Вторник, 19 января 2016 06:23

По ком звонят колокола в Галифаксе

Оцените материал
(19 голосов)

В своей заметке «Взрыв в Бомбее» я рассказал о грандиозной катастрофе, которая разрушила и сожгла многомиллионный индийский город Бомбей, и пообещал поведать о САМОМ МОЩНОМ взрыве в истории Человечества до изобретения им атомной бомбы. Обещание выполняю.

Напомню, что взрыв на пароходе «Форт Стайкин» в 1944 году погубил огромную часть многомиллионного города Бомбей. Та катастрофа разрушила на мелкие куски сам аварийный пароход, разметала стоящие в порту корабли как щепки, и устроила пожар в городе, который не могли погасить две недели. Число жертв исчислялось тысячами…

Но вы знаете, это не единственный случай в истории. Подобный, и даже более страшный, причем САМЫЙ МОЩНЫЙ взрыв в истории человечества в доядерную эпоху произошел во время Первой Мировой Войны в канадском Галифаксе. Об этом будет мой рассказ.

 Итак, начало 20-го века, 1917 год. Из Нью-Йорка в Европу шел французский пароход под называнием «Монблан». Ничем не примечательное, самое заурядное судно той поры. Длина – чуть меньше ста метров, грузоподъемность – 3000 тонн (это, кстати, по сегодняшним меркам очень мало). А вот груз в его трюмах был очень даже не простым и смертельно опасным. Пароход был забит взрывчаткой: 10 тонн «порохового хлопка», 200 тонн тротила, 2300 тонн пикриновой кислоты, и для полного гремучего комплекта еще 35 тонн бензола – новейшего по тому времени горючего для танков и бронеавтомобилей. Этот опасный груз предназначался для воюющей против Германии Европы.

 

 

Шестого декабря 1917-го года «Монблан» находился на рейде канадского порта Галифакс. Он зашел туда, чтобы войти в состав большого конвоя. Всё дело в том, что немецкие подводные лодки продолжали активно охотиться в Атлантике, и пересекать океан было безопасно только большим караваном под прикрытием военных кораблей. В это же время, в гавани Галифакса готовился выйти в море второй участник будущей драмы - норвежский пароход «Имо».

Оба судна получили «добро» сняться с якорей, и двинулись навстречу друг другу, навстречу Большой Беде. Им предстояло разминуться в узком проливе. Но они не разминулись. В море так бывает. Даже при наличии бывалой команды и опытных лоцманов на борту.


Оба парохода совершили крайне неудачные маневры, из-за которых нос норвежского «Имо», словно топор сказочного скандинавского великана вонзился в правый борт «Монблана». Форштевень норвежца разворотил борт французского транспортника и вошел на 3 метра вглубь трюма. От удара потекли бочки с бензолом, и горючее стало растекаться по палубе. На «Имо» дали задний ход, он стал со скрежетом вылезать из пробоины, от трения металла возникли искры, которые и подожгли бензол. Носовую часть «Монблана» охватило пламя, и столб густого черного дыма взвился на огромную высоту. У капитана «Монблана» по фамилии Ле Медек был только один вариант избежать катастрофы – утопить своё судно. Но он этого не сделал. Скорее всего, он струсил. Он приказал экипажу спустить шлюпки и покинуть горящее судно. Что экипаж с очень большой охотой и сделал…

Небольшая ремарка. Мне сложно осуждать этих французских мореходов, но мне почему-то кажется, что русские моряки (они же советские, они же российские) боролись бы за свой корабль до последнего. И только в том случае, если бы не смогли потушить пожар, то затопили бы. Вспомните, как недавно удирал экипаж с итальянского лайнера «Коста Конкордия», причем во главе со своим бравым капитаном. Прыгали в шлюпки раньше пассажиров. А туристы с просторов бывшего СССР организовывали спасение… Ну да ладно, Бог им судья. Вернемся в Галифакс.

А там, внутреннее течение залива подогнало брошенный командой «Монблан» к деревянным причалам Ричмонда – северной части города. Пароход носом навалился на пирс номер 6 и поджег стоящий на его краю склад. Но все-таки нашлись отважные люди, которые попытались спасти судно. Это были военные моряки с крейсера «Хайфлаер».

Они пробрались на горящее судно, закрепили на корме трос, и передали его конец на буксирный пароход «Стелла Марис». Буксир взревел, и потащил «Монблан» в сторону моря. Чтобы избежать катастрофы, не хватило примерно получаса….. Часы на башне городской ратуши показывали 9 часов 5 минут утра, когда раздался взрыв невиданной до этого дня силы.

Пароход разлетелся на сотни тысяч раскаленных кусков. Взрывная волна чудовищной мощности, подобной современному тактическому ядерному боеприпасу, разошлась во все стороны. Все, абсолютно ВСЕ! - и деревянные и каменные здания по обоим берегам пролива Нарроуз буквально смело с лица земли. Телеграфные столбы ломались как спички, а деревья вырывало с корнем.

Обрушились мосты, водонапорные башни и заводские кирпичные трубы. Взрыв был настолько сильным, что в расположенном в 30 милях от места трагедии городе Труро выбило оконные стекла. В самом Галифаксе целых оконных стекол не осталось вообще.

Крейсер «Найоб» и пароход «Курака», словно щепки, выбросило на берег. Привлеченные пожаром толпы зевак по обоим берегам пролива смело ударной волной. По официальным данным в то страшное утро погибли почти 2000 человек. Еще столько же пропало без вести. Девять тысяч были ранены. Около пяти сотен человек лишились зрения от разлетевшихся осколков стекла – они стояли в окнах своих домов и наблюдали за невиданным зрелищем морского пожара…

В это сложно поверить, но выжившие очевидцы утверждали, что (внимание!) – от взрыва вода отступила, и дно залива обнажилось на несколько секунд… вдумайтесь - на некоторое мгновение стало видно морское дно!...

В Галифаксе больше всего пострадал расположенный на склоне холма район города Ричмонд. Там рухнуло здание протестантского приюта для сирот, и заживо похоронило под каменными обломками своих обитателей. Было разрушено три школы, из пяти сотен учеников которых в живых остались только 11 человек. Погибли несколько сот рабочих, собравшихся на крыше сахарного завода «Акадиа», чтобы посмотреть пожар на «Монблане».

На текстильной фабрике не уцелел почти никто. По всему городу начались пожары, которые бушевали несколько дней. В итоге, без крыши над головой остались 25 тысяч человек. Многие раненые в обломках разрушенных зданий замерзли, потому, что на следующий день внезапно похолодало, и начался сильный буран. На город налетел шторм, самый сильных за последние 20 лет.

Фрагмент стального шпангоута с «Монблана», весом около 100 килограммов нашли потом в лесу в 12-ти милях от города. В двух милях был обнаружен кусок якоря, весивший около пяти ста килограммов. Вы только представьте себе – кусок металла весом полтонны пролетел три километра! А исковерканную и расплавленную пушку, которая стояла на баке "Монблана", нашли на дне озера Албро, тоже в нескольких километрах от эпицентра.

По современным подсчетам мощность этого взрыва оценивается в одну/пятую от мощности ядерной бомбы Хиросимы. До 1945 года человечество не видело ничего более ужасного.

Подробности говорят сами за себя. На крейсере "Хайфлайер", команда которого пыталась спасти «Монблан» и город, взрывной волной разворотило бронированный борт, снесло рубки, трубы, мачты и все баркасы. Более 20 человек из его команды погибли. Взрыв образовал в проливе Нарроус волну высотой около 5-ти метров. Она сорвала с якорей и бочек десятки судов. В том числе и виновника столкновения - злополучный сухогруз "Имо". Он был выброшен на берег. На нем погибли капитан Фром, лоцман Хэйс и еще пятеро матросов.

Есть в этой тяжелой истории свой герой – железнодорожный диспетчер Винсент Колеман, дежуривший на станции у пирса № 6. В это время к городу подходил пассажирский поезд. Увидев горящий корабль и зная об адском грузе на его борту, Винсент Колеман спешно отправил телеграмму: «Остановите поезд. Горящее судно с боеприпасами дрейфует к пирсу №6».
И попрощался: «До свиданья, ребята!».

Колеман погиб, но поезд вовремя остановился и 300 его пассажиров остались живы. Вот как выглядела железнодорожная станция у порта ПЕРЕД катастрофой…

… а на этом снимке – она же ПОСЛЕ взрыва…

…. такая же картина тогда царила по всему Галифаксу – дым, развалины, щепки и осколки стекла, снег и мороз, похоронные команды в руинах, боль и слёзы….

А что же случилось с экипажем «Монблана» - спросите вы. А с ним всё в порядке. Бравая команда "Монблана" бодренько догребла до берега и залегла в лесу. Весь экипаж "Монблана" спасся. Правда, один матрос погиб – он получил в момент взрыва смертельное ранение осколком в спину. Потом состоялся суд. Несмотря на обоюдную вину обеих капитанов, канадский суд признал виновными: капитана «Монблана» Ле Медека, лоцмана Маккея и старшего офицера штаба Виятта. Последнего обвинили в том, что он поздно предупредил жителей города о возможном взрыве.

Что удивительно и в то же время возмутительно – спустя годы французское правительство, провожая на пенсию капитана, погубившего город, наградило его орденом Почетного Легиона. Официально за участие в Первой Мировой, но на самом деле этим оно как бы подчеркнуло невиновность своего французского флага в том роковом столкновении.

В этой истории поражает еще один удивительный факт – после взрыва в районе Галифакса, по всей его округе, в радиусе СТА километров от эпицентра, в церквах и соборах зазвонили колокола. Повторяю еще раз! – в радиусе СТА километров звонили колокола – настолько сильна была ударная волна. Их звон был панихидой по погибшему городу.

В наши дни колокола были установлены на мемориале жертвам трагедии. День 6-го декабря остается в памяти жителей Канады как дата величайшей катастрофы – день, когда пароход уничтожил город.

 

Выпуск авторской программы «НЗ» про взрыв в Галифаксе --- http://polzam.ru/index.php/2015-12-21-06-59-16/nevrednye-zametki/item/50-nevrednye-zametki-23-16

Художественный фильм об этой трагедии – «Разрушенный город» --- http://tfilm.me/28203-razrushennyy-gorod.html 

Прочитано 2365 раз