Вторник, 22 мая 2018 12:32

Интересные истории из жизни Сергея Рахманинова

Оцените материал
(8 голосов)

Кому посвящён второй концерт для фортепиано с оркестром до минор?

Позвольте вас спросить, дорогие листатели моего журнала, какое симфоническое произведение из русской классической музыки у вас самое любимое? Лично у меня на самом первом месте стоит Второй концерт для фортепиано с оркестром до минор Сергея Рахманинова. Это музыка редчайшей красоты! Это мелодия, которая вызывает в душе попеременно то восторг, то тревогу, то спокойствие. Это жемчужина русской лирики! Я когда её слышу, то в моём воображении возникают живописные картины нашей природы: тёмные дубравы перед грозой, белые берёзы на сильном ветру и бескрайние золотые поля спелой пшеницы…

Дальше описывать второй концерт Рахманинова не буду – у меня для этого шедевра просто не хватит словарного запаса.

Расскажу-ка я о другом. О том, о чём мало кто знает – знаменитое на весь мир фортепианное произведение было посвящено…

А вот сами угадайте - кому!?... Нет, не прекрасной даме. И не родителям. И даже не Матушке-России! Второй концерт был посвящён врачу-гипнотизёру Николаю Далю.

2.02 Врач Николай Даль

Именно этот доктор-психотерапевт вылечил очень сильное душевное расстройство композитора. Всё дело в том, что нервный срыв у Рахманинова произошёл после полнейшего провала его новаторской Первой симфонии и Первого концерта. В течение нескольких лет Сергей Рахманинов не мог сочинять. Веру в свой талант ему вернул доктор Николай Даль. Встречи с этим человеком музыкант вспоминал до конца жизни и был очень благодарен ему.

Впервые я услышал вступление ко Второму концерту в детстве в кинофильме «Поэма о крыльях». Там есть один очень сильный и очень душевный фрагмент. Великого композитора весьма убедительно сыграл актёр Олег Ефремов.

Соединённые Штаты Америки, март 1943 года. Авиаконструктор Игорь Сикорский пришёл навестить больного Сергея Рахманинова. Тот лежал в постели и слушал по радио из Москвы сводку о полном разгроме фашистских войск под Сталинградом. И вдруг на радиоволнах далёкой Родины зазвучал концерт, посвящённый его 70-летию... И Сергей Васильевич заплакал… А за окном его американского дома стояла засохшая берёзка, посаженная когда-то Рахманиновым в приступе ностальгии…

Всем желающим посмотреть этот душевный фрагмент – ссылка: https://www.ivi.ru/watch/poema_o_krylyah/60391  Смотреть, начиная с 01 часа 04 минуты

Помощь Рахманинова СССР и авиаконструктору Игорю Сикорскому

В годы Второй мировой войны эмигрант Рахманинов дал в США несколько концертов. Весь денежный сбор от них он направил в Фонд обороны СССР. Крупный валютный перевод сопровождался следующими словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу».

До Победы Сергей Васильевич, увы, не дожил. Великий русский музыкант умер в Беверли-Хиллз (что в штате Калифорния) 28 марта 1943 года.

На протяжении всей своей жизни в Америке Рахманинов очень щедро помогал деньгами другим русским эмигрантам. Самый известный случай – это банковский чек на сумму 5000$ для выдающегося авиаконструктора Игоря Сикорского. Для того времени это были гигантские деньги. Сам Сикорский для удержания своей фирмы на плаву изначально запрашивал всего одну тысячу. Если бы Сергей Рахманинов не вложил свои личные деньги в авиационную компанию, стоявшую на пороге банкротства, то неизвестно как бы вообще сложилась дальнейшая судьба Игоря Сикорского.

Рекомендую ещё один фрагмент из фильма «Поэма о крыльях»: https://www.ivi.ru/watch/poema_o_krylyah/60391  Смотреть, начиная с 00:06:35 до 00:23:00 (а ещё лучше посмотрите всю ленту)

 Удивительные пальцы маэстро

Музыкальный гений Сергея Рахманинова развивался поистине моцартовскими темпами. Интерес к музыке пробудился у мальчика в четыре года, а в девять лет Серёжа поступил на фортепианное отделение Санкт-Петербургской консерватории. 13-летним отроком он был представлен Петру Чайковскому, который впоследствии принял большое участие в судьбе молодого музыканта. Чуть позже Рахманинов переехал в Москву и в возрасте 19-ти лет окончил московскую консерваторию с большой золотой медалью.

У великого композитора и блестящего музыканта были удивительные кисти рук. Рахманинов обладал невероятно большим размахом пальцев – он мог охватить сразу двенадцать белых клавиш! Вы как-нибудь подойдите сами к инструменту и попробуйте замерить разлёт своих пальчиков. Могу поспорить, что вы едва коснётесь десятой клавиши, и даже если достанете до неё, то играть не сможете. А Рахманинов играл на двенадцати!

Кисти рук Сергея Васильевича были не только просто огромными, но при этом ещё и изумительно красивыми, очень изящными, без вздувшихся вен, как у многих концертирующих пианистов, и без узлов на пальцах.

Интересно также, что в конце жизни кнопки на ботинках Рахманинова (а он любил именно ботинки на кнопках), застегивала только его жена. Это чтобы перед концертом, не дай бог, не повредить пальцы маэстро.

 Руки ценою в миллион долларов

Надо отметить, что Рахманинов очень не любил назойливых папарацци, которые преследовали его во время концертных выступлений в Америке и в Европе, и от которых нельзя было скрыться даже дома. И вообще, Сергей Васильевич старался избегать встреч с прессой.

Однажды Рахманинов приехал на концерт в один американский город. И дабы не общаться с корреспондентами и газетными фоторепортёрами, вышел последним из опустевшего вагона и окольным путём прошёл прямо к ожидавшей его машине. Однако возле гостиницы его уже ожидал фотограф с аппаратом наготове. Рахманинов почти бегом вошёл в гостиницу и даже не дал возможности снять себя. Но когда композитор отправился обедать в ресторан, у его стола опять очутился человек с фотокамерой и принялся его снимать. Сергей Васильевич заслонил лицо ладонями и сказал с раздражением: — Прошу вас, оставьте меня в покое, я не хочу сниматься...

Вечером, купив газету, он увидел свою фотографию. Лица, правда, не было видно, там были одни только руки... Надпись под этим снимком гласила: «Руки, которые стоят миллион!»

Вот как красиво выкрутились ушлые американские журналисты!

 Подмигивание Рахманинова Чайковскому

На репетиции первой оперы Сергея Рахманинова «Алеко» к молодому, ещё никому не известному, двадцатилетнему автору подошел Пётр Ильич Чайковский и смущённо спросил: — Я только что закончил двухактную оперу «Иоланта», которая недостаточно длинна, чтобы занять целый вечер. Вы не будете возражать, если она будет исполняться вместе с вашей оперой?

Потрясённый и счастливый Рахманинов не смог ответить и молчал, будто воды в рот набрал.

— Но если вы против... — начал Чайковский, не зная, как истолковать молчание молодого композитора.

— Он просто потерял дар речи, Пётр Ильич, — подсказал кто-то из окружающих.

И Рахманинов в подтверждение слов о потери дара речи усиленно закивал головой.

— Но я так и не понял, — засмеялся Чайковский, — против вы или нет. Если не можете говорить, то хоть подмигните...

Рахманинов так и сделал. Подмигнул. Для убедительности несколько раз подмигнул.

— Благодарю вас, кокетливый молодой человек, за оказанную мне честь, — совсем развеселился великий композитор Пётр Ильич Чайковский.

Рахманинов в гостях у Льва Толстого

Ещё одна интересная история о встрече Рахманинова с ещё одним великим человеком – со светилом русской литературы Львом Николаевичем Толстым.

На тот момент у Толстого совершенно испортился характер. Старик был мрачным, раздражительным и едким в своих суждениях. Он крайне нелестно отзывался обо всём на свете. Даже о классиках. И Шекспир ему был противен. И Горький неинтересен, и пьесы Чехова ему ужасно не нравились…

Поэтому когда молодой Рахманинов вместе со своим другом Фёдором Шаляпиным впервые появился у Льва Толстого, у юноши от волнения дрожали колени. Шаляпин спел рахманиновскую песню «Судьба», затем композитор исполнил несколько своих произведений. Все слушатели были восхищены, грянули восторженные аплодисменты.

Вдруг, словно по команде, все замерли и повернули головы в сторону Толстого, который выглядел мрачным и недовольным. Толстой не аплодировал. Гости стушевались и деликатно перешли к чаю.

Через какое-то время Лев Николаевич подошёл к Рахманинову и возбужденно произнёс: — Я всё-таки должен вам сказать, как мне всё это не нравится! Бетховен — это вздор! Пушкин, Лермонтов — тоже!

Стоявшая рядом жена Толстого Софья Андреевна дотронулась до плеча композитора и прошептала: — Не обращайте внимания, пожалуйста. И не противоречьте, Лёвочка не должен волноваться, это ему очень вредно.

В конце встречи Толстой снова подошёл к Рахманинову и сказал: — Извините меня, пожалуйста, я старик. Я не хотел обидеть вас.

Сергей Рахманинов вздохнул и ответил очень достойно: — Как я могу обижаться за себя, если не обиделся за Бетховена?

С той поры ноги его не было у Толстого.

Рахманинов - сапожник

О том, что после неудачной премьеры своей Первой симфонии Сергей Рахманинов впал в многолетнюю депрессию, вы уже знаете. И о докторе Дале тоже.

По воспоминаниям современников Сергей Васильевич был склонен к пессимистичному мрачному настроению, и оно бывало у него значительно чаще, нежели жизнерадостное. Всякая творческая заминка очень быстро приводила композитора к потере веры в себя. У него появлялась навязчивая мысль, что он уже никогда в жизни больше не сможет сочинить ничего достойного. И от этого он быстро впадал в меланхолию.

Стоит отметить, что периоды творческих сомнений у Рахманинова случались не только после провалов, но и после особенно удачных концертов. Бурную и восторженную реакцию публики маэстро переживал мучительно. Удивительная черта характера, не правда ли? У гениев такое часто бывает.

Вот один характерный пример нестандартной реакции музыканта на зрительскую любовь и всеобщее обожание. Однажды, закончив выступление под неистовый восторг публики, Рахманинов запёрся в гримёрке и очень долго никому не открывал. Когда дверь наконец-то отворилась, он никому не дал сказать и слова, взял и выпалил окружающим: — Не говорите, ничего не говорите... Я сам знаю, что я не музыкант, а сапожник!...

Представляете, какая болезненная самоирония: величайший музыкант своего времени Рахманинов – сапожник!

Человек на 15%

Ещё одна забавная история о необычном мышлении Рахманинова.

Он часто повторял, что в нём восемьдесят пять процентов музыканта...

— А на что приходятся остальные пятнадцать? — спрашивали его.

— Ну, видите ли, я ещё немножко и человек...

Учитывая совершённые им жизненные действия и благие поступки, доброе отношение к окружающим, помощь очень многим людям и своей Родине, можно утверждать, что Сергей Васильевич ошибся в расчётах. Он не на 15% человек, а на 150%!

А что касается его музыкальных дарований, так они вообще не поддаются арифметике. Потому как значение композиторского и исполнительского творчества Рахманинова ОГРОМНО!

Композитор Сергей Рахманинов синтезировал различные тенденции нашего национального искусства, различные тематические и стилистические направления, и объединил их под одним знаменателем – Русским национальным стилем. Он вывел нашу фортепианную музыку первой половины XX века на мировой уровень, стал одним из первых русских композиторов, чьи великолепные произведения до сих пор входят в репертуар всех музыкантов мира. И будут исполняться ими ещё очень и очень долго.

А Рахманинов-исполнитель стал эталоном для многих поколений пианистов разных стран и школ. Самый русский композитор Сергей Васильевич Рахманинов утвердил мировой приоритет русской фортепианной школы.

 

 

 

Прочитано 664 раз