделать это так, знаете, небрежно-небрежно. Сотни тысяч моих ровесников-мальчишек по всему Советскому Союзу после просмотра фильма «Это было в разведке» тоже примеряли на себя боевую судьбу главного героя кинокартины.

А ещё, спустя годы, откуда-то из недр памяти, вспомнились две вещи.

Первая – это очень душевная песня, которую в фильме исполняли солдаты на привале. Это была песня о юном соколёнке. Её мелодия звучала на протяжении всей киноленты и завершала её. Становилось понятно, что соколёнком был отважный парнишка-солдат – главный герой фильма.

И второй осколок памяти – это смешная поговорка, которую постоянно повторял командир разведчиков. Его прибаутка звучала необычно: «Вот такие пироги с котятами!». Прикрывая отход раненого сына полка, и уходя в свой последний бой, старший лейтенант тоже произнёс свою любимую побасенку, но только добавил в неё ядрёное слово: «Дадим понюхать этим сукам пирогов с котятами!». Эта фраза запомнилась мне на всю жизнь. Я знаю только одного человека, который до сих пор пользуется этой поговоркой – это мой старый товарищ, северный журналист Игорь Ружицкий. Видать, ему в детстве тоже запал в душу героический фильм о юном воине.

Дабы освежить свои детские воспоминания, и сравнить их со свежепрочитанным документальным очерком, я решил заново пересмотреть кинокартину «Это было в разведке». Главный вывод после просмотра – это очень сильная биографическая лента в художественном оформлении, снятая на основе реальных событий. Главный герой фильма, юный боец по имени Вася Колосов полностью повторяет подвиги своего действительного прототипа Саши Колесникова.

Под сильным впечатлением от прочитанного и увиденного я понял, что просто обязан написать об этом отдельную заметку. Вы должны знать о молодом герое Великой войны.

Итак, история об уникальных подвигах фронтового разведчика – соколёнка Сашки Колесникова.

* * *

В марте 1943-го москвич Саня Колесников сбежал со школьных уроков и отправился на фронт. Ему удалось забраться в товарный поезд, в вагон с прессованным сеном. Добравшись почти до самого фронта, Саша встретил танкиста Егорова, который после госпиталя возвращался в свой полк. Мальчишка рассказал ему выдуманную очень грустную историю о том, что его отец тоже танкист и сейчас воюет на фронте, а маму он потерял во время эвакуации и остался совсем один. Сержант Егоров расчувствовался и привёл пацана к своему командиру. Но тот ни в какую не желал принимать мальца в ряды Красной Армии, приказал накормить, уложить спать, а утром отправить в тыл.

От горькой обиды Сашка чуть не расплакался. Он всю ночь думал как ему быть, и под утро, когда все спали, выбрался из блиндажа и стал пробираться в лес. Он хотел напроситься в другую воинскую часть. И вдруг произошёл налёт вражеской авиации. Немецкие самолеты стали бомбить позиции наших войск, и взрывной волной мальчишку отбросило в огромную воронку.

И вот тут произошло то, что навсегда изменило судьбу Саши Колесникова. Просто невероятное совпадение с последующим первым героическим поступком в его жизни. Наши зенитчики подбили один бомбардировщик, он задымил и стал падать. От горящего самолёта отделился пилот-парашютист и приземлился… прямо на Сашку. Купол парашюта накрыл обоих. Когда лётчик увидел мальчика, то стал доставать пистолет. Сашка изловчился и бросил ему в глаза горсть земли. Немец на какое-то время потерял зрение и стал стрелять вслепую. Вдруг, на помощь мальчишке примчался сержант Егоров. Завязалась борьба. Крепкий немец стал душить русского солдата…

И задушил бы, если бы не Саша Колесников. Он поставил очень весомую точку в этой борьбе – взял в руки камень и грохнул им фашиста по голове. Когда связанного пилота привели к командиру полка, тот спросил сержанта Егорова: – Кто взял «языка»? И тот гордо ответил: – САШКА!

Вот так в двенадцать лет Александр Колесников был зачислен сыном полка – в 50-й полк 11-го танкового корпуса. И получил свою первую боевую награду – медаль «За отвагу», которую ему вручил командир перед всеми бойцами.

Солдаты сразу полюбили Сашу за его смелость и решительность, а также за какую-то, не по годам, взрослую серьёзность. Особенно этот независимый парнишка приглянулся полковым разведчикам, и они переманили его в свои ряды. Он с огромным удовольствием отказался от прогулок штабного рассыльного в безопасном тылу и перешёл в подразделение, которое каждый день рисковало своими жизнями.

В начале своей службы Сашка дважды ходил в разведку во вражеский тыл, причем оба раза с заданием справился. Правда, в первый раз чуть не выдал нашего радиста, которому нёс новый комплект электрических батарей для рации.

Встреча была назначена на кладбище. Позывной – утиное кряканье. На кладбище Сашка добрался ночью. Представьте себе жуткую картину: глубокая чёрная ночь, кресты, зловещая тишина, многие могилы разворочены снарядами… От страха юный боец стал громко крякать. И раскрякался так усердно, что не заметил, как сзади подполз наш радист, который зажал Сашке рот ладонью, и прошептал: - Сдурел, парень? Где же это видано, чтобы утки ночью крякали?! Спят они по ночам!

Тем не менее, задание было выполнено. После ещё нескольких удачных походов по вражеским тылам сына полка все стали с уважением называть Сан Санычем. Как говорится, «Вот такие пироги с котятами!»...

* * *

Летом 1944 года Сан Саныч Колесников совершил удивительные подвиги, которые иным взрослым подготовленным диверсантам не под силу. Судите сами.

В июне 44-го 1-й Белорусский фронт начал подготовку к наступлению. Сашу вызвали в разведотдел корпуса и представили лётчику-подполковнику. Воздушный ас с большим сомнением взглянул на мальчугана, но начальник разведки перехватил его взгляд, а потом заверил, что Сан Санычу вполне можно доверять, дескать, он уже давно «стреляный воробей».

И тогда лётчик рассказал, что фашисты недалеко от Минска готовят мощный оборонительный заслон. Где-то в густом лесу поблизости с линией фронта у них спрятана секретная железнодорожная ветка, а также крупная база, на которой разгружается военная техника и боеприпасы. Авиационная разведка не может ничего обнаружить, потому что всё очень хорошо замаскировано. В тыл к немцам забрасывались опытные парашютисты-разведчики. Но они с задания не вернулись. Эту таинственную ветку железной дороги необходимо уничтожить. Но сделать это вовсе не просто. Вся надежда была на паренька, который мог сыграть роль местного деревенского жителя. Вот поэтому Сашку и позвали в разведотдел корпуса. Ему поручили очень важную задачу – в течение трёх дней найти хорошо замаскированную секретную ж/д ветку и обозначить место её расположения. Надо было развесить на деревьях куски белой ткани. Для этого идеально подходили старые простыни и наволочки.

Сан Саныча переодели во всё гражданское и дали тюк постельного белья. Получился подросток-беспризорник, меняющий бельё на продукты. Он долго пробирался лесом вдоль основной железной дороги. Каждые 300-400 метров попадались парные патрули. К концу второго дня, изрядно вымотавшись, Сашка задремал и чуть не попался. Он очнулся от сильного пинка. Два полицая обыскали его, перетрясли весь рюкзак. Обнаруженные несколько картошин, кусок хлеба и сало тут же отобрали. Захватили также пару наволочек и полотенец с белорусской вышивкой. На прощанье пригрозили: – Убирайся, щенок, пока мы тебя не пристрелили!

К счастью, полицаи не вывернули карманы наизнанку. Тогда бы случилась беда: на подкладке кармана куртки была напечатана топографическая карта с расположением железнодорожных станций.

В начале третьего дня поисков Сашка понял, почему не вернулись парашютисты-разведчики, о которых говорил лётчик-подполковник. Он наткнулся на их мёртвые тела. Советские диверсанты были уничтожены патрулями...

Но вот, наконец, Сашке повезло – он заметил военный эшелон, загруженный танками, который медленно свернул с основного пути и скрылся между деревьями. Вот она, загадочная ветка! Гитлеровцы замаскировали её отменно – она была полностью укрыта специальными сетями. Ночью Санька забрался на верхушку дерева, которое росло у стыка секретной ветки с основной магистралью, и развесил там первую простыню.

К рассвету шустрый мальчишка вывесил постельное белье еще в трёх местах, обозначив таким образом квадрат для бомбёжки. А последнюю точку «украсил» собственной рубашкой, привязав её за рукава. Она развевалась на ветру, как флаг. На том дереве юный разведчик просидел долго. Он с нетерпением ждал шум мотора в небе и очень боялся уснуть.

Наш самолёт-разведчик появился в срок. Немцы его не трогали, чтобы не выдать себя. Самолёт Ла-5 долго кружил вдалеке, затем прошёл над Сашкой, развернулся в сторону фронта и покачал крыльями. Это был условный сигнал, который означал: «Ветка засечена! Уходи! Будем бомбить!»

Сан Саныч отвязал рубашку и спустился с дерева на землю. Ну, не голым же к своим возвращаться! Отошёл всего на пару километров, услышал гул наших бомбардировщиков, и вскоре там, где проходила секретная ветка врага, полыхнули разрывы. Эхо канонады сопровождало Сашку Колесникова весь первый день пути к линии фронта.

Вот так, благодаря одному ловкому мальчишке враг понёс огромные потери. Как говорится, «Интересные пироги с котятами!»...

* * *

Уничтожение замаскированной железной дороги и секретной базы противника стало только началом отважных приключений нашего героя в той его вылазке. Самое интересное, и самое трагическое у него было ещё впереди!

На следующий день Сашка вышел к реке и встретил на её берегу группу наших разведчиков-диверсантов, с которыми вместе переходил линию фронта. У них была важная задача – взорвать мост. Но они вот уже четвёртые сутки не могли этого сделать. Потому как переправа была окружена мощным тройным кольцом охранения. А реку под мостом контролировал сторожевой катер. По осунувшимся и встревоженным лицам бойцов Саня понял, что они не знают, как выполнить это сложное, практически невыполнимое, задание.

И тут, к месту «лёжки» разведчиков подошёл военный эшелон и стал сбавлять скорость. Этот состав был необычным: опломбированные вагоны сторожила усиленная эсэсовская охрана. Скорее всего, эшелон перевозил боеприпасы. Он остановился, пропуская встречный санитарный поезд. Автоматчики из охраны эшелона грубо нарушили караульный устав – они бросили свои посты и все дружно перешли на противоположную от наших диверсантов сторону – взглянуть, нет ли знакомых среди раненых в санитарном поезде. Этой потерей бдительности, совершенно неожиданно для всех окружающих, воспользовался Сашка Колесников.

Пронырливый дьяволёнок схватил взрывчатку и метнулся к составу с боеприпасами. Наши солдаты даже заматериться, как следует, вдогонку не могли – иначе немцы услышат. Проворный малец скрылся под вагоном – в подвесном угольном ящике. Спустя несколько секунд поезд тронулся и двинулся в сторону моста. Разведчики в кустах затаили дыхание и замерли в ожидании…

Когда колёса гулко застучали по настилу переправы, Сашка чиркнул спичкой и запалил бикфордов шнур. До взрыва остались считанные секунды. Колесников смотрел на горящий запальный шнур и думал: «А ведь меня сейчас в куски разорвёт!»

Проезжая по мосту, Санька выбрался из ящика, проскочил между удивлёнными часовыми, и сиганул с большой высоты в воду! Отважный русский соколёнок совершил очень рискованный полёт. Охрана открыла огонь по плывущему мальчишке. Выстрелы часовых с моста перекликались с автоматными очередями эшелонных эсэсовцев…

И тут рванула взрывчатка. Вагоны с боеприпасами стали взрываться по цепочке. Огненный смерч поглотил и мост, и поезд, и охрану. Как говорится, «Дал он им попробовать пирогов с котятами!»...

* * *

После благополучного прыжка с моста и невероятного подрыва эшелона, опасность, казалось бы, миновала. Но это было не так. Тут началось самое страшное в жизни юного героя.

Как ни старался Сашка отплыть подальше, его догнал сторожевой катер. Немцы схватили парня, затащили его в домик на берегу реки и стали допрашивать. Мальчишка молчал, и тогда нацисты стали его пытать. От боли он потерял сознание…

Сан Саныча Колесникова спасли разведчики. Они увидели, что он попал в руки охраны. Внезапно атаковав домик, красноармейцы отбили парня у немцев. Ворвавшись в здание, наши солдаты были поражены жестокостью фашистов. Случилось жуткое: озверевшие немцы распяли юного русского диверсанта – они прибили гвоздями его руки и ноги к стене у входа…

Сашку сняли со стены, завернули в плащ-палатку и понесли на руках к линии фронта. По пути разведчики наткнулись на вражескую засаду. Многие из них погибли в той схватке. Ещё несколько человек отдали свои жизни, прикрывая отход своих товарищей, нёсших раненого мальчишку. Последний, кого помнил иногда приходящий в сознание Саша – это был сержант по имени Василий. Он вытащил соколёнка из пекла последнего боя. В разрушенной избе сожжённой деревни они вдвоём прятались под русской печкой. А потом сержант Василий вышел за водой и едой, и попал в засаду…

Через некоторое время умирающего Сашу Колесникова обнаружили наши солдаты и отправили его в госпиталь.

В далёком Новосибирске Сашка лечился пять месяцев. А потом снова сбежал на фронт. Не долечившись. Хитрец уговорил няню-бабушку принести ему старую одежонку, чтобы «погулять по городу». Переоделся и опять удрал на войну.

Свой полк Сан Саныч догнал уже в Польше, под Варшавой. Для роли польского жителя он уже не годился – нужно было знать язык. Поэтому Сашку перевели из разведки в танковый экипаж. Он стал стрелком-радистом.

Однажды, во время переправы через Вислу, произошло удивительное: Саня совершенно случайно встретил того самого лётчика-подполковника, который направлял его на поиск секретной ж/д-ветки. Лётчик очень обрадовался: «Я тебя полгода разыскиваю! Слово дал: если живой, обязательно найду!» Танкисты отпустили Сашку в гости в авиаполк на одни сутки, и там он познакомился с пилотами, которые по его наводке разбомбили ту секретную ветку. Героя задарили шоколадом и даже покатали на самолётах. В завершение визита весь авиаполк построился, и Сан Санычу Колесникову торжественно вручили орден Славы III степени.

16 апреля 1945 года в Германии Саша подбил немецкий танк «Тигр». На перекрестке небольшого городка сошлись лоб в лоб два танка: наш и германский. Сан Саныч был за наводчика, выстрелил первым и попал немцу подкалиберным снарядом под башню. У врага взорвался боекомплект, и тяжеленная башня «Тигра» отлетела, как лёгкий мячик.

А вот 29 апреля немецкий фаустпатрон поджёг Сашкин танк. Весь экипаж погиб. В живых остался только Сан Саныч. И то, лишь потому, что за пару секунд до взрыва боеукладки механик-водитель схватил его за ноги и выкинул через передний люк. Сильно израненного Сашку доставили в госпиталь. Он очнулся только 8 мая. Госпиталь находился в пригороде Берлина Карлсхорсте, как раз напротив здания, где подписывали Акт о капитуляции Германии. Узнав об этом, раненые, не обращая внимания ни на врачей, ни на собственные раны, веселились, как могли: прыгали, плясали, кричали и обнимали друг друга. Пришедшего в сознание Сашку уложили на простынЮ и подтащили к окну, чтобы показать ему, как после подписания капитуляции выходит маршал Жуков. Это была ПОБЕДА!

В родительский дом на Беговой улице нашей столицы соколёнок вернулся летом 1945 года. На его гимнастерке красовались два ордена и пять медалей.

Сан Саныч Колесников прожил долгую жизнь. Он скончался в 2001 году в Москве, в возрасте 70 лет.

Его военные воспоминания благодаря писателю-фронтовику Сергею Смирнову легли в основу сценария фильма «Это было в разведке», который я очень рекомендую вам посмотреть на досуге.

Это очень хорошая лента о юном герое Великой войны и его боевых товарищах, которые очень любили поговорку «Вот такие интересные пироги с котятами!»...

 

P.S.  Полезные ссылки:

Фильм «Это было в разведке»: https://www.youtube.com/watch?reload=9&v=E_h75eb5vrY

Телепрограмма-интервью писателя Смирнова с Колесниковым, (главный герой появляется в кадре с 11 минуты): https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/42907/episode_id/358276/video_id/358276/

Интервью-пожелание ветерана А.А. Колесникова: https://www.youtube.com/watch?v=SUTj42nxXo8

Песня о Соколёнке, два варианта:

https://www.youtube.com/watch?v=Bak0VKWBOVc

https://www.youtube.com/watch?v=CWmOtRioJtE

Прочитано 1672 раз