Понедельник, 27 мая 2019 12:40

Исторические анекдоты о Петре Первом. Часть первая

Оцените материал
(11 голосов)

За 4 года существования проектов «НЕвредные заметки» и «Полезные заметки» мною рассказано большое число занимательных историй о русских царях и царицах. Абсолютный лидер рейтинга наших монархов на страницах тележурнала и интернет-журнала – это истинно великая императрица Екатерина Вторая

За ней по количеству просмотров и прочтения заметок следуют: Александр III, Александр I, Николай I и Павел IКого не хватает в этой сиятельной череде российских коронованных особ!?... Ну, конечно же, Петра Первого!

О нём я тоже рассказывал, но непростительно мало. Общее число заметок о Петре Великом не соответствует его величию. Исправляю эту недоработку. Сегодняшний выпуск будет целиком посвящён самому крутому в истории России царю-реформатору. Тем более для этого имеется календарный повод: 27 мая свой день рождения празднует Санкт-Петербург – город, возникший на карте мира благодаря кипучей энергии Петра Алексеевича Романова.

 

Вас ждёт подборка исторических анекдотов о Петре Первом. Очень прошу вас не относиться скептически к выражению «исторический анекдот», ибо в старину словом анекдот называли краткий рассказ об интересном случае, который имел место быть в реальной жизни. Со временем анекдотами стали называть забавные и смешные истории о выдающихся деятелях, политиках, знаменитостях, об их необычных поступках.

Это сейчас мы привыкли, что анекдот – это такая простенькая народная форма юмора. Иногда непристойная или даже скабрезная. А между тем, в переводе с греческого языка это слово обозначает «неизданное». В том смысле, что «неопубликованное». В древности слово анекдот служило для обозначения произведений, не получивших огласки.

Короткие и остроумные истории о правителях и важных вельможах передавались из уст в уста, потому как печатать их было небезопасно – можно было жестоко поплатиться: либо деньгами, либо чином, либо даже головою. Конечно, со временем любой исторический анекдот обрастал никогда не существовавшими подробностями и авторской отсебятиной. Но как говорил польский сатирик Станислав Ежи Лец: «Если из истории убрать всю ложь, то это совсем не значит, что останется одна только правда – в  результате может вообще ничего не остаться».

Итак, исторические анекдоты о Петре Великом.

Пётр и суровый кормчий

Однажды молодой царь Пётр в Белом море, в его Унской губе попал в сильный шторм. Царь вместе с несколькими приближёнными плыл на маленьком судне, которым управлял опытный лоцман Антип Панов. Спутники Петра потеряли голову от страха, потому как гибель казалась им неизбежной. Шкипер Пётр стал ободрять их и даже попытался давать советы бывалому кормчему. Но Антип Панов грозно крикнул своему государю: – Поди прочь, дурак, и не мешай, коли жить хочешь! Я больше твоего смыслю и знаю, куда правлю!

Пётр, не говоря ни слова, отошёл от сурового рулевого, который вскоре благополучно довёл царскую лодку сквозь мощную бурю до мыса Красный Рог и причалил у Пертоминского Спасо-Преображенского монастыря. На  Пертоминском берегу в память о чудесном спасении Пётр поставил собственноручно сделанный им крест с надписью на голландском языке «Этот крест сделал капитан Пётр в лето Христово 1694».

После благодарственного молебна молодой царь подошёл к строгому кормчему и спросил: – Помнишь ли, брат, как ты отпотчевал меня на судне?

Лоцман Панов упал на колени и воскликнул: – Прости меня, батюшка!

– Ничего, брат, – успокоил его Пётр, – по мне так лучше стерпеть «дурака», да остаться при этом в живых, нежели быть царём, да утопнуть… Благодарю тебя за твой ответ и твое мужество!

Затем Пётр подарил Антипу Панову на память своё дорогое платье и назначил ему пожизненную пенсию.

Как царь Пётр в Архангельске горшки разбил

Находясь в Архангельске, Пётр увидел на реке Двине огромное количество различных судов и поинтересовался, что это за лодки и откуда они? Ему ответили, что называются они барки и на них холмогорские мужики привозят в город различные товары на продажу. Царю стало интересно и он пожелал лично поговорить с мужиками. Пётр пошёл по судам и увидел, что большая их часть была нагружена глиняными горшками и прочей посудой.

Царь долго ходил по лодкам, переходя с барки на барку по узким доскам, положенным над товаром. Он внимательно всё осматривал и подробно расспрашивал крестьян. На одном из судов под царём проломилась доска, и он упал прямо на горшки. Сам Пётр не пострадал, но гончару был причинён изрядный урон. Хозяин разбитого товара почесал в затылке, печально взглянул на царя и грустно произнёс: – Не много же, батюшка, я теперь привезу домой денег с рынка!...

Пётр поинтересовался: – А сколько ты надеялся привезти денег домой?

Горшечник, недолго думая, произвёл расчёт: – Если бы посчастливилось, то привёз бы алтын сорок, а может и больше…

Для справки: монета алтын равнялась трём копейкам. Таким образом, предполагаемая выручка гончара составила бы один рубль двадцать копеек. И это – при условии удачной торговли.

Пётр вынул из кармана червонец и отдал его мужику со словами: – Вот деньги, которые ты надеялся выручить. Насколько они тебе милы, настолько и мне приятно знать, что ты не будешь на меня обижаться.

Пётр I на морских манёврах в Англии

Когда Пётр I был в Англии, он большую часть своего времени проводил, осваивая кораблестроение и науку вождения кораблей. В Лондоне, Портсмуте и Вулвиче он с большим интересом осматривал арсеналы, доки, мастерские, часто ездил на военные корабли английского флота, где детально изучал их устройство.

Эту «инженерно-техническую» склонность царя Петра очень точно подметил историк Василий Осипович Ключевский: «По-видимому, у Петра не было ни охоты, ни досуга всматриваться в политический и общественный порядок Западной Европы… Попав туда, он прежде всего забежал в мастерскую её цивилизации и не хотел идти никуда дальше… Когда он возвращался в отечество с собранными за полтора года путешествия впечатлениями, Западная Европа должна была представляться ему в виде шумной и дымной мастерской с её машинами, молотками, фабриками, пушками и кораблями»…

Король Англии и по совместительству правитель Нидерландов Вильгельм III Оранский очень удивлялся неугомонности молодого русского царя в совсем не царских делах. Удивлялся, но относился к этому с пониманием. И даже подарил Петру быстроходную яхту «Transport Royal». По свидетельствам современников, это судно имело великолепные ходовые качества и отличную конструкцию, оно отличалось красивым убранством и внутренней, очень богатой, поистине царской отделкой. Яхта «Transport Royal» стала любимицей Петра.

Английский король Вильгельм III Оранский в честь своего высокого гостя устроил в акватории Портсмута крупные морские манёвры. От этого величественного зрелища, от его размаха, от мощного ветра в тугих парусах, от грохота орудий и слаженных действий британских моряков царь получил неописуемое удовольствие. Пётр был так восхищён, что во всеуслышание произнёс слова, вошедшие в историю: – Если бы я не был русским царём, то я хотел бы быть английским адмиралом!

Пётр и хитрый голландский трактирщик

Следующая история продолжает концовку предыдущей – «Если бы я НЕ БЫЛ русским царём…», но только с прямо противоположным смыслом – что произошло «Если бы я БЫЛ русским царём»…

В 1716 году во время своего второго приезда в Голландию царь Пётр со своей небольшой свитой прибыл в город Нимвеген. Он, как обычно, путешествовал инкогнито и думал, что его никто не узнает. Ближе к ночи таинственные «русские туристы» решил остановиться в одном трактире, чтобы переночевать, слегка поужинать, а рано утром отправиться в дальнейший путь. Ужин у путников был довольно скромным: несколько варёных яиц, да хлеб с голландским сыром и маслом. Ну, и ещё спутники царя выпили две бутылки простенького красного вина. В общем, очень умеренно и недорого покушали, а потом легли спать.

На рассвете гофмаршал Дмитрий Андреевич Шепелев спросил у трактирщика, сколько они ему должны за ночлег, вино и ужин. Предприимчивый трактирщик, не моргнув глазом, потребовал 100 червонцев. Гофмаршал очень удивился такой непомерной цене и стал возмущаться. Надо отметить, что Дмитрий Шепелев был очень грубым человеком, и мы можем догадываться какими именно словами гофмаршал крыл жадного кабатчика. Хозяин гостиницы не понимал грозных и грязных русских ругательств, и поэтому стоял на своём: 100 червонцев и всё тут! Шепелев категорически отказался платить и обратился к царю.

Пётр подошёл к хитрому дельцу и по-голландски спросил у него, за что тот требует столь высокую плату. Трактирщик важно ответил: – Велика ли сумма в 100 червонцев? Если бы я был русским царём, то я бы заплатил 1000 червонцев!

Не сказав ни слова, Пётр вернулся к Шепелеву и приказал ему заплатить запрошенные 100 червонцев. Трактирщик получил свои деньги, отворил ворота и пожелал путешественникам доброго пути.

О чём сия история? Она о европейской цинично-алчной предприимчивости и русской щедрости.

Пётр-кузнец и его новые башмаки

О русском царе-плотнике знают многие. В мире есть две скульптуры, посвящённые нашему уникальному работящему правителю: одна установлена на Адмиралтейской набережной Санкт-Петербурга, а второй памятник-двойник находится в Нидерландах, в городе Заандаме, в котором когда-то молодой Пётр плотничал на местной судоверфи.

Ещё один бронзовый император, но уже с молотом и наковальней находится в городе Туле. Пётр-кузнец установлен перед зданием Тульского оружейного завода, который был основан царственным мастером на все руки.

До наших дней дошёл один интересный исторический анекдот о том, как царь Пётр заработал себе кузнечным ремеслом новые башмаки.

Однажды Пётр I приехал на железоделательный и чугунолитейный завод немца Вернера Миллера, который находился в Боровском уезде, на реке Истье. Приехал для того, чтобы напроситься в ученики и освоить кузнечное дело. Вскоре он уже хорошо умел ковать железо и в последний день своей учёбы изготовил 18 стальных полос весом в один пуд каждая. Причём, все полосы были помечены личным клеймом Петра. Окончив работу, царь снял кожаный фартук, вытер пот с лица и пошёл к заводчику.

– А что, Миллер, сколько получает у тебя кузнец за пуд поштучно вытянутых полос? – дерзко спросил подмастерье у хозяина.  

– По алтыну с пуда, государь – вежливо ответил тот необычному практиканту. 

– Так заплати мне 18 алтын, – сказал царь-кузнец, и объяснил, почему и за что именно должен Миллер заплатить ему такие деньги.

Хитрый немец Вернер Миллер открыл конторку и вынул оттуда 18 золотых червонцев. Но Пётр категорически отказался от золота, и попросил заплатить ему именно 18 медных алтын. В копейках это 54 штуки – ровно столько, сколько платили прочим кузнецам, сделавшим такую же работу.

Получив свой законный заработок в 54 копейки, русский царь Пётр I смог позволить себе обновку – он купил новые башмаки. И потом, показывая их своим гостям, говорил: – Вот те самые башмаки, которые я заработал своими собственными руками.

Одна из откованных кузнецом Петром Романовым полос демонстрировалась на Политехнической выставке в Москве в 1872 году.

Аудиенция с посланником Бранденбурга на мачте

По воспоминаниям современников, Пётр Алексеевич всегда просыпался очень рано – в три или четыре часа утра. После подъёма он полчаса прогуливался по комнате, а потом начинал заниматься делами. В шесть часов утра царь завтракал, а потом направлялся в Сенат или в другие присутственные места. Причём в любую погоду, даже в самую отвратительную и штормовую, Петру нравилось ходить по своему любимому городу пешком.

Однажды в новую столицу Российской империи прибыл посол из прусского Бранденбурга, и царь назначил ему аудиенцию в четыре часа утра. Дело было летом. Петербург был окутан своей очаровательной белой ночью. Немец из-за этого долго не мог уснуть. И потому проспал. Явился он к дому русского императора только в пять часов утра, но Петра уже не застал – тот уехал в Адмиралтейство. Пришлось Бранденбургскому посланнику ехать в Адмиралтейство, чтобы там вручить свою верительную грамоту.

Пётр в это время находился на верхушке мачты строящегося корабля, и когда ему доложили о прибытии немецкого посла, он сказал: – Пусть побеспокоится взойти сюда, если не успел найти меня в назначенный час в аудиенц-зале.

И довелось тогда важному дипломату из Бранденбурга, всему такому разодетому и напудренному, в дорогом камзоле и шикарном парике карабкаться по веревочной лестнице на грот-мачту. Где он и вручил свои посольские бумаги.

Потом император с посланником спустились вниз и долго ещё беседовали о различных политических вопросах, сидя на необтёсанном бревне. Столь необычную встречу немец запомнил на всю жизнь.

Откуда пошли купцы Капустины

Как-то раз в Москве в огород к одному купцу пробралась соседская корова и устроила там себе пир – поела капусту. А что не съела, то «понадкусывала» и потоптала. Разгневанный хозяин оценил нанесённый ему убыток в 300 рублей, что было сильно-сильно завышено, потому как на эти деньги можно было выкупить всю капусту московской губернии. Но, тем не менее, иск на 300 рублей был выставлен соседу и тот ломал голову, где раздобыть такие огромные деньги.

В это время в Москве находился царь Пётр. Он случайно узнал о забавном судейском разбирательстве, долго хохотал, а потом велел освидетельствовать огород жадного купца. Оказалось, что ущерб алчного торгаша совсем невелик и сумма всех убытков (даже с учётом упущенной выгоды) не превышает трёх рублей.

Узнав об этом, Пётр перестал смеяться над коровой «всю капусту поевшей» и велел взыскать с купчика триста рублей в пользу ответчика. Вот уж, наверное, обрадовался хозяин голодной коровы! Помимо этого царь приказал стребовать с того же купца три тысячи рублей на мундиры солдатам Преображенского полка.

Но и это ещё не всё! Чтобы московское купечество помнило этот случай, незадачливому торговцу велено было сменить свою фамилию и именоваться отныне Капустиным. И его потомству тоже. Могу предположить, что в следующий раз, увидев корову в своём огороде, купцы Капустины очень вежливо выпроваживали её домой.

Из капитанов в шуты

Следующая история будет о внезапных зигзагах карьеры. Некий капитан Ушаков был послан своим генералом из Смоленска со срочными бумагами в Киев к тамошнему губернатору. Посланец прибыл в Киев глубоким вечером, почти уже ночью, и стал громко тарабанить в двери губернского правления. Часовой попросил чересчур нервного гонца успокоиться и подождать пока местный комендант принесёт ключи от ворот. А ещё лучше дождаться рассвета, дескать, утром придёт начальство и во всём разберётся. Но капитан Ушаков ещё больше распалился, взял и обматерил всех – и часового, и коменданта, и губернатора. А потом обиделся, вскочил на коня, и поскакал обратно в Смоленск – жаловаться на то, что ему в Киеве не открыли ворота.

Вы только вдумайтесь в действия этого импульсивного посыльного: загнать нескольких лошадей, терпеть ночёвки с клопами в постоялых дворах, питаться в дороге чёрти-чем, отмахать в седле 600 вёрст, а потом не дождаться прихода коменданта… грязно обругать всех… развернуться и снова тыгы-дым-тыгы-дым 600 вёрст обратно. И при этом всём НЕ выполнить своего задания – не доставить важные бумаги адресату. Ну не дурак, а!?... А может, и того хуже – может он изменник!?...

Именно так подумало начальство, а потому арестовало Ушакова и предало его военному суду. Который и приговорил капитана к смертной казни.

Когда приговор был представлен Петру Первому на утверждение, тот живо вообразил себе злоключения нерадивого гонца, посмеялся над его горячностью в Киеве и решил, что поведение капитана было весьма забавным. Царь отменил смертный приговор, велел сделать Ушакова своим шутом и велел выдать ему соответствующую одежду. Вот такая вот шутка Судьбы: был капитаном, а стал дураком-скоморохом.

Надо отдать должное остроумию и острому языку Ушакова: он прослужил шутом до самой смерти Петра Великого и сколотил своими дурацкими проделками около 20 тысяч рублей. В армии он так бы не разбогател! А то ещё бы и голову сложил на каком-нибудь поле брани.

Продолжение следует...

Прочитано 571 раз