Четверг, 29 сентября 2016 13:39

«Адмирал Колчак. Неизвестное об известном». Впечатления после прочтения

Оцените материал
(33 голосов)

Однажды я познакомился в мировой виртуальной Сети с одним очень интересным человеком. Зовут его Сергей Сергеевич Смирнов. Он – бывший моряк-балтиец, капитан-лейтенант в отставке, человек с удивительной, богатой событиями и приключениями биографией. В том числе и с боевыми страницами в ней. В качестве военного корреспондента он побывал во многих горячих точках нашей планеты.

Сегодня он – военный историк, публицист, писатель, и (вы не поверите), но ещё и художник-карикатурист со своим неповторимым ярким стилем.

Сергей Смирнов – автор множества книг, очерков и статей. Автор очень разноплановый и разносторонний, причем обладающий своим личным оригинальным слогом с блестящими вкраплениями жемчужин искромётного юмора.

Сергей Смирнов для написания своей книги об адмирале Колчаке использовал 44 источника. В первую очередь труды: О.В.Будницкого, С.В.Дрокова, О.В.Коноваловой, В.В.Синюкова, М.И.Смирнова, И.Ф.Плотникова, Ю.В.Чайковского, а также переписку А.В.Колчака и А.В.Тимирёвой, Порт-Артурский дневник лейтенанта Колчака, протоколы допросов А.В. Колчака, и т.д. 

 

Я прочёл несколько книг Сергея Смирнова. Все они произвели на меня неизгладимое впечатление. Но самый мощный, воистину взрывной эффект на меня оказала книга под названием «Адмирал Колчак. Неизвестное об известном». Ибо это был очень серьёзный исторический анализ, колоссальный научный труд, биография весьма неоднозначной и спорной фигуры в нашей истории. Ведь адмирал Колчак по-прежнему воспринимается многими как зловещий злодей, английский шпион, похититель-растратчик золотого запаса Империи, и кровавый сибирский диктатор. Так ведь?

Я, например, до сих пор, со школьных ещё времён, помню язвительный стишок про Колчака:

Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель омский.

Несколько лет назад скудные познания россиян об адмирале Колчаке слегка разукрасил золотом погон и хрустом французской булки фильм «АдмиралЪ». Чтобы про него не говорили разные вредные кинокритики, знатоки военно-морского дела и дотошные историки, но мне лично эта картина понравилась. Трепет знамен, туманный Петербург и солнечный Севастополь; сабля, эффектно и театрально выброшенная Колчаком-Хабенским за борт; красавец Каппель-Безруков и красавица Лиза Боярская – это всё было мне по душе. Просто красивая картина маслом. Это же ведь не документальный фильм!? Так ведь? Нельзя ругать художников за то, что они ТАК увидели АдмиралЪ-а. Предлагаю расценивать этот фильм как беллетристику! Популяризацию нашей истории. Наверняка кто-то после его просмотра стал интересоваться личностью Александра Васильевича Колчака. А через фильм рано или поздно выйдет на книгу Сергея Смирнова, равно как и на другие издания.

Из этой книги я узнал много нового о русском адмирале.

Позвольте мне поделиться с вами своими самыми сильными впечатлениями от прочитанного.

1) О научной полярной деятельности Колчака

Из-за того, что я служил в Гидрографии Северного Военно-Морского Флота СССР, да ещё на судах, которые носили имена знаменитых морских учёных, то в свое время интересовался полярными исследованиями.

Про Колчака худо-бедно что-то знал. Оказалось, что действительно и худо и бедно. Теперь пробел по этому полярнику устранён.

Александр Колчак принимал активнейшее участие в Русской полярной экспедиции под руководством барона Эдуарда Толля на шхуне «Заря». Это знаменитое гидрографическое судно изучало морские течения в Карском и Восточно-Сибирском морях, искало легендарную Землю Санникова, исследовало известные и открывало новые острова в Северном Ледовитом океане.

Один из открытых экспедицией островов в Таймырском заливе заслужено носит имя Колчака.

Кто из вас сможет узнать вот в этом полярнике в мехах будущего «аглицкого шпиёна» и «расхитителя золотого запаса»?

На фото изображен лейтенант Колчак во время первой зимовки у полуострова Таймыр. Ему вместе с бароном Эдуардом Толлем часто приходилось самим впрягаться в собачьи упряжки и помогать своим ездовым собакам. Полярники шхуны «Заря» совершали многодневные пешие походы по льду и снегу, и ночевали в палатках в крепкие заполярные морозы.

На следующем фото третий слева, рядом с собачкой – тоже он – будущий диктатор и Верховный Правитель России Александр Колчак.

Однажды, во время одной из многочисленных поездок он вместе с бароном Толлем за 40 дней прошёл на собачьих упряжках 500 вёрст. В ледяную стужу и в жёстких условиях таймырской зимы. Кто из нас, сегодняшних, даже при наличии спутниковых телефонов и навигаторов, при облачении в современную сверхтёплую одежду и нано-термо-бельё способен на такое!? А таких зимовок у полярников шхуны «Заря» было две. Две зимы (!) в экстремальной обстановке со стремительно тающими запасами еды и угля.

В конце той экспедиции её руководитель барон Эдуард Толль вместе с небольшой группой товарищей пропал без вести и погиб.

Позже Колчак разработал спасательную операцию по поиску группы Толля и сам руководил ею. Семь месяцев Александр Васильевич искал своего друга, обследовал все острова Новосибирской группы, но так никого и не нашёл…

Научных материалов, собранных Колчаком во время полярных экспедиций оказалось настолько много, они были настолько обширными и богатыми, что для их изучения была создана специальная комиссия Академии наук. А в 1909 году Александр Васильевич опубликовал свой самый крупный научный труд – монографию «Лёд Карского и Сибирского морей».

Также Колчак успел принять участие в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, которая была организована для разработки и освоения Северного морского пути. В её составе было два новых ледокольных парохода — «Вайгач» и «Таймыр». Ледоколом «Вайгач» командовал лейтенант Колчак.

Впоследствии та экспедиция совершила  самое последнее значительное географическое открытие на земном шаре – она нашла и нанесла на карты архипелаг Северная Земля.

Также «Вайгачём» и «Таймыром» были открыты многочисленные мысы, заливы, бухты и моря русской Арктики.

Так что, благодаря стараниям, энергии и личному мужеству гидрографа, географа, картографа, моряка и полярника Александра Васильевича Колчака мы сегодня активно пользуемся Северным Морским Путём. Тем самым путём, по которому ежегодно производится северный завоз и благодаря которому русский Север: Ямал, Таймыр, и прочее Заполярье с Приполярьем благополучно переживают долгую полярную зиму.

Сегодня на Ямале строится новейший порт Сабетта, а к нему по Севморпути прокладываются новые маршруты для морских газовозов – всё это стало возможным благодаря тому, что сто лет назад лейтенант Колчак делал промеры глубин, изучал течения, плотность и солёность воды, наблюдал за льдами и наносил на карту острова и берега.  

 

 

2) Участие Колчака в русско-японской войне

В мои школьные годы об этом вообще не упоминалось. Про зверства колчаковцев в Сибири – помню. Стишок про мундир английский и табак японский – тоже помню. А вот о его подвигах в Порт-Артуре впервые узнал из книги Сергея Смирнова.

Как только Колчак узнал о начале русско-японской войны, то связался по телеграфу с Петербургом, и попросил о своём переводе из Академии Наук, к которой был «приписан», в Морское военное ведомство. Прибыл в Порт-Артур и встретился с командующим Тихоокеанским флотом адмиралом Степаном Осиповичем Макаровым. И тот назначил его вахтенным начальником на крейсер 1-го ранга «Аскольд». А через две недели адмирал Макаров, которого Колчак считал своим учителем, погиб на борту флагманского эскадренного броненосца «Петропавловск». Корабль подорвался на японской мине.

После гибели адмирала Макарова минная война стала делом чести и жизни лейтенанта Колчака. Через несколько дней он был назначен командиром миноносца «Сердитый». Командуя этим миноносцем, он совершил два героических поступка, которые вошли в историю войны с Японией.

Сначала, совместно с минным заградителем «Амур» и миноносцем «Скорым» он принял участие в постановке минного заграждения. И на следующий день после этого на расставленных минах погибли японские броненосцы «Хацусэ» и «Ясима».

И это стало самым громким успехом Первой Тихоокеанской эскадры за всю военную кампанию.

А свой ГЛАВНЫЙ воинский подвиг на русско-японской войне Колчак совершил, когда, командуя эсминцем «Сердитым», поставил 16 мин в заранее облюбованном им месте. И в ночь на 13 декабря 1904 года на этих минах подорвался и затонул японский бронепалубный крейсер «Такасаго».

Этот успех был вторым по значению для русских военных моряков после потопления броненосцев «Хацусе» и «Ясима». Александр Васильевич очень гордился этим успехом.

Японская война закончилась для Колчака пленом. Раненый и больной он оказался в госпитале в городе Нагасаки. Больным офицерам было предложено либо лечиться в Японии либо возвращаться в Россию. Все русские офицеры предпочли Родину.

И 4 июня 1905 года Александр Васильевич прибыл в Петербург.

 

3) Восстановление военного флота после японской катастрофы

Флот российский потерпел сокрушительное поражение. Его требовалось возродить. Причём на совершенно новом, более современном техническом уровне. Восстановлением военного флота и занялся Александр Колчак. В этой работе он оказался одной из ключевых фигур. Он занимался планированием и организацией воссоздания морской мощи Российской Империи. Он принимал активное участие в работе Морского Генерального штаба. Читал лекции в Морской Николаевской академии, и эти лекции имели потрясающий успех. Его наперебой приглашали выступить в офицерских собраниях флотских частей и соединений. А после публикации его статьи «Какой нам нужен флот» Колчак был приглашён для прочтения доклада на заседание Государственной Думы.

Эффект от этого выступления был совершенно удивительным – лейтенант Колчак стал постоянным членом думской комиссии по обороне. Вдумайтесь – морской офицер со скромным званием лейтенанта стал принимать участие в повышении обороноспособности Государства Российского! Причем, не будучи депутатом Думы!

Благодаря его стараниям на российских стапелях были заложены линкоры типа «Севастополь», линейные крейсера типа «Измаил», качественно новые подводные лодки и легендарные, не имевшие аналогов во всём мире эсминцы типа «Новик».

Флотский историк Владимир Геннадиевич Хандорин утверждает: «все линкоры, половина крейсеров и треть эсминцев советского Военно-морского флота, которые в 1941-ом году вступили в Великую Отечественную войну, были построены именно по этой программе».

Ещё раз заостряю ваше внимание - все линкоры, половина крейсеров и треть эсминцев, встретившие фашистов, были построены благодаря активной деятельности Колчака. Что же касается уникальных и легендарных эсминцев серии «Новик», то они успешно прослужили в советском ВМФ аж до середины 50-ых годов прошлого века. И это – тоже благодаря Александру Васильевичу Колчаку.

 

4) Об участии Колчака в Первой Мировой Войне на Балтике

Вот тут у меня в знаниях был не то что пробел, а ПРОПАСТЬ! И книга Сергея Смирнова этот провал засыпала фактами, цифрами и аргументами. Могу предположить, что если опросить (к примеру) десять тысяч человек, то вряд ли хоть один из них внятно расскажет о боевых подвигах Колчака в Первую Мировую. Разве что случайно попадётся школьный учитель истории, институтский преподаватель или какой-нибудь эрудит, увлечённый морской тематикой.

 У меня лично был шок после прочтения информации о «самоуправстве» Колчака по самовольной установке минных заграждений в Финском Заливе в последнюю мирную ночь накануне Большой Войны. Причём, ведь когда-то уже читал об этом у писателя Валентина Пикуля, но как-то в памяти это не задержалось. Расскажу об этом героическом самовольстве чуть подробнее.

 В конце июля 1914 года Россия ещё могла избежать страшной, затяжной, разорительной и кровавой войны. И прояви тогда император Николай Второй государственную мудрость, то не случилась бы последующая катастрофа с нашей страной.

 Флотский офицер, капитан 1-го ранга Колчак понимал неизбежность надвигающегося вторжения, и находясь в Ревеле, в ночь на 30-е июля, ещё ДО официального объявления войны, отправил телеграмму командующему Морскими силами Балтийского моря адмиралу Николаю фон Эссену. И в той телеграмме, почти в ультимативной форме потребовал разрешения на минирование Финского залива. Мудрый фон Эссен понимал, что если он начнёт согласовывать это всё с Генштабом и нерешительным Государем Императором, то время будет упущено. И Николай Оттович «дал добро». Минная дивизия Колчака ушла в ночь. В последнюю мирную ночь. И расставила немцам неожиданные сюрпризы.

 Странное дело – все, кто провозглашает своё государство Рейхом, почему-то обязательно рассчитывают на блиц-криг. Вот и 1-го августа 1914 года ударная мощь немецкого флота под боевым охранением миноносцев, устремилась в горло Финского залива. Дабы мгновенно прорвать силы обороны русских и бросить свои якоря у причалов Кронштадта и в устье Невы. И вдруг, неожиданно, там, где ну никак не ждали, пять вымпелов из состава миноносцев германского флота подорвались на минах. Откуда они взялись, эти мины!? – немцы так и не поняли. Ещё сутки назад их разведка была уверена, что Финский залив чист…

 В полной растерянности любители блиц-крига повернули на свои базы. И не от величины потерь – они были некатастрофичны. Из пяти эсминцев только два навсегда вышли из строя. Но германские моряки испытали шок. Как потом выяснилось, весь Финский залив был перегорожен восемью линиями минных заграждений. 

В общем, военная мудрость, настойчивость, воля и «самоуправство» капитана первого ранга Колчака устроила Германии очень большие проблемы на Балтике. Причем на несколько лет вперёд. Минные банки надёжно закрыли на замок морские ворота к столице Российской Империи до самого конца войны.

 И это было только началом минной войны. Эсминцы Колчака преподнесли неприятелю множество неприятных сюрпризов. Один из них – наиболее известный случай, произошёл в акватории Мемеля. Сегодня этот литовский город называется Клайпеда. А тогда там была крупная военно-морская база Германии. Семнадцатого ноября 1914 года на выходе из своей базы напоролся на минную банку броненосный  крейсер «Фридрих Карл».

 Правда, очень красивый корабль? Но этот красавец ушёл на дно, причём очень красиво ушёл. Ещё раз повторю – подорвался на русских минах РЯДОМ со своей базой, в 30 милях от неё. Кстати, в начале кинофильма «АдмиралЪ» показана гибель именно этого крейсера – «Фридриха Карла».

И это ещё не всё – немцы стали подрываться на минных банках, установленных у Данцига. А это ведь Восточная Пруссия, глубокий тыл! Потом пошли подрывы рядом с островом Борнхольм – а это, между прочим, недалеко от датских проливов! И, наконец, самые неприятные неожиданности для германского императорского флота возникли в акватории Киля – главной и самой западной базы немецкого флота на Балтике!

 Потери Германии на Балтике были огромны – 6 крейсеров, 8 миноносцев и 23 морских транспортных судна. Всё это демонстрировало немецкому Командованию, что его флот неспособен обеспечить безопасность не только побережья Литвы и Восточной Пруссии, но и самого Рейха. Биографы Колчака утверждают, что командующий немецким Балтийским флотом принц Генрих Прусский распорядился о запрете кораблям выходить в море до тех пор, пока не будет найдено средство для борьбы с русскими минами.

 Минная дивизия Колчака откровенно и безнаказанно «разбойничала» на Балтике, особенно вдоль её южного и юго-восточного побережья. Минные банки, будто сами собой, возникали в самых неожиданных местах. К примеру, недалеко от Виндавы (это сегодняшний город Вентспилс в Латвии) на русских минах подорвался немецкий крейсер и нескольких эсминцев. По сути, именно эскадренные миноносцы Колчака стали первыми применять тактику, которую спустя годы подводники Третьего Рейха назовут «волчьей стаей». Волчьи стаи наших миноносцев терроризировали коммуникации и береговые базы немецкого флота на протяжении всей войны.

 В общем, по итогам 1915-го года, потери немецкого флота в боевых кораблях превзошли потери русских в 3,5 раза, а в транспортных судах – в 5 раз. И вклад Минной дивизии Колчака в этот разгром более, чем высок. К примеру, большой успех произошёл 31-го мая 1916 года. Три колчаковских эсминца – «Новик», «Олег» и «Рюрик» – провели блестящую операцию: в течение 30-ти минут ими был потоплен целый караван сухогрузов, следующих из Швеции. На дно, вместе со шведской железной рудой ушли не только транспортные суда, но также все до единого боевые корабли охранения.   

 В сознании великого числа наших сограждан укоренён штамп о разгильдяйстве и моральном разложении морячков-балтийцев во время Первой Мировой. Дескать, воевать не желали, а ходили себе по Питеру с цигаркой в зубах, с красным бантом на бушлате, мели широкими клёшами мостовые, грабили винные подвалы и тискали в подворотнях кухарок. Да, было такое… но позже – в 1917 году. А до Февральской Революции большинство балтийцев воевали. И воевали очень даже хорошо! Приведенные в книге Сергея Смирнова цифры о соотношении флотских потерь говорят сами за себя.

 

5) О службе Колчака на Черноморском флоте и о планах взятия Константинополя

 В июне 1916 года Александр Колчак был произведён в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом, став самым молодым из командующих флотами воюющих держав. При личной аудиенции у Государя вскрылся тайный смысл его перевода на юг. В Ставке решено было реализовать план, давнюю мечту русских царей – древнюю, как «Повесть временных лет». В Петербурге хотели повторить то, что получилось у Вещего Олега, прибившего щит к вратам Царьграда, и исправить то, что не смог сделать «белый генерал» Михаил Скобелев – а именно захватить Стамбул-Константинополь и черноморские проливы. Колчак немедленно выехал в Севастополь и приступил к разработке плана операции.

Интересен тот факт, что при выходе немецкого крейсера «Бреслау» из турецкого пролива Босфор Колчак лично встретил его на линкоре «Императрица Мария» и первым же залпом нанёс ему такие повреждения, что тот спешно вернулся в пролив, укрывшись дымовой завесой.

Линейный крейсер «Гёбен», который должен был сменить «Бреслау» на акватории, вообще не решился тогда выйти из Босфора. Появление русских дредноутов у турецких проливов кардинально изменило военную обстановку – тот же «Гёбен» аж до конца 1917 года вообще ни разу не выходил в Чёрное море.

А вот удравший от Колчака крейсер «Бреслау» не ушел от своей судьбы – он таки подорвался на русской мине. Её, и другие несколько десятков смертоносных «подарков» установил в турецких проливах наш подводный минный заградитель «Краб» - прошу заметить, первый в мире ПОДВОДНЫЙ заградитель!

 Колчак на Чёрном море применил свою проверенную на Балтике тактику – минирование баз противника и его побережья. И эта тактика опять принесла большой успех. Болгарские порты Варна и Зонгулдак были плотно заблокированы минными заграждениями – немцы потеряли на них 6 подводных лодок. На долгое время вражеские корабли вообще исчезли из Чёрного моря.

 К декабрю 1916-го года колчаковский план «Босфорской операции» по захвату Стамбула был готов, и его представили в Ставку. Этот дерзкий план предусматривал массированное наступление Кавказской армии по азиатскому побережью Турции в сторону проливов.

И как только силы немецко-турецких войск были бы отвлечены на прорыв Кавказской армии, вот тут в дело бы вступил Черноморский флот – он произвёл бы молниеносный десант в тыл обороняющегося противника, и захватил бы как Босфор, так и весь Стамбул, а потом уже и пролив Дарданеллы. Таким образом, сбылась бы давняя славянская мечта – освобождение древнего Константинополя от османов.

Ставка одобрила этот план. Началась активная подготовка к его реализации. В Крым даже стали поступать гидроаэропланы для формирования Воздушной Черноморской дивизии. Она должна была поддержать с воздуха десант на Стамбул. Пилоты занимались разведывательной работой и проводили аэрофотосъемку турецких берегов и укреплений. Флот проводил учебные стрельбы. Севастопольский Белостокский пехотный полк стал тренироваться в погрузках на корабли и высадками с них на побережье, и был уже настолько вымуштрован этими упражнениями, что, похоже, достиг навыков современной морской пехоты.

Но планы по захвату Стамбула и возвращению ему имени Константинополь не удалось воплотить в жизнь. Одна из важнейших причин – это откровенный саботаж и придворные интриги командующего Кавказской армии – той самой армии, которая должна была наступать на Стамбул по суше. По иронии судьбы ею командовал давний недоброжелатель Колчака – Великий князь Николай Николаевич. Он сделал всё возможное, чтобы бойкотировать колчаковскую операцию, и в конечном итоге сорвал её. А потом грянула Февральская Революция, и Император Николай отрёкся от престола. В стране и на флоте начались разброд и шатание.

 Спустя несколько лет соратник, флаг-офицер и друг Колчака, контр-адмирал Михаил Иванович Смирнов, находясь в эмиграции, напишет в своих мемуарах: «Не случись революции, Колчак водрузил бы русский флаг на Босфоре».

6) О наградном кортике, выброшенном за борт

 Монархист Александр Колчак был предан престолу и отечеству. Известие об отречении Государя его крайне огорчило. Он считал, что Отечество идёт к гибели. Февральскую революцию вице-адмирал Колчак не принял. Забегая немного вперёд сообщу, что спустя несколько лет, уже, будучи Верховным Правителем России, он запретит праздновать и отмечать годовщину февральской революции – потому, что она привела к катастрофе –  октябрьскому перевороту, гражданской войне, развалу Российской Империи, разрухе и страданиям, гибели и эмиграции миллионов наших соотечественников.

 Самой яркой иллюстрацией отношения Колчака ко всему происходящему летом 1917 года может служить знаменитая сцена бросания за борт броненосца «Георгий Победоносец» наградного кортика. Киношники из фильма «АдмиралЪ» применили для красоты картинки какой-то декоративный палаш с изящно закрученной гардой. Всезнающая Википедия называет это почётное георгиевское оружие почему-то золотой саблей. Широкая общественность убеждена, что это была шашка, хотя надо отметить, что с шашками на флоте вообще как-то не сложилось – их там не было отродясь. А выкинул Колчак награду за Порт-Артур – Георгиевский кортик «За храбрость». Выкинул со словами, которые обошли потом все газеты, стали очень знаменитыми и вошли в историю. Он сказал революционным матросам: «Японцы, наши враги — и те оставили мне оружие. Не достанется оно и вам!».

 Мало кто знает один удивительный факт – тот выброшенный кортик Колчаку потом вернули. И знаете кто? Матросы броненосца «Георгий Победоносец». Они ныряли в мутные воды у причальной стенки, возле которой швартовались угольные боевые корабли, ныряли на большую глубину, и на дне, забитом всяческим флотским хламом и мусором, таки нашли наградное оружие своего адмирала. Потом, уже в Петербурге, промонархически настроенные офицеры, враждебные Временному Правительству, торжественно вручили Колчаку его же, поднятый «со дна морского» Георгиевский кортик. На его клинке была сделана свежая надпись: «Рыцарю чести от Союза офицеров армии и флота». 

Этот поступок матросов и офицеров свидетельствует об отношении личного состава к своему командующему. Уважали Александра Васильевича Колчака на Флоте.

 

7) Колчак после Октябрьской революции и «растраченный» им золотой запас Российской Империи

Для того, чтобы понять: что произошло с адмиралом Колчаком после Октябрьской революции, что двигало им при создании Белого Движения, какие решения он принимал на посту военного министра Временного Всероссийского правительства и почему он стал Верховным Правителем России – для всего этого я предлагаю вам, дорогие телезрители, прочесть труд Сергея Смирнова «Адмирал Колчак. Неизвестное об известном».

Для расширения кругозора и разности мнений в Сети можно отыскать и другие книги на эту тему. Могу посоветовать произведения Владимира Хандорина «Адмирал Колчак. Правда и мифы», Николая Старикова «Адмирал Колчак. Протоколы допроса», а также труды О.В. Будницкого, С.В. Дрокова и Михаила Ивановича Смирнова.

 Каждый должен сам сделать для себя вывод – кем был адмирал Александр Колчак. Кровавым диктатором, душителем прав и свобод или офицером, уверенным в том, что только военная диктатура положит конец хаосу, беспорядкам, анархии и остановит катастрофу в огромной несчастной стране; был ли он убеждённым контрреволюционером, махровым белогвардейцем или искренним патриотом своей Родины, идейным борцом с большевизмом; останется ли он благодаря советской школьной программе в памяти народа «английским шпионом», «табаком японским – правителем омским» или поднимется на пьедестал спасителя России. Решайте сами.

Я же хочу закончить свою заметку, основанную на впечатлениях от прочтения книги Сергея Смирнова, одной очень «шкурной» темой. Денежной. И даже золотой. Речь пойдёт о пропавшем золотом запасе Российской Империи. Огромное количество людей до сих пор мечтает найти это золото на сибирских просторах от Урала до Иркутска. До прочтения работы Сергея Смирнова, я тоже, грешным делом, мечтал понырять с аквалангом в Байкале и поискать на его дне сокровища. Но теперь эти хрустальные мечты вдребезги разбились о суровые факты. Люди! Не надо ничего искать! Никакого колчаковского золота в Байкале нет! Равно как и вдоль Транссиба! «Всё уже украдено до нас!» И отнюдь не Колчаком.

 А теперь займёмся простой арифметикой.

Итак, дано: Колчак отбил в Казани у большевиков некоторую часть золотого запаса Империи общим весом в золотых слитках в 505 тонн на сумму 650 миллионов рублей в ценах 1919-го года. Начинаем отнимать от указанной суммы следующие цифры:

- 68 миллионов ушло на закупку вооружения и обмундирования для своей армии,

- 128 миллионов было потрачено в качестве залога зарубежным банкам для получения у них кредитов,

- 407 миллионов выдал большевикам Чехословацкий корпус – ему была доверена охрана царского золота, но бывшие пленные чехи отдали эти деньги за право беспрепятственно покинуть Россию,

- ещё 35 миллионов рублей из золотого запаса загадочным образом пропало после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань.

После вычитания названных чисел у нас остаётся 12 миллионов.

Из этих 12-ти после разгрома Белого движения 10 миллионов были переданы Российскому общевоинскому союзу, начинавшему свою работу в эмиграции в городе Париже под руководством генерала Александра Кутепова.

 Итого, неучтёнными остаются всего 2 миллиона рублей. Установить их судьбу историкам так и не удалось.

Возможно, они ушли на «накладные расходы», неизбежные при нелегальном вывозе столь значительных средств за границу. Они вполне могут быть как на совести тех же белочехов, так и на совести офицеров французской военной миссии, сыгравших не последнюю роль в выдаче Колчака красным. Так, что с Александра Васильевича можно смело снять все обвинения в растрате золотого царского запаса.

 Более того… Знаете ли вы главную причину, по которой чехи, французы и лично глава французской военной миссии генерал Жанен предали Колчака и сдали его большевикам? Причина проста – Александр Колчак в жёсткой форме запретил вывоз золотого запаса Российской Империи и награбленных белочехами ценностей за рубеж, совершенно справедливо объявив их собственностью России. И на беду свою открыто сделал распоряжения о подготовке этих ценностей к отправке в глубокий тыл. Трагическая развязка была ускорена телеграфным приказом Александра Васильевича во Владивосток о проверке всех ценностей и имущества, вывозимых чешскими легионерами на кораблях из России. Об этой телеграмме стало известно чехословацкому командованию.

И союзнички продали адмирала за золото...

 Но за своё предательство белочехи поплатились российскими сокровищами – их у них отобрали большевики. А предатель генерал Жанен до конца своей жизни прожил под метким прозвищем «генерал без чести».

Адмирал Александр Колчак отдал свою жизнь за верность чести, долгу и Отечеству. Он был расстрелян в Иркутске в ночь с 6 на 7 февраля 1920 года.

Сегодня движение судов по Северному морскому пути довольно таки активное. А после запуска в работу нового ямальского порта Сабетта станет весьма оживлённым. Молодые штурмана ледоколов, сухогрузов, лесовозов, и газовозов во время ледовой проводки по Карскому морю будут упираться взглядом в надпись на навигационной карте – «остров Колчака».

И, удивленно подняв бровь, будут вопрошать у старого шкипера:

– Что, тот самый Колчак?...

 – Да, ребятушки, тот самый... полярник, гидрограф, герой Японской и Первой Мировой войн, адмирал русского флота Александр Васильевич Колчак.

Прочитано 3775 раз