Четверг, 19 января 2017 12:10

Страшный курай

Оцените материал
(13 голосов)

Сейчас я вспомню своё детство золотое.

Пионерский лагерь в глухом лесу после отбоя. В домик нашего отряда, где жили десятилетние пацаны, через окна заглядывала полная луна, заливая комнату зловещим бледным светом. В лесу ухали совы, скрипели сосны, шуршали и стонали неизвестные нам животные.  А под кроватями обитали ужасные создания, настолько кровожадные, что было страшно вытащить ноги из-под одеяла и опустить их на пол. Если сделаешь это – всё, пиши-пропало, утащат в преисподнюю!

 

 

В такие жуткие ночи мальчишки рассказывали друг дружке страшилки. Было их великое множество: про Гроб-На-Колёсиках, про Красную Руку, или про Чёрную-Чёрную Руку, про Кровавое Пятно на ковре, про Глупую-Девочку-Которая-Пошла-На-Кладбище-И-Не-Вернулась, про Чёрную Простыню и Зелёные Пальцы.

И зловещий финал одной из этих страшилок: «Отдай моё сердце!»… Жу-у-у-ть! Это не забыть никогда!

В нашем отряде был один очень начитанный мальчик, который проглотил (очень дефицитную в то время) книжку с мрачными рассказами Эдгара По, и который очень любил эти истории пересказывать, выдавая их за свои. А там ведь творились таки-и-и-е страсти-мордасти, куда там нашим пионерским гробам-на-колёсиках! Чёрные-Чёрные-Руки сами дрожали от страха в тёмных углах нашего домика, когда слышали рассказ о Чёрном Коте. Заживо погребённые люди, а также жертвы злой огромной обезьяны снились мальчикам потом по ночам, и многие от этих кошмаров писались в кровати. И вы знаете почему – потому, что нельзя было вылезать из-под одеяла!

Всё это я вспомнил, когда получил от своей давней знакомой по интернет-переписке Галины Малой замечательный сюжет о детских страхах.

Это реальная история из жизни, рассказанная её матерью. Давайте, я перескажу её вам, как когда-то делал в пионерском лагере с рассказами Эдгара По. Рекомендую не опускать ноги с кроватей и диванов – а то ведь чудовищ-щ-щ-ща утащ-щ-щ-щат!

Маму Галины Малой звали Клавдия. Детство маленькой девочки Клавы прошло в небольшой станице Канеловская Староминского района Краснодарского края и выпало на предвоенные 30-е годы. Время было суровое, не очень сытное, жизнь крестьянская – тяжелый труд от зари до зари. Печи домов в степной станице топили  чем придётся, в том числе сухим растением под названием курай. Это такой очень крупный сорняк, который растёт большим шатром или куренем, и иногда достигает в поперечнике двух метров. Осенью он пересыхает, отламывается от земли, и ветер начинает гонять по полям и степям огромные шары «перекати-поля» из кустов курАя. Или как говорят станичники – кураЯ. Научное название у него солянка южная.

Казаки и казачки собирали-сушили, или отлавливали по полям этот кустарник как бесплатное топливо для печей.

Почему я сделал акцент на описании этого сорняка? Да потому что он сыграет ключевую роль в следующей жуткой истории.

Итак, середина 30-х годов прошлого века. Станица Канеловская.

Однажды, поздним вечером в конце лета, девочка Клава со своей подружкой Ниной, собрались вместе с соседскими мальчишками и девчонками в своём любимом месте – в огромной канаве, заросшей травой и лопухами. Там было очень уютно и мягко. Костёр не зажигали – потому что это была одна из улиц станицы. За разведённый на улице костёр с угрозой поджога домов из горючего самана мальцам могло влететь по первое число.

А без костра вечером что!? Правильно! Без костра вечером в потёмках СТРАШНО! Особенно, когда детишки начали травить всякие разные байки-страшилки. Про мертвецов, утопленников, упырей да вурдалаков. Но особой популярностью в казачьих станицах пользовались страшные истории про ведьм…  Хотите их узнать? Извольте!

Старые люди гутарили, что ведьмы могли превращаться в животных, обычно в котов, но больше всего они любили принимать вид свиней. А некоторые, особо сильные колдуньи даже умели оборачиваться тележным колесом. Обернётся, бывало, старая карга ночью в колесо, да катается по дорогам в поисках припозднившихся путников. Найдёт их – и до смерти напугает. Однажды в страду два парня-механизатора заработались в поле, и поздно ночью шли домой. И вдруг, вокруг них закружило такое колесо... Закружило, страшно заскрипело и завыло.

3.23

Но те мужики-колхозники были не из робкого десятка. Да и признаться, после работы употребили парни зелье-снадобье волшебное, самогоном называемое, после которого сам чёрт не страшен. Поймали смелые трактористы то ведьмино колесо, продели верёвку через дырку в ободе, да повесили его на дерево. Завращалось то колесо на дереве, да вырваться не смогло – всё, попалось, не будешь больше пугать честной люд!

Утром проснулись те парни, и пошли себе на работу. Проходят мимо дерева, а там собралась большущая толпа станичников. Стоит народ и смеётся громко-громко. Подошли… Глядь – а  там на ветке бабка-соседка висит! Да ещё как хитро да смешно висит – верёвка у неё продета в нос и выходит откель ноги растут! Болтается старая ведьма на дереве, ногами дрыгает и скулит та-а-ак жа-а-а-а-алобно: "Ой, сыно-о-очки! Ой, хло-о-опчики!  Я бильше нэ буду вас лякаты!!! Знимить, мэнэ Хрыста рады, нэ позорьте!!!"

Ну, сняли её сыночки, конечно. Соседка как-никак. 

Ну и как вам эта история из далёкого колхозного прошлого? А хотите ещё, более древнюю да страшную? Пожалуйста!

Вы знаете, как ведьмы умирают!? Ой, как же страшно они это делают! Старая ведьма пока не передаст свои знания и умения молодой колдунье – умереть не может. Умирать будет долго в страшных судорогах.

Мучиться будет, выть, страдать, хрипеть, но не отдаст душу Дьяволу. Обязательно ей нужно передать своё чёрное мастерство молодой преемнице. В той станице Канеловской как-то помирала одна карга. Трое суток выла на всю окраину. Пока люди не разобрали крышу её хаты – старые люди говорят, что только так можно помочь бедолаге...

А ещё, когда ведьма околевает, то её гроб ни в коем случае нельзя выносить через дверь! Потому, что она потом в виде приведения будет возвращаться в хату! Поэтому гроб с ворожеей надо вытаскивать в окно, причём головой вперёд, а если гроб в окно не проходит, то надо ломать стену. У могилы тело ведьмы поворачивали в гробу лицом вниз и подрезали подколенные жилы. На могиле никогда не ставили крест, вместо него вбивали осиновый кол. Вот как в старину люди путали следы. Иначе нельзя, а то ведь призрак бабы-яги восстанет и начнёт пакостить людям, замучает потом по ночам.

Вот такими историями 80 лет назад мальчишки-казачки стращали девочек в канаве с лопухами. Над их головой стояла тёплая южная ночь, было полнолуние, редкие собаки брехали по дворам станицы, вокруг стрекотали кузнечики, а звёзды таинственно перемигивались с яркой луной. Но во всей этой идиллии, в этом чёрном бархате ночи нервы детей были натянуты как струны. Так они сами себя накрутили жуткими страшилками. Девочки Клава и Нина дрожали от страха как камыш на сильном ветру. Всюду мерещились черти, упыри, вурдалаки и ведьмы.

И тут... кто-то из детей кинул взгляд на станичную пыльную улицу…

А та-а-ам... А там, мамоньки мои рОдные!... Там в мертвенно-бледном свете полнолуния САМА СОБОЙ  ШЛА ОГРОМНАЯ  КОПНА  СУХОГО КУРАЯ!...

Это значит, что ведьмы могут воплощаться не только в котов, свиней и колёса, но и в самоходный курай тоже! Боже ж мой! Что тут началось!...

Дети с визгом и криками бросились врассыпную, собаки взвыли и захлебнулись лаем, луна от страха прикрылась облаками. Стало темно. По тёмной ночной улице станицы шла ожившая копна, даже не думая растворяться в воздухе или таять как мираж. А впереди страшного ведьминого курая бежали девочки и визжали как поросята… Прибежала Клава в Нинкин дом, закрыли девчонки за собой двери на засов, забились под кровать, прижались друг к другу, лежали на полу, дышать боялись да зубами стучали.

Вдруг скрипнула калитка. Подружка Нина выглянула в окошко и сдавленно пискнула - во двор вплыла та самая копна курая. То есть ведьма явно преследовала их! Пришла за ними! Парням-трактористам из страшной байки было хорошо – у них хоть зелье отворотное было, а что делать двум девчушкам с этой нечистью!?...

Тем временем копна подошла вплотную к окну и стала стучаться в окно. Девочки-пионерки стали неистово креститься и читать молитвы, которые слышали от бабушек…

И вдруг из копны раздался голос Нинкиного старшего брата Ивана: "Нинк! А Нинк! Ты спишь, что ли!? Открывай! Устал я, как собака… вставай, двери открой!"…

Нинка дрожащим от страха голоском пискнула: "Вань... это ты?"

И услышала родной голос: "Ну а кто же!? Не ведьмак же! Давай, шевелись, сестрёнка!"…

На пороге хаты и впрямь стоял братишка; чумазый, грязный, весь в траве и сухих ветках курая. Только тут девочки выдохнули.

Взрослый брат Иван трудился в колхозе механизатором и заработался там допоздна. По пути домой он собрал в поле дюжину сухих шаров курая, сцепил их между собой бечевой в виде копны, и чтобы не таскать за собой довольно объемную конструкцию, просто влез вовнутрь. Надел на себя и пошел домой, по пути разогнав пионерскую ячейку из канавы с лопухами.

Вот такая страшилка про ужасный курай.

Прочитано 1248 раз