Понедельник, 02 марта 2020 17:00

Красота в мешке из-под картошки

Великолепная! Восхитительная! Прекрасная! Божественная! Роскошная! Сексуальная! Обворожительная!... Эти и им подобные эпитеты в адрес американской кинодивы Мэрилин Монро в течение десяти её самых прославленных лет не сходили со страниц мировой прессы.

Когда ещё никому не известная девушка по имени Норма Джин Догерти, урождённая Мортенсон, она же Бейкер, в конце второй мировой войны работала на авиационном заводе фирмы «Radioplane Co.» и собирала там беспилотные летательные аппараты, комплименты в её адрес тоже звучали. Но то были комплименты попроще: эй, красотка, ты сегодня отлично выглядишь!

А вот очень душевная, чисто женская история, рассказанная супругой актёра Олега Даля – Елизаветой. Она умудрялась уживаться рядом с гениальным артистом, который был известен среди друзей и знакомых как своенравный и импульсивный человек, не терпевший никакого давления на себя и не признававший никаких компромиссов.

Олег Даль обладал весьма тяжелым характером. Скверность его нрава, резкость его слов и поступков были особенно заметны в сложные периоды жизни, когда ему приходилось бороться с творческим кризисом и алкогольной зависимостью. В один из таких дней он сильно обидел свою жену. И она решила улететь на недельку к маме, из Москвы в Ленинград. Пока Елизавета собирала чемодан, Олег Даль был мрачен и недоволен. С женой он не общался. Когда приехало такси – он демонстративно ушёл в ванную бриться. Такси ждало у подъезда – но Даль тщательно брился. Ни «до свидания» не сказал, ни поцеловал в дорогу. Елизавета – в слёзы. Так и села в машину, скрывая горючие капли и мокрые глаза за тёмными очками.

Приехала она в аэропорт и зашла в буфет. Голодная была жутко, так как с самого утра из-за скандала кусок не лез в горло. Купила стакан кефира и булочку. Откусила кусочек, отвлеклась на что-то, отвернулась от стола… а когда повернулась обратно, то обнаружила, что у неё… пропал кефир. Стакан исчез! Заглянула под стол (вдруг стакан туда упал!?) но на полу было чисто. Вот, казалось бы, мелочь. Ерунда полнейшая. Но из-за этой ерундовой мелочи Елизавета решила, что сходит с ума…

Эта удивительная театральная история произошла в тридцатые годы, в период звёздной славы Всеволода Мейерхольда. Его необычный театр любил посещать молодой актёр Залман Храпинович, который спустя некоторое время сменит имя с фамилией и станет известным всей стране Зиновием Гердтом. Но в те годы он был никому не известным артистом московского театра рабочей молодёжи.

Так вот, однажды в фойе театра Мейерхольда Залман Храпинович, он же будущий Зиновий Гердт, повстречал шикарную даму. Настоящую русскую красавицу. Чаровница была высокого роста и носила роскошную шубу. Она была прекрасна! Но высокомерна. И не замечала восторженных взглядов низкорослого и невзрачного молодого человека.

Представьте себе, Зиновий влюбился! Он караулил её возле театра и несколько раз пытался познакомиться. Но всё было тщетно: от красавицы пылкий влюблённый получал только ноль внимания и фунт презрения...

Тогда Зиновий понял, что красотку нужно чем-то удивить. А ещё лучше поразить! А потому, встретив Мейерхольда, душевно попросил его об одном одолжении: чтобы маститый режиссёр на виду у этой недотроги как-нибудь его возвысил. Мейерхольд согласился. Вы только вдумайтесь: великий гениальный постановщик-новатор согласился подыграть безвестному актёру, маленькому и неказистому человеку.

Понедельник, 02 марта 2020 16:32

Какая именно Варвара?

Эта заметка о весьма занятной и очень романтичной этимологии слова барбитураты.

У людей, далёких от химии и фармакологии наверняка возник вопрос – что может быть такого занятного и даже романтичного в непонятном термине барбитураты? Однако если произнести это слово несколько раз, и прислушаться к его звучанию, то можно заметить в его основе красивое женское имя – Барби, что является ласково-уменьшительным от Барбара, или по-нашему Варвара. Хотите узнать возвышенную историю присвоения медицинским препаратам женского имени? Тогда я к вашим услугам.

Но для начала поясню, барбитураты – это большая группа лекарств, которые до недавнего времени широко назначались медиками как успокоительные средства. Некоторые из них применялись в качестве снотворного и даже для наркоза.

Во Франции конца XVIII-го – начала XIX-го веков при трёх политических режимах успешно лавировал циничный и властолюбивый человек по имени Шарль Морис де Талейран-Перигор. Долгое время он занимал пост министра иностранных дел. Это был непревзойдённый мастер политической интриги. Имя Талейран с тех пор стало нарицательным для обозначения хитрости, ловкости и беспринципности.

Однажды Талейран пригласил к обеду некую русскую даму. Она опоздала на целый час. Обычное дело для прекрасного пола, такие задержки сильные мужчины великодушно прощают. Но это была совершенно непозволительная оплошность с точки зрения язвительного Талейрана. Он, конечно же, встретил даму радушно. С широкой и лицемерной улыбкой. А потом, не снимая с лица милейшую маску, обратился к своему соседу, произнеся старинную греческую поговорку на мёртвом древнегреческом языке: – Когда женщина не молода, и не хороша собой, то она не должна заставлять себя ждать.

Гадость, сказанная на непонятном языке с предобрейшим выражением лица, по мнению Талейрана не должна была обидеть гостью...

Лаиса, я люблю твой смелый, вольный взор,
Неутолимый жар, открытые желанья
И непрерывные лобзанья
И страсти полный разговор.
Люблю горящих уст я вызовы немые,
Восторги быстрые, живые.

Это короткое эротическое стихотворение принадлежит перу Александра Сергеевича Пушкина. Неизвестно кому именно посвятил шесть страстных строк наш гений, потому, что под именем Лаиса могла скрываться любая прелестница из пушкинских возлюбленных.  

Лаиса – так звали известную древнегреческую гетеру, жившую в IV веке до н.э. в Афинах и Коринфе. Сия обольстительница так отличилась в своей бурной молодости, что навсегда вошла в историю в качестве примера эталонной любовницы всех времён и народов. Именно она была любимой натурщицей художника Апеллеса. Он изображал красавицу на своих лучших картинах, и современники легко узнавали в нарисованной богине Афродите соблазнительные черты Лаисы.

Понедельник, 17 февраля 2020 17:53

Живительная волжская водица

Эта история произошла в Центральном академическом театре Советской Армии в послевоенные годы. На самой большой в Европе театральной сцене ставился впечатляющий своими масштабами и декорациями спектакль на тему освобождения Сталинграда. В постановке принимала участие огромная массовка количеством более двух сотен человек. На подмостки выкатывались настоящие пушки и выдвигались бутафорские танки. Непрерывно звучала стрельба и гремели взрывы. Всё было мощно, внушительно и патриотично.

В конце спектакля героический солдат, которого играл актёр Андрей Попов, изображал смертельно раненого бойца: он лежал на авансцене и тихим голосом просил своих товарищей: «Дайте мне воды из Волги свободной испить». По рядам передавали каску с водой. Герой её пил, постепенно слабея, вода проливалась на гимнастёрку, после чего воин склонял голову, умирал на руках боевых друзей… и всё… занавес! Конец спектакля.

Как-то раз, в один чудесный апрельский вечер игра в спектакле про Сталинград совпала у Андрея Попова с его днём рождения. Некоторые знатоки театральных баек утверждают, что даже случился юбилей – 30 лет...

Понедельник, 17 февраля 2020 17:32

Память о бомбёжках

В 1980 году видный советский актёр и режиссёр Евгений Семёнович Матвеев снял кинокартину о Великой Отечественной войне под названием «Особо важное задание». Этот фильм рассказывал о том, как в СССР был налажен выпуск штурмовиков Ил-2, о срочной эвакуации в начале войны авиационного завода из Воронежа в Куйбышев, а также о разворачивании в кратчайшие сроки на новом и пустом месте производства легендарного Ил-2 – самого массового боевого самолёта в мировой истории. 

Киногруппа картины «Особо важное задание» работала на месте реальных событий. Так, например, кадры бегства людей через понтонный мост и атаки немецких самолётов на мирных граждан были сняты у села Семилуки недалеко от Воронежа. Для съёмок этого очень напряжённого и трагического эпизода на роль многочисленных беженцев набрали жителей окрестных сёл. Народу от мала до велика собралось много: несколько сотен человек. Многие местные жители старшего возраста ещё помнили войну – ведь после её окончания прошло всего 35 лет.

Понедельник, 17 февраля 2020 16:52

Последняя улыбка. Смерти в лицо. Фото №2

И ещё один мощный снимок с последней улыбкой прямо в лицо врагам. Но теперь уже не с женской улыбкой, а с мужской.

Эта фотография найдена в военном архиве Финляндии. Она сделана 17 июля 1941 года. В кадре – весёлые финские офицеры и смеющийся человек в чёрной форме без знаков различия.

Но не нужно обольщаться благодушностью увиденного. Красивый молодой человек с очаровательной улыбкой в центре кадра – это советский разведчик-диверсант, которого в начале июля забросили на парашюте в тыл противника для подрыва железнодорожного полотна на дороге Сало-Карья.

Найденные в архиве фотографии сопровождаются подписью-комментарием, который переводится на русский язык так: «Финские офицеры пытались допросить захваченного в районе Ханко русского десантника. Пленный смеялся над своим последним желанием. Он был казнён после фотографирования»...

Понедельник, 17 февраля 2020 16:39

Последняя улыбка. Смерти в лицо. Фото №1

Я хочу показать вам одну очень необычную фотографию. Очень сильный снимок. Это – один из самых эмоциональных кадров о войне, увиденных мною когда-либо.

Вот, казалось бы – что же такого необыкновенного в этой простой и (на первый взгляд) даже какой-то душевной фотографии? Ведь люди на ней улыбаются!

4.01 Чэн Бенхуа

Со старого фото с загадочной улыбкой Моны Лизы на нас смотрит симпатичная девушка азиатской наружности. За её спиной скалят зубы солдаты японской императорской армии. Им весело. Солдат в очках даже заливается счастливым смехом. Наверное, они шутку какую-то услышали. Или забавный анекдот. А, может быть, фотограф им рожи смешные корчит?

На самом деле, за этим весёлым кадром скрывается трагедия. Девушка, которая пренебрежительно улыбается перед камерой – китайская партизанка, приговорённая к смерти. А четверо японских солдат, сидящие за ней в небрежных позах – это её расстрельная команда...

Страница 6 из 109