Вторник, 26 сентября 2017 14:46

Русский богатырь Иван Шишкин в Германии

Оцените материал
(8 голосов)

 

Поступив в петербургскую Академию художеств, Иван Шишкин стал усердно учиться и работать, и довольно-таки быстро приобрёл славу, а его труд получил заслуженную награду – ему несколько раз вручали серебряные медали за весьма кропотливые рисунки и пейзажи.

Вот как сам живописец в письме к родителям обрисовал одну свою творческую удачу: «Нам, двоим товарищам (И.Шишкину и А.Гине), предложили на Совете Академии ехать нынешним летом на Валаам на Ладожском озере, там монастырь, местность великолепная, часто туда посылают наших учеников, …потому что там природа такая разнообразная, дикая и, следственно, трудная»… «Я выставил 8 вещей красками, так называемые этюды, писанные с натуры на Валааме, и три рисунка пером, и эти-то рисунки произвели страшный фурор. … Совет Академии торжественно объявил, что таких рисунков Академия еще не видела, и хотели дать золотую медаль, но отложили до марта».

 

В 1860 году Иван Шишкин был удостоен Большой золотой медали за два вида местности под названием Кукко, написанных на заповедном острове Валааме, знаменитом своим древним монастырём. А Большая золотая медаль Императорской Академии художеств давала право её обладателю совершить пенсионерскую поездку в Европу. То есть, произвести многолетнюю творческую командировку за границу за счёт государства.

И Шишкин отправился в Германию.

Описание его зарубежного творческого роста и успехов в освоении новых техник и приёмов я оставлю для искусствоведов, а вам расскажу две замечательные бытовые истории. Так сказать, житейские. 

История первая. О бессонной ночи в берлинской гостинице

В первые дни пребывания в Берлине с Шишкиным произошел пренеприятнейший случай. Однажды, среди ночи в номер Ивана Ивановича    постучала прислуга гостиницы. Кельнер разбудил гостя и жестами объяснил, что пора завтракать. И это, повторяю, глубокой ночью! Художник очень удивился, даже пытался возражать, но слуга, принесший завтрак, настойчиво показывал то на еду, то на часы, то на багаж. Сон пропал окончательно, и нехотя умывшись, Шишкин съел поданный ему завтрак. Естесственно, без всякого аппетита.

И тут в номер заявился управляющий гостиницы и стал что-то резко выговаривать кельнеру. Затем они оба с улыбкой и поклонами стали показывать художнику, чтобы он раздевался и ложился в постель. Удивление Шишкина плавно преобразилось в возмущение.

Странные порядки, –  наверняка подумал он: – Разбудили, накормили и снова укладывают спать… и главное – зачем всё это!?

Наутро друг Ивана Ивановича, живописец Валерий Якоби обнаружил товарища злым, взъерошенным и не выспавшимся. Тот пребывал в скверном расположении духа. Шишкин рассказал Якоби о своём внезапном ночном завтраке и добавил: «Неужели в этой цивилизованной стране существует такой варварский обычай - насильно кормить путешественников среди ночи?»

Немецкого языка русские живописцы тогда ещё не знали, но кое-как, на ломаном французском, приятелям удалось выяснить суть дела. Оказывается, в соседнем номере жил англичанин, которому надо было ранним утром уезжать. А слуга просто перепутал номера. Так что и в педантичной Германии иногда случаются такие вот недоразумения.

История вторая. О том, как русский богатырь Шишкин в мюнхенской пивной разогнал дюжину немцев

Зарубежный творческий пенсион Шишкину, как вы уже знаете, оплачивало государство российское. Но иногда отпущенных денег ему не хватало. Особенно для посещения знаменитых германских пивных. И тогда Иван Иванович запросто расплачивался своими рисунками. Заметьте, делал он это задолго до аналогичных товарно-денежных отношений французских  импрессионистов. Бывало так, что Шишкин уже не мог ворочать языком, но зато карандашом и углём он владел мастерски. Совершенно твёрдою рукой.  

Эту твёрдую руку русского художника однажды испытали на себе хамоватые немецкие завсегдатаи одного мюнхенского пивного бара. Немцы стали подтрунивать над русскими и Россией. Шишкин этого не стерпел, и попытку опорочить Родное и Святое пресёк с неимоверной горячностью и несвойственной его характеру агрессией. И началась драка, которая закончилась сокрушением целой толпы немцев. Русский витязь Шишкин карал германское зло не только кулаками, но и подвернувшимся под руку тяжеленным тележным шкворнем. Для тех, кто не знает, шкворень – это такой толстый металлический прут. Живописец применял его настолько разудало, что это скобяное изделие согнулось самым причудливым образом.

Впоследствии изогнутый в дугу прут в три пальца толщиной был предъявлен на суде в качестве орудия преступления. Там же всплыло, что из дюжины поверженных и пострадавших бюргеров два человека были сотрудниками местной полиции. Во как! Шишкин даже полицаям навалял!

Как вы думаете, чем закончился суд? В это сложно поверить, но Ивана Шишкина оправдали! Видать, ему удалось доказать правомерность применённой им силы – а вот не нужно было подвыпившим немцам оскорблять Россию-матушку.

Ещё один интересный факт о том приключении: из зала суда немецкие художники отнесли на руках своего русского коллегу в ближайшую пивную, где и воздали честь собрату и доброму патриоту.

Прочитано 317 раз