Вторник, 19 января 2016 05:19

Последняя романтическая дуэль XX-го века и калоша-миротворица

Оцените материал
(29 голосов)

Вы слышали о Черубине Де Габриак? Люди, которые интересуются поэзией Серебряного Века, прекрасно знают кто это. А для остальных краткая справка: Черубина де Габриак – это псевдоним, Черубина – это гениальная литературная мистификация двух поэтов – Максимилиана Волошина и Елизаветы Дмитриевой. Причем, все стихи от имени Черубины писала исключительно Дмитриева. А Волошин придумывал сюжеты и вел переписку с издателями. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

У молодой талантливой поэтессы Лизы Дмитриевой был только один недостаток – она была хромой с рождения. Её родные брат и сестра говорили ей: «Раз ты сама хромая, у тебя должны быть хромые игрушки», и у всех её кукол отламывалась одна нога. Но, не смотря на этот изъян, девушка была весьма мила и привлекательна. Созданный ею загадочно-романтический поэтический образ Черубины вскружил голову многим, в её таинственные и очень красивые стихи был влюблен весь творческий Петербург. Дошло до того, что поэт Николай Гумилев сделал Лизе Дмитриевой предложение руки и сердца. Но она его отвергла. И тогда Гумилев поступил некрасиво - он стал рассказывать в обществе о своем большом романе с Лизой, и делал это в очень грубых выражениях.


На защиту чести своей подруги встал Максимилиан Волошин. В Мариинском театре при стечении большого количества народа он влепил Николаю Гумилёву пощечину. После чего Гумилев вызвал Волошина на дуэль!... Стреляться решили в пушкинском месте – на Черной речке, и причем из старинных дуэльных пистолетов пушкинской эпохи. Ох, уж эти поэты Серебряного Века. Позёры!...
Так вот, об этой дуэли есть две версии воспоминаний современников. Первая – героическая, а вторая – ироническая.

Сначала о первой. Прибыли они на место смывать оскорбление кровью. Между прочим, секундантом Волошина был граф Алексей Толстой, писатель, автор «Петра I» и «Хождения по мукам». Сначала стрелял Гумилев, но промахнулся. А вот пистолет Волошина дал осечку. Вторая попытка – и Волошин намеренно выстрелил в сторону, в снег. Это благородная версия поединка. Лично мне, более достоверной кажется вторая - трагикомичная, где роль миротворца сыграла… обычная калоша.

Как вы себе представляете дуэль двух поэтов начала 20-го века? Утонченных изнеженных людей, которые тяжелее чернильного пера в руках ничего не держали. Это, знаете, Пушкин специально тренировал руку для дуэлей с помощью тяжелой трости. И если Гумилев был знаком с оружием, то вот Волошин вообще не умел стрелять. И вот, пока они доехали до черной Речки, дуэльный пыл сильно угас. Да и вообще - XX век на дворе, 1909 год, какие такие дуэли в эпоху автомобилей, электричества и телефона.

И тут Волошину участвовать в этом идиотизме стало неохота. И на подходе к месту дуэли он вдруг сообщил, что потерял в снегу калошу. А умирать без калоши он несогласный. Потому как это очень не эстетично – мертвый поэт без калоши! Пока не найдет - к барьеру не встанет. Через полчаса к всеобщим поискам присоединился Гумилев. А световой день в Питере в конце ноября очень короткий, так что еще через полчаса копания в снегу присутствующие замерзли окончательно, и стали уговаривать поэтов помириться. Мол, кончайте, уважаемые, дурью маяться, потому как сейчас мы все тут воспаление легких схватим. Звезды русской поэзии согласились на мир, и все поехали домой, потому, что пневмония опасней, чем русская рулетка.


И что же калоша – спросите вы? А калошу, в конце концов, нашла полиция. Вот как закончилась история загадочной и таинственной Черубины Де Габриак. Больше она своих красивых стихов не писала…

С моею царственной мечтой
Одна брожу по всей вселенной,
С моим презреньем к жизни тленной,
С моею горькой красотой.
Царицей призрачного трона
Меня поставила судьба...
Венчает гордый выгиб лба
Червонных кос моя корона.
Но спят в угаснувших веках
Все те, кто были бы любимы,
Как я, печалию томимы,
Как я, одни в своих мечтах.
И я умру в степях чужбины,
Не разомкну заклятый круг.
К чему так нежны кисти рук,
Так тонко имя Черубины?

Прочитано 1480 раз