Однажды в Москве шёл сборный концерт, который вёл актёр Центрального театра Советской армии Владимир Сошальский. Он, как и положено было в те времена, каждого выступающего объявлял со всеми его званиями и наградами: – Заслуженный артист РСФСР такой-то… – Лауреат Сталинской премии такой-то… – Народная артистка СССР такая-то… ну и так далее.

К Сошальскому подошёл артист Пётр Полин, игравший хорошо, но получавший только второстепенные роли. Он попросил ведущего: – Слушай, Владимир, ты бы объявил меня как-нибудь посолидней!

– Хорошо, сделаем! – сказал Сошальский, а сам призадумался: как же его представить публике? Ведь никаких почётных званий у Полина не было. Ни орденов, ни медалей… Но он таки нашёл неожиданный выход.

Когда пришла очередь выступать Полину, Владимир Сошальский торжественно провозгласил: – Участник всесоюзной переписи населения Пётр Полин!

Однажды, в начале 60-х годов прошлого века, студентка ВГИКа Тамара Сёмина во время дип­ломного спектакля поразила своей невероятной драматической игрой и душевным надрывом маститых театральных деятелей. Никто из них не знал истинную причину нервного напряжения молодой актрисы. А она, причина эта, скрывалась… в трёх пирожках…

Всё началось несколькими часами раньше, когда Тамара Сёмина бежала мимо метро – торопилась сыграть в дипломной пьесе. У метро какая-то крикливая тётка продавала пирожки. И так замечательно выглядели эти пирожки, так ароматно пахли, что Тамара невольно остановилась. Поглядела голодная студентка на еду и пропала. Денег у бедной девушки с собой было мало, сущие копейки, но зато были часики на руке – хорошие такие, материнский подарок. И ни за что бы она с ними не рассталась, если бы не лютый го­лод...

В конце 40-х годов прошлого столетия в Московский драматический театр имени К. Станиславского пришёл служить начинающий актёр Евгений Леонов. В то голодное послевоенное время администрация театра давала подзаработать своим молодым артистам. Они, кроме прямого участия в спектаклях, могли ещё и подрабатывать в антрактах: монтировать сценическое оборудование, а также переносить и устанавливать декорации.

Во время постановки актёры, которые не были заняты в действии, создавали шумовые эффекты – изображали свист ветра, раскаты грома или войны, плеск воды, цокот копыт и грохот проезжающей повозки. Существовала твёрдая такса за эту звукошумовую работу: пять рублей. Очень даже неплохая подработка: погремел за кулисами – получи за это пять рублей, которых тогда вполне хватало на один сытный завтрак или даже на обед.

Так вот, однажды молодой актёр Евгений Леонов так умаялся во время спектакля, что, придя домой заснул, даже не поужинав. В это время мимо окна его квартиры процокала копытами лошадь, которая с жутким грохотом везла какую-то повозку.

– Пять рублей проехали, – пробормотал во сне голодный артист Леонов.

Понедельник, 02 ноября 2020 14:29

Голодный званый обед

 

Как-то раз актёра Михаила Пуговкина пригласили на большой званый обед. Семья, в гости к которой пришёл знаменитый артист, оказалась весьма гостеприимной, но при этом чересчур болтливой. Все собравшиеся желали пообщаться с Пуговкиным, постоянно отвлекали его и просили что-нибудь рассказать.

Михаил Иванович не мог обидеть людей и развлекал их от всей своей широкой души: травил актёрские и киношные байки, а также забавлял анекдотами. Артист сидел за обеденным столом, но никак не мог пообедать – назойливые почитатели таланта просто-напросто мешали ему это делать. В итоге, к концу вечера Пуговкин остался голодным и поэтому сильно раздражённым. 

Когда хозяйка дома, провожая Пуговкина, на прощание сказала: – Приходите когда-нибудь к нам ещё обедать…, тот язвительно ответил: – Да вот прямо хоть сейчас!

Одним из символом Соединённых Штатов Америки является гигантский монумент Статуи Свободы, расположенный в Верхней Нью-Йоркской бухте на небольшом острове. Когда-то много лет назад, а именно в конце XIX века, этот клочок суши посреди залива носил имя своего владельца Исаака Бедлоу. Но как только здесь, на фундаменте военного форта Вуд, имеющего форму одиннадцатилучевой звезды, обосновалась медная дама в хитоне с шипастой короной на голове и с факелом в правой руке, остров этот стали называть – Liberty Island – то бишь, остров Свободы.

Миллионы эмигрантов из Старого Света, прибывавшие в Новый Свет на парусниках и пароходах, с верой и надеждой взирали на манящий и многообещающий блеск позолоченного факела маяка Свободы.

Понедельник, 26 октября 2020 15:15

Чем spam отличается от SPAMа?

Вопрос: что такое спам?... 99 человек из 100 хмыкнут и скажут: – Ха! Тоже мне задачка! Спам – это такая массовая рассылка рекламы людям, которые совершенно не желают эту назойливую рекламу получать. И более того – не давали на это согласия.

Спам можно обнаружить в электронных письмах, в личных сообщениях социальных сетей, в СМС-рассылках, на всевозможных интернет-ресурсах, и даже в обычном почтовом ящике – в виде бумажных рекламных листочков. Ответив на телефонный звонок с неизвестного номера, тоже можно столкнуться с надоедливым спамом: «Вас беспокоит компания такая-то…» или «Прослушайте, пожалуйста, рекламное объявление…»

 

 

А вот ещё одна интересная история про футбольные деньги.

Лучшего вратаря XX века, первого и единственного голкипера в истории, который получил престижную награду «Золотой мяч» – Льва Ивановича Яшина – за его невероятную подвижность, уникальную реакцию и акробатические прыжки, а также за его любимый цвет формы западная пресса прозвала «Чёрной Пантерой».

Какому-то журналисту этого эпитета показалось мало, и он придумал для феноменального советского вратаря за его длинные и всё достающие руки ещё одно крутое прозвище – «Чёрный Паук». Именно так его называли в солнечной Бразилии все любители футбола.

 

Понедельник, 19 октября 2020 15:47

Безумный гонорар в 200$

Эту историю рассказал выдающийся советский футболист Геннадий Логофет – защитник и капитан московского «Спартака», двукратный чемпион СССР и трёхкратный обладатель Кубка Советского Союза. После завершения игровой карьеры Геннадий Логофет перешёл на тренерскую работу. Он был консультантом и переводчиком у тбилисских динамовцев в звёздном для них 1981 году. В тот год «Динамо» (Тбилиси) вышло в финал Кубка Кубков, который проходил в Дюссельдорфе. Горячим кавказским парням предстояло сразиться с восточногерманским клубом «Карл Цейсс».

Накануне финального матча Геннадий Олегович Логофет зашёл в гостиничный номер к защитнику Тенгизу Сулаквелидзе – знаменитому советскому игроку, члену сборной СССР. Тот имел очень задумчивое лицо... 

Понедельник, 19 октября 2020 15:37

Стукач поневоле

Известный футболист московского «Торпедо» и член сборной СССР в 70 – 80-е годы Василий Жупиков имел одну необычную особенность – когда он нервничал, у него дёргалось правое веко и создавалось впечатление, что Жупиков подмигивает.

Однажды олимпийская сборная Советского Союза возвращалась из заграничного турне. В сумках игроков, естественно, было полным-полно товаров, запрещённых к ввозу в страну. И хотя таможенники относились к знаменитым спортсменам весьма лояльно, момент пересечения границы всё-таки был стрессом в чистом виде.

Василий Жупиков подошёл к таможенной стойке. Сотрудник вяло поинтересовался: – У вас все в норме?
– Абсолютно, – выпалил Жупиков и… подмигнул правым глазом.
– Я вас понял, – вполголоса проговорил таможенник, – проходите…

В очереди следом за Василием, как раз справа от него, стоял вратарь сборной, призванный из донецкого «Шахтёра» – здоровенный и совершенно не понимающий шуток Юрий Дегтярёв.

Знаменитый хоккейный вратарь Владислав Третьяк в одном интервью как-то рассказал забавный случай из своей жизни. Он произошёл в 1969-м году, когда команда ЦСКА приехала на спортивные сборы в Швецию.

У нынешнего поколения есть все возможности посмотреть мир. У советских хоккеистов режим был куда жёстче. Считалось, что во время зарубежных чемпионатов и турниров наши спортсмены должны только тренироваться и играть, отстаивая честь Родины, а в свободное время сидеть в номере гостиницы и настраиваться на предстоящие матчи. А иначе, мол, зачем вообще их на международные соревнования взяли?

О том, чтобы за границей сходить в магазин, и речи не было. К тому же, все полагавшиеся суточные в валюте выдавали в последний день турнира, когда времени оставалось в обрез для того, чтобы пробежаться по супермаркетам и купить какую-нибудь импортную технику или красивые вещи.

Более того, если во время важного чемпионата строгий тренер Анатолий Владимирович Тарасов замечал, что его хоккеисты зашли в какую-нибудь торговую точку, то мог «под настроение» и домой игроков отправить...

 

Страница 12 из 127