Пятница, 19 апреля 2019 16:12

Тугодум Паульсен

Оцените материал
(1 Голосовать)

Немецкий шахматист Луи Герман Людвиг Паульсен обладал удивительной манерой игры. Он очень долго думал. Ну-у, очень долго! Иногда партии с его участием длились по 12 часов. Медлительное тугодумство Паульсена чрезвычайно раздражало противников и даже приводило их в бешенство. Известен случай о том, как однажды неторопливый немец довёл до полного исступления американского шахматиста Пола Морфи. Тот в ярости метался вокруг игрового стола, разражался яростными проклятиями в адрес соперника, и крайне нехорошими словами взывал к благоразумию беспощадного Паульсена, – но всё было напрасно. В конце концов Морфи не выдержал, рухнул от бессилия и гнева на стол и… и горько расплакался!

Да и как тут не заплакать, если Луи Паульсен обдумывал свои ходы до неприличия долго. Иногда у него на размышление над одним только ходом уходило по три-четыре часа! Тут ведь и канделябром по голове можно получить от особо темпераментных противников. Любой соперник Паульсена очень хотел это сделать...

Как-то раз, во время одного турнира, немецкий гроссмейстер, по своему обыкновению надолго завис. На несколько часов. Его оппонент не сдержался и вскричал: — Месье Паульсен! По-моему, продолжать эту абсолютно ничейную партию бессмысленно! Разве вы не видите?! Это же очевидно! Не понимаю, над чем тут можно думать, да ещё и так невыносимо долго!

Публика в зале мгновенно смолкла. Все ждали ответной реакции флегматичного маэстро… . Паульсен ещё немного помолчал, продолжая вдумчиво глядеть на расположение фигур, потом медленно поднял голову и тихо, с простодушным видом человека, не совсем понимающего суть претензий, сказал своему противнику: — Ну что вы, месье. Давно понятно, что в этой партии ничья, это совершенно ясно.

По залу пронёсся громкий шёпот. Визави Паульсена лишился речи, а его рука потянулась к канделябру. Затем соперник немного совладал со своим гневом и закричал: — Над чем же в таком случае вы думали всё это время!?

Луи Паульсен ответил в том же добродушно-спокойном ключе: — Понимаете, в следующей партии я играю белыми и мне крайне необходимо было решить, какой применить дебют.

Как тут противник сдержался от удара канделябром – одной только шахматной богине Каиссе известно!

Прочитано 231 раз