Парижский музей Д’Орсе знаменит богатой коллекцией работ импрессионистов и постимпрессионистов. Ежегодно три с половиной миллиона туристов приходят сюда, чтобы взглянуть на картины Ван Гога, Гогена, Дега, Ренуара, Мунка, Писарро, Моне и Мане, и прочая, и прочая. Среди полотен знаменитых художников выставлен один весьма странный натюрморт очень небольшого размера – всего 16 на 21 сантиметр. Называется он «Спаржа». Небрежно написанный невзрачный овощ, лежащий на мраморной столешнице, изобразил француз Эдуард Мане.

3.01 Эдуард Мане. Спаржа

Каждый год три с половиной миллиона посетителей останавливаются возле этого холста, замирают в удивлении, и не понимают – что же здесь такого гениального!? Всякий раз три с половиной миллиона туристов задаются одним и тем же вопросом: почему художник Мане нарисовал не стоящий особого внимания невразумительный стебель спаржи? И ведь, наверняка, эта белёсая картина стоит астрономических денег!...

Понедельник, 25 ноября 2019 12:32

Жалостливый филантроп и Тулуз-Лотрек

Однажды французский художник-постимпрессионист Анри де Тулуз-Лотрек рассказал в кругу друзей одну очень жалостливую историю.

Как-то раз к нему явился некий филантроп и очень трогательно сообщил следующее: - Я очень прошу вас помочь одной бедной семье. Знаете ли, у них ужасная нужда, прямо сердце разрывается. Отец семейства давно в могиле, мать тяжело больна, и не может работать. Шестеро детей, нечего есть… А хуже всего с жильем, бедная больная женщина не платит за квартиру уже несколько месяцев. Со дня на день их выбросят на улицу. Подумайте только: больная вдова с детьми на улице! Ужасно! Им нужно помочь. Причем немедленно! Нужно заплатить за квартиру! Может, вы поможете?

У Тулуз-Лотрека от всего услышанного выступили слёзы. Он потянулся за бумажником и срывающимся голосом сказал: - Конечно-конечно, о чём тут говорить… с удовольствием помогу… но могу ли я узнать, кто вы?

И тот филантроп, абсолютно серьёзно ответил: - Я владелец дома, в котором живут эти несчастные…

Однажды французский художник-постимпрессионист Анри де Тулуз-Лотрек рассказал в кругу друзей одну очень жалостливую историю.

 

Как-то раз к нему явился некий филантроп и очень трогательно сообщил следующее: «Я очень прошу вас помочь одной бедной семье. Знаете ли, у них ужасная нужда, прямо сердце разрывается. Отец семейства давно в могиле, мать тяжело больна, и не может работать. Шестеро детей, нечего есть… А хуже всего с жильем, бедная больная женщина не платит за квартиру уже несколько месяцев. Со дня на день их выбросят на улицу. Подумайте только: больная вдова с детьми на улице! Ужасно! Им нужно помочь. Причем немедленно! Нужно заплатить за квартиру! Может, вы поможете?»

 

У Тулуз-Лотрека от всего услышанного выступили слёзы. Он потянулся за бумажником и срывающимся голосом сказал: «Конечно-конечно, о чём тут говорить… с удовольствием помогу… но могу ли я узнать, кто вы?»

 

И тот филантроп, абсолютно серьёзно 
Понедельник, 25 ноября 2019 12:15

Как появился импрессионизм

Каждый образованный (или просто эрудированный) человек знает, что импрессионизм – это такое крупное течение в живописном искусстве, которое зародилось в конце XIX века во Франции. Тамошние живописцы отошли от строгих канонов реализма и стали разрабатывать новые методы и приёмы. Но мало кто знает, что появление термина «импрессионизм» связано с одной курьёзной историей – всего с одной необычной картиной.

15 апреля 1874 года в Париже готовилась к открытию выставка произведений группы из 30 «продвинутых» художников, стремящихся к обновлению в живописи. Развеской картин занимался Огюст Ренуар, а его брат Эдмон составлял каталог предстоящей выставки. Эдмон Ренуар не был художником. Он был журналистом и критиком искусства. Ему, как человеку, который дружил с изящным слогом, очень не нравились однообразные названия картин. И он от этого постоянно ворчал. Особенно вывели его из себя названия картин Клода Моне: «Вход в деревню», «Выход из деревни», «Утро в деревне», «Вид на деревню», «Деревня в снегу»... Ну что это такое? Что это за названия, сплошь пейзанские?...

Понедельник, 25 ноября 2019 12:13

Макс Либерман и очень занятой врач

Однажды немецкий художник Макс Либерман собрался написать портрет одного известного врача, но тот сослался на страшную занятость и согласился прийти позировать только два раза. Знаменитый доктор высокомерно заявил: – Лично мне хватает всего один раз осмотреть больного для того, чтобы поставить диагноз.

Дескать, так уж и быть, снизойду – художнику и двух сеансов позирования будет довольно. На что Макс Либерман возразил очень хлёстко: – Вашу ошибку, доктор, скроет земля, а неудачная картина будет висеть долго, утверждая, что я плохой художник.

Понедельник, 18 ноября 2019 20:44

Дружба народов или двойной перевод

Однажды актёр Александр Абдулов и режиссёр Роман Балаян приехали на международный кинофестиваль в город Альбукерке, что расположен в американском штате Нью-Мексико. Межу прочим, Альбукерке – самый крупный город в очень знойном и пустынном штате на юге США. Как потом рассказывал Александр Абдулов: «Место это очень своеобразное, там даже негры не живут, одни латиносы и ковбои в шляпах. А уж русских там вообще днём с огнём не сыщешь!».

Из-за полного отсутствия русскоязычного населения мастера российского кино оказались без переводчика. Альбукерцы очень удивлялись: «А вы разве по-английски не говорите?»… Они бы ещё про испанский спросили… Наши уже было хотели учинить организаторам скандал о неуважении к гостям из России, как вдруг дело разрешилось неожиданным образом...

Однажды актёр Борис Сичкин, который прославился на весь Советский Союз ролью Бубы Касторского в фильме «Неуловимые мстители», зашёл в Москве в общественный туалет на Самотечной площади. И там он встретил свою старую знакомую – уборщицу тётю Пашу, которая когда-то убирала возле гостиницы «Метрополь». Удивлённый артист спросил: – Тётя Паша, а почему вы не работаете у «Метрополя»?...

И бабуля ему ответила: – Интриги, сыночек, интриги...

В продолжение туалетной темы ещё одна история, которую поведал Александр Ширвиндт.

В свой фильм «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» Леонид Гайдай пригласил юную актрису Наталью Селезнёву. Для участия в новелле «Наваждение». Это там, где студенты настолько увлечённо готовятся к экзамену, что трескают с горчичкой не только сосиски, но и пирожные тоже, не замечая вокруг себя ничего, кроме конспекта.

И вот, перед постановщиком фильма возникла деликатная задача: как добиться того, чтобы молоденькая актриса Селезнёва совершенно естественно и без всякого стеснения разделась перед камерой до купальника. Как её уговорить? Какими словами убедить? Ведь в середине 60-х годов прошлого столетия наш кинематограф был весьма целомудренным, и то, что задумал смелый режиссёр – было верхом эротизма.

 

 

У знаменитого советского актёра и режиссёра Ролана Быкова мама Элла Ситняковская в молодые годы мечтала стать актрисой и даже училась в театральном училище. Но что-то у неё не сложилось в этой деятельности, и она полностью переключилась на воспитание своих детей. Она старалась привить сыновьям любовь к театру с их самых юных лет. Выбор профессии у Ролана Быкова был определён не только чрезмерно деятельной матушкой, но и запрограммирован Судьбой. Судите сами о следующем стечении забавных ситуаций.

У четырёхлетнего мальчика Ролана была старшая подруга, девочка, имевшая на него большое влияние. Однажды она уговорила его поступать в детскую театральную студию. Там Быкова вытащили на сцену и заставили читать стихи. Вирши были про море, и в них звучали примерно следующие слова: «Ходят волны кругом вот такие, вот такие большие... ходят по морю волки морские...» ну, и тому подобное.

Мальчонка запутался в словах, ошибся, запнулся, но зато отсутствие текста компенсировал активными жестами – он стал показывать руками как именно ходят волны большие-пребольшие…. Получилось весьма комично. После этого раздался первый в его жизни смех публики в зрительном зале.

Летом 1955 года в одной ялтинской газете появился разгромный фельетон о распоясавшемся артисте Борисе Андрееве, который чуть не утопил в море милиционера. Известный актёр посягнул на жизнь стража закона! Жуть!

В наше время подобными происшествиями никого не удивишь. Жёлтая пресса и скандальные телепрограммы ещё и не такое рассказывают. А вот в советские годы газетные статьи о хулиганстве всесоюзного любимца Андреева могли очень плохо для него закончиться. Дело было так…

В тот год в окрестностях Ялты по мотивам древних народных былин снимался кинофильм-сказка под названием «Илья Муромец». На главную роль русского витязя был выбран актёр-крепыш Борис Андреев, очень знаменитый в те годы артист.

 

 

Самая знаменитая роль актёра Марка Бернеса была сыграна им в кинофильме «Два бойца». Две задушевные песни в его исполнении на музыку Никиты Богословского – «Тёмная ночь» и «Шаланды полные кефали» – принесли артисту всеобщую любовь. Весёлая песенка про влюблённого рыбака Костю, которого «обожають Молдаванка и Пэрэсыпь», особенно полюбилась в Одессе. Жители «жемчужины у моря» стали считать столичного жителя Марка Бернеса своим земляком – настолько мастерски он овладел специфическим одесским говорком.

Между прочим, готовясь к роли одессита Аркаши Дзюбина, актёр долго оттачивал акцент обитателей вольного черноморского города.

А вот образ солдата Аркадия Дзюбина у Бернеса во время подготовки к съёмкам никак не вырисовывался. Воин из него получался какой-то неубедительный. Небойцовый боец выходил у артиста. Слишком мягкий и интеллигентный. Бернес всё время носил солдатскую форму, не расставался с нею даже во время сна, но никак не мог почувствовать себя солдатом Дзюбиным. В съёмочной группе уже поговаривали о замене актёра...

Страница 3 из 98