Пятница, 07 сентября 2018 12:59

Сигарное кручение под художественное чтение

Оцените материал
(10 голосов)

Однажды я отправил в редакцию своей любимой телеигры «Что? Где? Когда?» очень достойный (на мой взгляд) и весьма интересный вопрос. Но так как от тамошней редакции вот уже два года ни слуху, ни духу, то я решил задать этот вопрос вам, мои дорогие листатели интернет-журнала «Полезные заметки». Это не просто вопрос, это фотозагадка.

Итак, господа знатоки, как вы думаете, что происходит на этой старинной фотографии; зачем человек в центре кадра, в шляпе и, не снимая ботинок, забрался со стулом на стол; и чем он там вообще занимается?

4.01 Чтецы

Первый ответ, который напрашивается сам собой, вполне очевиден: представительный усатый господин читает газету. И это правильный ответ. Но только лишь частично правильный. Главное всё равно остаётся загадкой – зачем он это делает!? Да ещё и в столь необычной позе – верхом на столе.

Не буду дожидаться ваших версий происходящего по вполне понятным техническим причинам, и озвучу правильный ответ.

Итак, внимание, то, что вы сейчас видите – это работа лекторов-чтецов на кубинских табачных фабриках. Застывшее на фотобумаге время – конец XIX-го и начало XX-го веков. Люди за столиками скатывают вручную знаменитые гаванские сигары. А это очень нудное и рутинное занятие. Нет, понятно, что колоть в шахтах уголь – ещё более скучная и грязная работа, но всё же, труд катальщика кубинских сигар тоже сложно назвать сахарным. Самый приятный вариант скрасить свою монотонную работу – это, конечно же, послушать музыку. Но где её взять? Нанять живых музыкантов – слишком дорого, а радио в те годы передавало только писк точек и тире азбуки Морзе.

И тогда рабочие гаванской табачной фабрики нашли способ скрасить свою нудную работу. Они стали приглашать в свои цеха лекторов, которым сами платили за громкое чтение всевозможной прессы и литературы. Впервые это произошло в 1865 году, быстро распространилось по всей Кубе и даже достигло берегов северо-американского штата Флорида.

Лектором выбирали кандидата с отличной дикцией и навыками ораторства. Чтец сидел на столе или стоял на специальной возвышенности и озвучивал то, что ему отбирали сами работники: кубинские и американские газеты, и даже классическую литературу, например, «Дон Кихота» или «Графа Монте-Кристо». Если чтение воспринималось с особенным удовольствием, то работники постукивали ногами по разделочным доскам – этот звук заменял аплодисменты.

Но иногда в руки чтецов попадала социалистическая или коммунистическая литература. И это приводило в шок и ужас владельцев фабрик. Они совсем не желали, что бы их работники задумывались о классовой борьбе и экономической справедливости. Если лектор читал материал, заподозренный в излишней радикальности, то чтеца выгоняли. Но тогда рабочие реагировали забастовками или простоями. Наиболее известный конфликт, связанный с чтением левой литературы, произошел во Флориде в 1931 году, и начался он с забастовки рабочих в городе Тампа. Стачки в табачной промышленности южного штата продолжались в течение нескольких недель, но были восприняты правительством и прессой как коварные происки коммунистов.

В итоге, забастовки поутихли, рабочих вернули на заводы, а вот лекторов – как ценный источник развлечения, просвещения и пролетарской солидарности – заменили радиоприёмниками. В начале 30-х годов прошлого века как раз очень вовремя для капиталистов разразился бум развлекательных музыкальных радиостанций. Вот они-то полностью и вытеснили чтецов в американских сигарных цехах.  

Возможно, вы не поверите, но на кубинских табачных фабриках чтецов-декламаторов можно встретить и в наше время. Уж больно это красивая и полезная традиция! Она даже официально объявлена на Кубе национальным достоянием. Триста человек на острове Свободы трудятся лекторами и политинформаторами.

Также на Кубе гуляет байка, что сигары «Монте-Кристо» крутят под чтение одноимённого романа Дюма, а сигары «Ромео и Джульетта» получаются особенно качественными благодаря бессмертным строкам Шекспира.

Прочитано 153 раз