Понедельник, 14 ноября 2022 19:35

Как революционер Овод во время своего расстрела тюрьму разрушил

Оцените материал
(19 голосов)

Театральных баек об оружейных осечках – великое множество. Ну, это когда висящее на стене ружьё, вопреки замыслу автора, не стреляет в последнем акте пьесы. Константин Треплев в чеховской «Чайке» по техническим причинам не может совершить самоубийство. Дуэль Онегина и Ленского тянется-тянется, затем откладывается и Ленский остаётся жив. А обманутый жених Юлий Капитоныч Карандышев никак не может покарать неверную обманщицу – бесприданницу Ларису Дмитриевну. И всё из-за отсыревшего пороха, бракованных капсюлей, нерадивости реквизиторов или потому, что у техника-шумовика в самый кульминационный момент спектакля живот прихватило.

У замечательного актёра Евгения Александровича Евстигнеева в его театральной жизни тоже был курьёзный эпизод, связанный с ротозейством закулисных работников, которые отвечали за звуковые эффекты.

В молодые годы начинающий артист Евгений Евстигнеев играл солдата-стражника в спектакле «Овод» по одноимённому роману английской писательницы Этель Лилиан Войнич. Это произведение повествует об истории молодого, наивного, полного идей и романтических иллюзий Артура Бертона, который со временем преображается в человека с изуродованной внешностью, исковерканной судьбой и ожесточённым сердцем. Он превращается в убеждённого революционера, берёт себе новое имя Феличе Риварес и становится насмешливым журналистом-циником с творческим псевдонимом Овод. Пламенный борец за свободу, равенство и братство Овод, вместе с другими итальянскими патриотами сражается против австрийских оккупантов за объединение и независимость Италии. Финал произведения трагичен – Овода арестовывают гвардейцы, отправляют в тюрьму и там расстреливают.

Так вот, в театральной постановке «расстрелять» Овода было поручено молодому актёру Евгению Евстигнееву. Он играл бессловесную роль солдата-карабинера. Его задача была хоть и крайне драматической, но при этом совершенно простой: вывести арестованного революционера, поставить его у тюремной стенки и после команды офицера «Пли!» выстрелить в героя из пистолета. Звук выстрела обеспечивался хлопком шумового оружия за кулисами.  

Во время одного из спектаклей с шумовым пистолетом возникла заминка, и актёров на сцене попросили потянуть время. Тюремные офицеры и прочие действующие лица вступили в импровизированный диалог с приговорённым к смертной казне Оводом, из-за чего его жизнь продлевалась и продлевалась. Артисты пороли всяческую отсебятину, а из кулис шептали: «Сейчас-сейчас, подождите немного, уже заряжают…».

Евгений Евстигнеев решил тоже поучаствовать в массовой импровизации. Не стоять же на сцене болваном-истуканом! Как бы между делом он подошёл к Оводу, сымитировал проверку пистолета, развернул его к себе и заглянул в ствол… И в этот момент за кулисами грохнул выстрел!... Стражник Евстигнеев от неожиданности дёрнулся-шарахнулся, потерял равновесие и упал на Овода. В попытках устоять на ногах Овод зацепил задник с нарисованной тюрьмой и вместе с ним рухнул на других актёров…

Самое забавное в этой истории: зрители решили, что это кульминация пьесы – тюрьма разрушена! – и начали хлопать.

Евгений Евстигнеев выбрался из-под декораций и неизвестно кому скомандовал «Поднять тюрьму!». Тюрьму поднимать не стали. Опустили занавес.

Прочитано 145 раз