Вторник, 19 января 2016 05:15

Ради картины и любви – НЕ жалко корабля!

Оцените материал
(24 голосов)

26 июня 1770 года – день Морской Славы России. В этот день русская эскадра под командованием графа Орлова и адмирала Спиридова одержала блестящую победу над турецким флотом в Чесменском сражении.

Эта битва является одной из крупнейших сражений эпохи парусного флота. Вдвое превосходящий нас турецкий флот был заперт в Чесменской бухте, сожжен и полностью разгромлен. Пятнадцать крупных линейных кораблей, шесть фрегатов и множество мелких османских судов ушли на дно. Русские потеряли всего один линейный корабль. Эта победа стала возможна благодаря внезапной и очень смелой ночной атаке, применению брандеров и зажигательных снарядов, а также флотоводческому искусству адмирала Григория Спиридова, который отказался от старых флотских шаблонов и применил новую тактику.

 

 

Но основные лавры этой великой победы достались, конечно же, любимчику Екатерины Второй - графу Алексею Орлову. После грандиозного разгрома турецкого флота он приобрел приставку к своей фамилии – Чесменский.

Для того, чтобы увековечить торжество русского оружия над османским Екатерина поручила немецкому художнику-маринисту Якобу Филиппу Гаккерту написать серию картин, посвященных Чесме. Всем был хорош германский мастер морских пейзажей, но вот у него никак не получалось достоверно нарисовать ночные взрывы кораблей. Вот посмотрите – что именно у него получалось. Толи красный вопросительный знак, толи какое-то странное природное явление, толи гигантская сгоревшая пальма, толи ядерный гриб малой мощности.

В мастерскую художника в итальянском городе Ливорно пришел герой Чесмы граф Орлов, посмотрел на это творение… и очень огорчился. Неужели из-за этой красной козявки на полотне он не жалел живота своего?... Живописец только руками развел: - Я никогда в жизни НЕ видел горящий корабль!...

«Ах так… не видел, значит устроим», - решил граф и, повез творца в бухту Ливорно. Там на рейде стояла русская эскадра. И там, специально для немца подожгли и взорвали настоящий корабль! Выбрали тот, который постарее – фрегат «Гром». Сняли с него экипаж, набили порохом, и флагман «Три Иерарха» («Три Святителя») расстрелял его из своих пушек. Пожар и взрыв получились на славу. Яков Гаккерт поправил свою картину, и она стала вот такой.

Художнику после того огненного перфоманса настолько понравилось рисовать корабли и взрывы, что он на этом деле набил руку, написал и посвятил Чесменскому сражению целую серию полотен. Сегодня их можно увидеть в Эрмитаже и в Петергофском дворце.

Во всей этой красивой картине маслом есть еще один замечательный мазок. Причем, очень романтический. Алексей Орлов не просто ради любви к искусству утопил свой корабль. Была у него для этого еще одна причина. Причем веская… И очень симпатичная…

Её имя – Корилла Олимпика. Она была итальянской поэтессой. Граф Орлов специально захватил её с собой на просмотр взрыва. Потому что добивался её благосклонности. Представляете, привёз он её на причал, нежно так приобнял за талию, простёр длань в направлении своей эскадры, и сказал: "А теперь, милая, смотри! Это всё для тебя!"....

И тут - БЗДЫЩЬ!!! БА-БА-БАХ!!!… Горизонт вздрогнул и переломился от огня, дыма и ударной волны. Я просто уверен, что Корилла одновременно вздрогнула, вскрикнула, моргнула, икнула… и тут же влюбилась в русского графа. Ну, какая женщина устоит после такого шикарного огненного подарка!?

Не удивительно, что после столь необычного морского салюта граф Алексей Орлов таки добился благосклонности доселе неприступной итальянской красавицы. Хотя, если верить еще одной картине, то у героя Чесмы выбор был широчайший.

Вот как надо ухаживать! Мужчины, сожгите для своих дам хотя бы бумажный кораблик в тазике!

Прочитано 2225 раз