Понедельник, 27 ноября 2017 11:42

О происхождении слов «шаромыжник», «шантрапа», «шваль» и «шушера»

Оцените материал
(17 голосов)

Знаете ли вы, откуда и как в русском языке появились такие ругательные слова как: «шаромыжник», «шантрапа», «шушера», и уж извините за не очень приличное словцо «шваль»? До недавнего времени я полагал, что все они вошли в обиход из воровской фени. Но «Этимологический словарь русского языка», созданный языковедом-славистом Максом Фасмером, даёт совершенно ясную картину их происхождения. Оказывается, все эти ругательства появились в России после наполеоновского вторжения 1812 года. Сейчас расскажу подробнее.

Но сначала несколько чисел сухой статистики. Для общего развития, так сказать. Границу Российской Империи перешла Великая армия наполеоновской Франции и её европейских союзников общей численностью 610 тысяч человек.

Унести ноги из России смогли только 30 тысяч «евроинтеграторов». До Парижа дошло и того меньше – около 10 тысяч. Вопрос: что случилось с самой мощной в мире армией того времени и где пропали 580 тысяч её воинов?

Ответ: полегли в той земле, которую очень хотели завоевать. Меньшая часть захватчиков погибла в сражениях, а основные потери произошли из-за голода, холода и болезней. А вот не надо было приходить с мечом на нашу землю!

Больше всего повезло тем агрессорам, которые сдались в плен и поступили на службу к русским дворянам и помещикам гувернёрами и учителями. После ночёвок в сугробах, поедания павшей конины и постоянных атак очень злых партизан оказаться в тепле, уюте и в почёте, да ещё и с неплохой зарплатой – это бесценно!

Точное число французских счастливчиков-гувернёров трудно подсчитать. Но совершенно точно известно, что ругательные слова, о которых я заявил в самом начале моей заметки, появились в русском языке именно во время позорного бегства некогда непобедимой Великой армии.

Перейдём к разбору их этимологии. Первое слово – шаромыжник.

По Старой Смоленской дороге отступали остатки наполеоновской армии. Они шли по знакомой им дороге, вдоль которой они уже всё съели по пути в Москву. На обратном зимнике до «городу Парижу» есть было уже нечего.

Бравые «завоеватели Европы», измученные голодом и холодом, совершенно измотанные партизанами, превратились в замёрзших и жалких оборванцев.

Теперь эти голодранцы уже не грабили помещичьи усадьбы, и не выносили из православных храмов утварь. Они даже не требовали у русских крестьян, как раньше, еду. Они её очень вежливо, смиренно и жалостливо просили. Выпрашивая хоть что-нибудь перекусить, французы обращались к крестьянам как к наилучшим своим друзьям, а именно произносили: «cher ami», что означает «дорогой друг». Вот так, постоянно слыша «cher ami, cher ami, cher ami» русские крестьяне и прозвали французских попрошаек –  шаромыжники.

Второе слово из лексикона шаромыжников – шушера.

Оно – некая производная от предыдущего выражения «cher ami». В русской транскрипции ругательства «шушера» присутствует ласковое французское слово «cheri», которое означает «любимая». Ну, в том смысле, что любимая женщина. Странно, не правда ли – как нежное слово «любимая» могло трансформироваться в оскорбление? А вот как.

Когда русские люди наблюдали отступающих оборванцев, стремящихся поскорее покинуть пределы негостеприимной страны, то спрашивали у этого жалкого сброда: «Куда вы идете?». И тогда несчастные отвечали: «Chez сheri» (звучит как шешери), что можно перевести как «К своей любимой-дорогой». Не зная языка, но часто слыша «шешери-шешери», русские крестьяне прозвали французов шушерой.

Третье слово, появившееся благодаря шаромыжникам и шушере – шваль.

В этом резком оскорблении скрывается очень благородный корень – «cheval» (звучит как шеваль). Вы наверняка слышали известное слово «шевалье», которое обозначает благородного человека, рыцаря и дворянина. Происходит оно от слова «cheval»лошадь. То есть, шевалье – это человек на лошади, богатый и благородный дворянин.

Так вот, убегающие французские дворяне умоляли наших крестьян поделиться с ними лошадьми. Пешком топать им надоело потому что. А своих лошадей они съели ещё в Москве. Поэтому подходили к селянам и упрашивали: «шеваль, шеваль да шеваль!»

В холодной России высокородные европейские рыцари поизносились, изголодались, поубавили своей высокомерной спеси и скатились до того, что стали пожирать даже павшую тухлую конину. Однако русские, не видевшие в поедании лошадей особого рыцарства и благородства, окрестили жалких французов словечком шваль. Вот так и появилось в нашем языке ругательство, имевшее изначальный смысл как отрепье или сброд.

И наконец, четвёртое слово, подаренное нам французской швалью, простите, благородными шевалье. И это слово шантрапа.

Как вы знаете, не все французы добрались до Франции. Многих, взятых в плен, русские дворяне и помещики устроили к себе на службу. Нет, не на военную службу. Ибо те уже отвоевались. Бывшим шевалье нашлась посильная и непыльная работа – они стали гувернёрами, учителями, хористами и руководителями домашних театров. Когда к отъевшимся и отогревшимся директорам крепостных театров приводили на кастинг мужичков и девушек для набора в труппу, то французы их экзаменовали. Просили спеть или станцевать. Искали, так сказать, таланты в гуще народа.

И если вдруг певческих талантов в человеке не видели, то махали рукой и говорили «Сhantra pas» (звучит как онтрапа), что означает  «к пению не годен». Вот так это изящное театральное выражение Сhantra pas и превратилось в ругательную шантрапу.

И в завершение этимологической заметки несколько слов для общего развития. Так сказать, в копилку эрудиту.

Во время Отечественной войны 1812 года некоторые офицеры русской армии были убиты своими же русскими солдатами. Причина кроется вовсе не в бунте простых мужиков против господ. Просто многие офицеры согласно тогдашним обычаям по-французски говорили гораздо лучше, чем по-русски. Они никак не могли избавиться от привычки разговаривать между собой на языке захватчика. Поэтому ночью наши солдаты, а уж тем более крестьяне-партизаны и принимали своих офицеров за неприятелей.

Мораль сей истории – надо знать и любить свой родной язык!

Прочитано 241 раз