Вторник, 08 мая 2018 09:32

Мастер воздушного тарана Борис Ковзан

Оцените материал
(8 голосов)

Представьте себе следующую ситуацию. Вы – военный лётчик, который находится в смертельной круговерти жаркого воздушного боя. Боеприпасы у вас кончились, топливо на исходе, машина повреждена и горит. А против вас превосходящие силы противника, от которых уже не уйти. Вопрос: каковы ваши действия? Когда я был мальчишкой, воспитанным на военных фильмах типа «В бой идут одни старики», то очень смело находил выход из непростой ситуации. Отважно отвечал – «Пойду на таран!»…

Взрослея, пришло понимание – на этот подвиг не так-то просто решиться. Для воздушного тарана надо иметь стальные нервы и ярость благородную.

Всё это – и нервы и ярость – были у шести сотен советских пилотов, которые в годы Великой Отечественной войны остановили врага убийственным столкновением. Шесть сотен героев осознанно пошли на смерть ради того, чтобы прервать полёт захватчиков над нашей Родиной. Тридцать четыре лётчика совершили такой подвиг дважды! Большинство из них погибли.

Считается, что самый первый таран Великой Отечественной был совершен старшим лейтенантом Иваном Ивановым 22 июня 1941 года в 4:25 утра над аэродромом Млынов близ города Дубно. Краснозвёздный истребитель протаранил бомбардировщик «Хейнкель», после чего оба самолёта упали. За этот подвиг Ивану Иванову было присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно.

Утром первого дня войны подобный отчаянный поступок совершили ещё четыре советских сокола. Из первых пятерых советских пилотов, открывших 22 июня 1941-го счёт воздушным таранам, после столкновения выжили только двое: Дмитрий Кокорев в районе города Замбров и Пётр Рябцев в небе над Брестом.

Давайте зададимся риторическим вопросом: как вообще можно остаться в живых после столкновения на огромной высоте, да ещё и при высоких скоростях? Более того, какова вероятность благополучно пережить два воздушных тарана?

А если их было три!? Сами понимаете, что после третьего по счёту авиакрушения шанс приземлиться в здравии и сознании стремится к нулю.

Так вот, в истории нашей страны есть человек, который совершил четыре тарана, выжил, прошёл всю войну, громил врагов до самого её конца и дожил до преклонных лет.

Это лётчик Борис Иванович Ковзан.

Свой самый первый таран он совершил 29 октября 1941 года в битве под Москвой. В тот день младший лейтенант Ковзан на истребителе МиГ-3 вылетал на сопровождение штурмовиков, и на обратном пути к своему аэродрому заметил вражеский самолёт-разведчик Юнкерс-88. Немцы давно стремились обнаружить наш аэродром под городом Зарайском.

Нельзя было допустить, чтобы крылатый разведчик фрицев выполнил поставленную ему задачу. Но так как все боеприпасы были уже израсходованы, Борис Ковзан решил идти на таран. Наш пилот зашёл сзади и ударил винтом по хвостовому стабилизатору вражеского самолета. После атаки Юнкерс рухнул вниз, беспорядочно кувыркаясь, а МиГ всё-таки сохранил управляемость, и Борис посадил его в поле у какой-то деревушки.

1.04 Ковзан таранит Ju 88 над Загорском 29 октября 1941 г

Что ещё удивительно в этой героической истории. На следующий день Борис вернулся в свой полк. Но прибыл он не пешком, не на конной подводе, и не на попутной машине, как это бывало со многими лётчиками, которым приходилось прыгать с парашютом из горящих и повреждённых машин. Нет, Борис прилетел на своем МиГ-е. Повреждённый при таране винт ему удалось отремонтировать… в колхозной кузнице! Представляете, какой-то народный русский умелец выправил и отбалансировал сложнейшую авиадеталь!

Второй таран Борис Ковзан произвёл 22 февраля 1942 года. В тот день он в районе Вышнего Волочка на истребителе Як-1 протаранил пикировщик Юнкерс-87, после чего вернулся на свой аэродром и опять совершил успешную посадку на повреждённом самолёте.

1.05 Таран

Надо отметить ещё один отважный поступок нашего героя. Весной 1942-го на северо-западном направлении от Москвы шли ожесточённые сражения. Лётчикам-истребителям иногда приходилось за один день делать по 6-7 боевых вылетов. В одном из полётов Ковзан заметил семёрку бомбардировщиков Юнкерс-88 и завязал с ними бой. В это время подошла шестёрка фашистских истребителей прикрытия. Советский лётчик вступил в схватку.

Он один вёл поединок против тринадцати самолётов врага. И в том неравном бою произошло невероятное: 20-летний лейтенант Ковзан сбил подполковника немецкой авиации, опытного пилота, который в 1936-м году бомбил города Испании, а в 1941-м совершал налёты на Лондон.

Третий по счёту таран для Ковзана также окончился благополучно. 7-го июля 1942 года в районе села Любница Новгородской области Борис в лобовом таране сбил вражеский истребитель Meссершмитт-109.

Ещё раз обращаю ваше внимание: в лобовой атаке!

Удар пришёлся крылом об крыло. Мессер ринулся к земле, вращаясь, а наш МиГ оказался прочнее, и Ковзан сумел посадить свою машину, правда, не выпуская шасси из-за его повреждения.

Самым знаменитым, самым опасным и самым невероятным стал четвёртый таран Бориса Ковзана. 13-го августа 1942-го года в небе над городом Старая Русса на самолёте Ла-5 он вступил в бой с шестью немецкими истребителями. Шансов выстоять сразу против шестерых не было никаких. Спустя несколько минут жаркого воздушного боя осколок стекла разбившейся пилотской кабины повредил лётчику глаз. Все боеприпасы были расстреляны. Машина горела. Ковзан сообщил по рации, что покидает самолёт и открыл кабину, чтобы прыгнуть с парашютом. И в этот момент он увидел несущегося на него немецкого аса…

Раненый в голову советский пилот на горящем самолёте пошёл на очередной свой таран. Четвёртый по счёту

1.08 Таран

Боевые машины столкнулись лоб в лоб и развалились на куски. Немецкий лётчик погиб сразу же, а Ковзана выбросило из самолёта через открытый загодя фонарь кабины. Так ему повезло в первый раз в тот день.

Во второй раз Провидение улыбнулось пилоту, когда пролетев без сознания несколько тысяч метров, он вдруг очнулся, на очень низкой высоте (примерно метров 200) над землёй дёрнул за вытяжное кольцо и парашют смог раскрыться. Раскрыться-то он раскрылся, но скорость падения была слишком велика и слишком опасна.

В третий раз Удача сопутствовала Ковзану, когда приземлила его в болото. Но удар всё равно оказался очень сильным. Борис сломал ногу, руки и несколько рёбер.

Болото было у деревни, занятой немцами…

Но, видать Силы Небесные благоволили отчаянному пилоту – к месту падения подоспели партизаны, видевшие воздушный бой, и спасли Ковзана. Четвёртое по счёту везение после четвёртого тарана! Очевидное и совершенно невероятное стечение обстоятельств того уникального дня!

После перевязки в землянке партизанского лагеря Бориса Ковзана ночью отвезли за линию фронта – к своим. Советский ас пришёл в себя только на седьмые сутки в госпитале Москвы. У него было несколько ранений осколками, оказались сломанными ключица и челюсть, повреждены рёбра, обе руки и нога. Правый глаз лётчика врачам спасти не удалось. Два месяца медики боролись за жизнь пилота. Все хорошо понимали, что в том бою его спасло только Чудо.

Всего в госпитале Борис Ковзан провёл 10 месяцев. Вместо поврежденного и удалённого глаза ему вставили стеклянный. И даже с такой травмой он вернулся в лётный строй и продолжил громить врагов до самой Победы. Всего за годы войны он совершил 360 боевых вылетов, провёл 127 воздушных боев, в которых сбил 28 немецких самолетов.

24 августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, капитану Ковзану Борису Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1103).

После войны Борис Иванович продолжил службу. В 1954 году закончил Военно-воздушную академию. С 1958 года подполковник Ковзан – в запасе. Жил в Рязани, работал там начальником аэроклуба. Затем полковник в отставке Ковзан жил в Минске. Умер 30 августа 1985 года, в возрасте 63 лет. Похоронен на Северном кладбище в Минске.

Вот таким он был, пилот удивительной судьбы – Борис Иванович Ковзан – единственный в мире лётчик, который совершил ЧЕТЫРЕ воздушных тарана и при этом остался в живых.

Прочитано 450 раз