Однажды в конце XIX века некая японская фирма заключила с крупной британской судостроительной компанией «Sir WG Armstrong Mitchell & Company» («Сэр Армстронг, Митчелл энд Компани») контракт на постройку корабля. После того, как разработанная англичанами техническая документация была передана на согласование японцам, те попросили внести в проект существенные изменения: переработать конструкцию корабля и увеличить его размеры.

Ну, что же – подумали британцы – Клиент всегда прав!... И приступили к переделке. Долго-кропотливо они трудились и таки изменили проект. Но и он не устроил привередливых заказчиков из Страны Восходящего Солнца. Они вновь потребовали внести дополнения. Причём весьма трудоёмкие. 

Так возник запрос на третий по счёту проект. Всю инженерную документацию английские судостроители готовили за свой счёт, рассчитывая рано или поздно получить прибыль.

Человека, который изображён на американской стодолларовой купюре, многие люди во всех уголках Земли ошибочно считают президентом США. На самом деле Бенджамин Франклин никогда не возглавлял североамериканские штаты. Он был великим политиком, одним из лидеров войны за независимость, человеком широчайших энциклопедических знаний, писателем, журналистом, издателем, а также видным изобретателем и учёным в области электричества и электротехники.

Кроме этого, отец-основатель США, просветитель и выдающийся государственный деятель Бенджамин Франклин был ещё и первым американским послом во Франции.

Понедельник, 06 апреля 2020 19:24

Красавица и чудовищный глупец

 У писателя-прозаика, поэта и драматурга Владимира Александровича Соллогуба была дочь Елизавета – девушка поразительной красоты. Однажды вместе с нею Соллогуб прогуливался в Летнем саду Петербурга, и встретил там одного своего знакомого. Знакомец тот был очень самоуверенным и очень глупым человеком.

Совершенно бестактно он обратился к писателю: – Скажи, пожалуйста – как это случилось? Ты никогда красавцем не был, а дочь у тебя такая красавица!?

– Это бывает, – спокойно ответил Владимир Соллогуб. – Попробуй-ка, женись: у тебя, может быть, будут умные дети.

 

Однажды на великосветском званом обеде один из высокородных гостей подошёл к ирландскому драматургу и романисту Бернарду Шоу, который славился своим острословием. Важный господин вальяжно обратился к писателю: – Вы и есть тот самый знаменитый драматург? А это правда, что ваш отец был простым торговцем зерном?

– Правда – ответил Шоу.

– Так почему же вы не стали торговцем зерном? – надменно спросил аристократ.

– Трудно сказать. Призвание, а может быть, просто каприз. Ну вот, например, ваш отец, если не ошибаюсь, был джентльменом?

– Конечно – гордо ответил сын джентльмена.

– Так почему же вы им не стали? - парировал Бернард Шоу.  

В советской кинокомедии «Верные друзья» есть один забавный момент: главные герои оказываются на сцене Дома Культуры речников и пытаются объяснить местной публике, пришедшей на концерт, что они не столичные артисты, а простые путешественники. А в ответ из зала – весёлый хохот. Напрасно друзья пытались растолковать, что один из них – академик архитектуры, второй – врач-нейрохирург, а третий – профессор и знатный селекционер-коневод. Зрители им не верили, считали всё эстрадной шуткой, смеялись до слёз и требовали песен.

Вполне возможно, что авторы сценария киноленты «Верные друзья» Александр Галич и Константин Исаев хорошо знали биографию писателя Марка Твена. Ведь нечто подобное однажды произошло с классиком американской юмористической литературы.

Публика вечно ожидала от великого пересмешника Марка Твена шуток, независимо от серьезности обстановки. Однажды он должен был выступать с приветствием на выпускном вечере в женском колледже. Твен вышел на сцену и объявил, что вместо скучной речи он прочтёт серьезное стихотворение. Но в ответ раздался хохот...

Понедельник, 06 апреля 2020 18:39

Марк Твен и забракованные им рукописи

Выдающийся американский писатель, журналист и общественный деятель Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс, известный всему миру под литературным псевдонимом Марк Твен, за свою жизнь сменил множество профессий. Самая интересная из них и, кстати, самая любимая Твеном – это работа в юности речным лоцманом на реке Миссисипи.

На всякий случай напомню (а вдруг кто-то и вовсе не знает), что псевдоним Марк Твен взят из терминов речной навигации. Выкрик «mark twain» – дословно «метка двойка» или «двойная метка» – означал, что достигнута минимальная глубина, пригодная для прохождения речных судов.

 

Однажды знаменитый английский писатель Артур Конан Дойл приехал в Париж. На вокзале к нему с решительным видом подошёл таксист, молча взял его чемодан, донёс до автомобиля, сунул в багажник и, только лишь сев за руль, осведомился: – Так куда же вас отвезти, месье Конан Дойл?

– Как, вы знаете меня? – приятно изумился писатель.
– Я вас впервые вижу, – признался шофёр.
– Как же тогда вы узнали кто я?

Таксист с очень гордым видом произнёс: – Да просто я воспользовался описанным вами дедуктивным методом. Во-первых, я прочитал в газетах, что Артур Конан Дойл две недели как находится у нас на отдыхе, во французской Ривьере. Во-вторых, я про себя отметил, что поезд, с которого вы сошли, марсельский. Потом увидел, что у вас загар, который можно приобрести, только побывав на побережье Средиземного моря минимум дней десять. Из того, что у вас на среднем пальце правой руки имеется несмываемое чернильное пятно, заключил, что вы писатель. По манере держаться вы врач, а покрой платья лондонский. Таким образом, сведя все наблюдения воедино, я сказал себе: вот он, Конан Дойл, — прославленный творец великого сыщика Шерлока Холмса!...

Понедельник, 06 апреля 2020 18:17

Импровизация Гумилёва о Бетховене

В книге историка литературы Павла Фокина «Гумилёв без глянца» мне очень понравился один забавный момент, который я хочу пересказать вам. 

Поэт Серебряного века Николай Степанович Гумилёв при всех своих талантах и достоинствах был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал её. Он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить всё, что угодно: потому как её, будто бы, не понимает никто.

Однажды в редакции «Всемирной литературы» Гумилёв встретил очень интересного человека – Николая Александровича Бруни – который был многогранной и разносторонне одаренной личностью: он был поэтом, художником, музыкантом, прозаиком и даже боевым лётчиком, причём Георгиевским кавалером. Также он считался ученейшим и авторитетнейшим музыковедом. Завидев столь уважаемую персону, Гумилёв сказал своим приятелям: – Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем?... О Бетховене!... Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятую симфонию», знаю такую…

Гумилёв подошел к Бруни и завел такой разговор: – Как я рад вас видеть, дорогой Николай Александрович! Именно вас! Знаете, я вчера всю ночь почему-то думал о Бетховене. По-моему, у него в «Девятой симфонии» мистический покров превращается в нечто контрапунктически-трансцедентное лишь к финалу… Вы не согласны? В начале тематическая насыщенность несколько имманентна… как, например, в ноктюрнах Шопена…

 

В продолжение прошлой заметки есть ещё одна замечательная история на тему толстовского тезиса «деньги – это зло!».

Ну, вот придумал это утверждение выдающийся писатель и небедный граф, и замечательно – великий философ имел на это право. Особенно учитывая, что семья Толстого совершенно не бедствовала. Однако в реальной жизни Лев Николаевич пользовался своими денежными средствами без какого-либо омерзения.

 

8-го октября 1906 года первым русским писателем, получившим Нобелевскую премию по литературе, мог бы стать великий творец, публицист и философ Лев Николаевич Толстой. Мог бы, но не стал. Потому, что сам отказался от неё! Причём, Толстой стал первым человеком в истории, который отрёкся от престижной золотой награды вместе с её внушительной денежной составляющей.

1.02 Толстой

В начале XX века размер Нобелевской премии составлял 150 000 шведских крон, что было равно 42 000 американских долларов. В наше время лучшим литераторам в Стокгольме вручают больше 1-го миллиона долларов. Так, например, в 2007 году английская писательница Дорис Лессинг получила чек на 1,5 миллиона. Задам простой и откровенный вопрос, так сказать, прямо в лоб: кто из нас читал её творения?... Или вот вопрос ещё проще: кто-нибудь вообще слышал это имяДорис Мэй Лессинг?...

Страница 8 из 138