Четверг, 21 ноября 2019 10:07

«НЕвредные заметки» № 198

Тема программы — актёрские байки. Вы узнаете:

– чем закончилась охота Георгия Буркова за осой и как на это отреагировал его друг Василий Шукшин;
– о чрезвычайно долгом антракте продолжительностью в 20 лет;
– как хулиганская стрижка превратила артиста Марка Бернеса в солдата Аркадия Дзюбина;
– как Илья Муромец в исполнении Бориса Андреева милиционера поборол;
– кто такие волки морские и почему маленький Ролан Быков захотел стать актёром;
– как Леонид Гайдай уговорил Наталью Селезнёву сниматься в самом эротическом эпизоде советского кино;
– о языковом барьере и дружбе народов в знойном латиноамериканском городе Альбукерке.

 

Четверг, 21 ноября 2019 10:05

«НЕвредные заметки» № 197

Тема свежего выпуска тележурнала «НЗ» – криминальные истории. Но! В них не будет никаких зверств, никаких убийств и ни капли пролитой крови. Предлагаем вашему вниманию исторические байки с лёгким криминальным налётом, из которых вы узнаете:

- как в солнечной Италии дорожные грабители не на того напали,
- как украсть бриллиант, а потом его вернуть, избежав разоблачения и позора,
- о совершенно случайном разоблачении алчного ювелира,
- как петербуржский градоначальник Пётр Грессер проучил жуликоватого купца,
- как один знаменитый певец испугал грабителей банка и спас жизнь известному писателю,
- и, наконец, как Чарли Чаплин поступил с ворованными золотыми часами.

 

Понедельник, 18 ноября 2019 20:44

Дружба народов или двойной перевод

Однажды актёр Александр Абдулов и режиссёр Роман Балаян приехали на международный кинофестиваль в город Альбукерке, что расположен в американском штате Нью-Мексико. Межу прочим, Альбукерке – самый крупный город в очень знойном и пустынном штате на юге США. Как потом рассказывал Александр Абдулов: «Место это очень своеобразное, там даже негры не живут, одни латиносы и ковбои в шляпах. А уж русских там вообще днём с огнём не сыщешь!».

Из-за полного отсутствия русскоязычного населения мастера российского кино оказались без переводчика. Альбукерцы очень удивлялись: «А вы разве по-английски не говорите?»… Они бы ещё про испанский спросили… Наши уже было хотели учинить организаторам скандал о неуважении к гостям из России, как вдруг дело разрешилось неожиданным образом...

Однажды актёр Борис Сичкин, который прославился на весь Советский Союз ролью Бубы Касторского в фильме «Неуловимые мстители», зашёл в Москве в общественный туалет на Самотечной площади. И там он встретил свою старую знакомую – уборщицу тётю Пашу, которая когда-то убирала возле гостиницы «Метрополь». Удивлённый артист спросил: – Тётя Паша, а почему вы не работаете у «Метрополя»?...

И бабуля ему ответила: – Интриги, сыночек, интриги...

В продолжение туалетной темы ещё одна история, которую поведал Александр Ширвиндт.

В свой фильм «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» Леонид Гайдай пригласил юную актрису Наталью Селезнёву. Для участия в новелле «Наваждение». Это там, где студенты настолько увлечённо готовятся к экзамену, что трескают с горчичкой не только сосиски, но и пирожные тоже, не замечая вокруг себя ничего, кроме конспекта.

И вот, перед постановщиком фильма возникла деликатная задача: как добиться того, чтобы молоденькая актриса Селезнёва совершенно естественно и без всякого стеснения разделась перед камерой до купальника. Как её уговорить? Какими словами убедить? Ведь в середине 60-х годов прошлого столетия наш кинематограф был весьма целомудренным, и то, что задумал смелый режиссёр – было верхом эротизма.

 

 

У знаменитого советского актёра и режиссёра Ролана Быкова мама Элла Ситняковская в молодые годы мечтала стать актрисой и даже училась в театральном училище. Но что-то у неё не сложилось в этой деятельности, и она полностью переключилась на воспитание своих детей. Она старалась привить сыновьям любовь к театру с их самых юных лет. Выбор профессии у Ролана Быкова был определён не только чрезмерно деятельной матушкой, но и запрограммирован Судьбой. Судите сами о следующем стечении забавных ситуаций.

У четырёхлетнего мальчика Ролана была старшая подруга, девочка, имевшая на него большое влияние. Однажды она уговорила его поступать в детскую театральную студию. Там Быкова вытащили на сцену и заставили читать стихи. Вирши были про море, и в них звучали примерно следующие слова: «Ходят волны кругом вот такие, вот такие большие... ходят по морю волки морские...» ну, и тому подобное.

Мальчонка запутался в словах, ошибся, запнулся, но зато отсутствие текста компенсировал активными жестами – он стал показывать руками как именно ходят волны большие-пребольшие…. Получилось весьма комично. После этого раздался первый в его жизни смех публики в зрительном зале.

Летом 1955 года в одной ялтинской газете появился разгромный фельетон о распоясавшемся артисте Борисе Андрееве, который чуть не утопил в море милиционера. Известный актёр посягнул на жизнь стража закона! Жуть!

В наше время подобными происшествиями никого не удивишь. Жёлтая пресса и скандальные телепрограммы ещё и не такое рассказывают. А вот в советские годы газетные статьи о хулиганстве всесоюзного любимца Андреева могли очень плохо для него закончиться. Дело было так…

В тот год в окрестностях Ялты по мотивам древних народных былин снимался кинофильм-сказка под названием «Илья Муромец». На главную роль русского витязя был выбран актёр-крепыш Борис Андреев, очень знаменитый в те годы артист.

 

 

Самая знаменитая роль актёра Марка Бернеса была сыграна им в кинофильме «Два бойца». Две задушевные песни в его исполнении на музыку Никиты Богословского – «Тёмная ночь» и «Шаланды полные кефали» – принесли артисту всеобщую любовь. Весёлая песенка про влюблённого рыбака Костю, которого «обожають Молдаванка и Пэрэсыпь», особенно полюбилась в Одессе. Жители «жемчужины у моря» стали считать столичного жителя Марка Бернеса своим земляком – настолько мастерски он овладел специфическим одесским говорком.

Между прочим, готовясь к роли одессита Аркаши Дзюбина, актёр долго оттачивал акцент обитателей вольного черноморского города.

А вот образ солдата Аркадия Дзюбина у Бернеса во время подготовки к съёмкам никак не вырисовывался. Воин из него получался какой-то неубедительный. Небойцовый боец выходил у артиста. Слишком мягкий и интеллигентный. Бернес всё время носил солдатскую форму, не расставался с нею даже во время сна, но никак не мог почувствовать себя солдатом Дзюбиным. В съёмочной группе уже поговаривали о замене актёра...

Понедельник, 18 ноября 2019 19:37

Затянувшийся антракт

В середине прошлого века на советской эстраде подвизался артист по фамилии Венгер. С ним связана одна презабавная история о чрезвычайно долгом антракте продолжительностью в 20 лет.

Венгер был эмигрантом – он ещё до Второй Мировой войны сбежал из Советского Союза в Румынию. Обстоятельства этого побега были таковы. У Венгера во время гастролей по Бессарабии был концерт в каком-то клубе на самой границе, прямо на берегу Днестра. Когда окончилось первое отделение концерта, Венгер объявил: - Антракт!... Во время этого перерыва он вышел из клуба, сел в лодку, и контрабандисты перевезли его на румынскую территорию. Так что зрители второго отделения так и не увидели.

Прошли годы, закончилась война. После двух десятков лет отсутствия Венгер вернулся в Советский Союз, прошёл проверку и фильтрацию, и спустя некоторое время ему разрешили продолжить концертную деятельность. И вот однажды во время гастролей по Молдавии он попал в тот же самый клуб, из которого когда-то бежал за границу. Окончилось первое отделение концерта. Венгер объявил: - Антракт!

И тут из зала раздался старческий голос: - Опять на двадцать лет?

Однажды Георгий Бурков зашёл в гости к своему другу Василию Шукшину в то время, когда тот сосредоточенно творил. Что-то печатал на машинке: то ли очередной рассказ, то ли новый сценарий. Василий Макарыч попросил товарища: – Погоди немного, не отвлекай меня. Сейчас закончу, тогда и пого­ворим...

Бурков от нечего делать стал ходить по комнате, подошёл к окну, поглазел на улицу и вдруг увидел, как по оконному стеклу ползет оса. Георгий скатал в трубочку подвернув­шийся под руку толстый журнал и стал охотиться за на­секомым. Ударил раз – мимо, ещё раз – опять промах, а в третий раз жахнул так сильно и неловко, что оконное стекло со звоном разлетелось...

Очень интересна реакция Шукшина на оплошность гостя. Василий Макарыч не вздрогнул, не вскрикнул и не заматерился. Он даже голову не повернул. Не отрываясь от своей работы, не поднимая глаз от клавиш печатной машинки, Шукшин совершенно спокойно спросил: – Ну что, убил?

Страница 1 из 117