Вторник, 12 июля 2022 15:09

Китайская военная хитрость: как генерал Чжугэ Лян «изготовил» 100 000 стрел за одно туманное утро

Оцените материал
(36 голосов)

В одной из своих заметок я как-то рассказал историю о том, как выдающийся древнекитайский полководец по имени Чжугэ Лян применил уникальную воинскую смекалку и перехитрил превосходящих по численности врагов: с помощью чая, метёлок и цитры он предотвратил неизбежное поражение. Напомню вкратце эту историю.

Однажды генерал Чжугэ Лян с небольшой горсткой военных оказался в окружении. Его немногочисленный отряд укрылся в крепости. Шансов отразить атаку или выдержать долговременную осаду не было никаких. Для того, чтобы обмануть врагов, генерал приказал… открыть ворота крепости. У раскрытых врат немногочисленные стражники клевали носом, лениво попивали чай и вели неспешную беседу. Несколько гражданских лиц безмятежно подметали дорогу. А сам Чжугэ Лян с двумя слугами поднялся на крепостную стену и стал спокойно играть там на цитре (цитра – это такой струнный щипковый музыкальный инструмент).

1.01 Чжугэ Лян играет на цитре. Старинный китайский рисунок

Командующий вражескими войсками был сбит с толку столь странной идиллией. Он знал, что Чжугэ Лян никогда не рисковал. Тем более вот так – по-глупому: спокойно сидеть и хладнокровно музицировать при полном окружении. Противник заподозрил ловушку – какую-нибудь коварную засаду. И отступил…

Надо отметить, что талантливый военачальник Чжугэ Лян за хитрость и удачу получил от современников несколько красивых прозвищ: Невидимый дракон, Спящий дракон и Свернувшийся дракон. Приведу ещё один интересный пример военной смекалки и умной изобретательности Невидимо-Свернувшегося-Спящего Дракона.

Накануне одного очень важного сражения на реке Янцзы известный полководец и видный государственный деятель эпохи Троецарствия Чжоу Юй собрал военный совет и спросил у генерала Чжугэ Ляна какое оружие целесообразнее всего применять, когда приходится воевать на воде? Чжугэ Лян ответил, что, по его мнению, для сражений на такой большой реке, как Янцзы, прежде всего необходимо иметь луки и стрелы.

Командующий согласился и поручил своему генералу в десятидневный срок изготовить 100 000 стрел. Каждый день изготавливать по 10 000 стрел – это была очень сложная, практически невыполнимая задача. Ведь древесина для стрел должна быть тщательно высушена, а для этого требуется какое-то время. А лак, а клей, а перья в огромном объёме? Да и потом, как в столь сжатые сроки можно выковать столько наконечников? Однако Чжугэ Лян огорошил своего военачальника утверждением, что уложится за три дня. Чжоу Юй посчитал, что это дерзкая шутка и пообещал жестоко наказать наглеца в случае невыполнения его обещания. Вплоть до смертной казни. Чжугэ Лян заверил, что сдержит своё слово и попросил через три дня прислать к нему 500 воинов для переноски готовых стрел. После того, как генерал вышел из шатра, советник командующего стал нашёптывать тому, что Чжугэ Лян его обманывает, ибо невозможно за три дня изготовить 100 000 стрел!

На следующий день Чжугэ Лян попросил выделить ему 20 лёгких быстроходных судов с 30-ю воинами на каждом. На судах этих были устроены навесы из чёрной материи, а по обоим бортам привязаны сотни снопов соломы. Однако дальше произошло странное: ни в первый, ни во второй день Чжугэ Лян не предпринял никаких действий. Он чего-то выжидал. Для выполнения его совершенно невыполнимой задачи оставались всего лишь сутки. Командующий Чжоу Юй недоумевал, а интриганы и недоброжелатели в его окружении злорадствовали: не сносить Чжугэ Ляну головы! Палач уже собирался наточить свой меч.

Однако в ночь на третий день Чжугэ Лян приказал: выстроить все 20 судов в один ряд и связать их между собой верёвкой. Странная «соломенная» эскадра двинулась к северному берегу реки Янцзы. В ту ночь густой туман закрывал небо. На реке его белая пелена была ещё гуще. Это был поистине благодатный туман для тайных замыслов хитроумного генерала! Воины на борту лодок терялись в догадках: что же такое хитрое задумал их военачальник?

Суда подошли к неприятельскому лагерю главного злодея того времени по имении Цао Цао. Он был главным министром империи Хань и фактически её полновластным правителем. Обо всём, что происходило в империи, сперва докладывали Цао Цао и только потом – императору. Цао Цао являлся также видным полководцем, в распоряжении которого была огромнейшая армия. Как гласит роман «Троецарствие», он командовал самой многочисленной армией древности – числом до миллиона воинов. В то туманное утро в лагере Цао Цао на берегах Янцзы находилось 200 000 человек.

А вот у речных «диверсантов» Чжугэ Ляна было 20 судов по 30 воинов, всего 600 человек… Вы только вдумайтесь: шестьсот бойцов против двухсоттысячного войска – это полное безумие!... И тут Чжугэ Лян подтвердил, что он сошёл с ума – приказал своим бойцам ударить во все гонги и барабаны. Это конец! – обречённо подумали воины, но приказ выполнили – загремели изо всех сил: – Умирать, так с музыкой!

Когда в водном лагере Цао Цао услышали грохот гонгов и барабанов, то поспешили доложить своему правителю. И тот принял абсолютно правильное (с военной точки зрения) решение – в прямое сражение не вступать, так как за туманом ничего не видно (вдруг там ловушка!), а выставить как можно больше лучников и осыпать врагов стрелами. Десять тысяч лучников расстреливали грохочущий туман не переставая. Стрелы сыпались смертоносным дождём, не причиняя никакого вреда воинам на лодках – они укрылись за соломенными снопами.

До самого восхода солнца на судах гремели барабаны и раздавались воинственные крики. И не только воинственные, но ещё и обидно-оскорбительные для противников. Те, естественно злились, и стреляли в туман с ещё большим усердием. Снопы соломы, привязанные по обоим бортам судов, были сплошь утыканы стрелами. Вот тут-то и стал ясен хитрый план генерала Чжугэ Ляна: десять тысяч вражеских лучников да по 10 стрел – это и есть те самые 100 000 стрел. Трофейных. Без особых усилий. Готовых к применению в предстоящем бою.

Когда суда вернулись в свой лагерь, пятьсот воинов, присланных командующим, принялись вытаскивать стрелы из соломы и стали подсчитывать их. Стрел оказалось гораздо больше, чем сто тысяч! Командующий Чжоу Юй похвалил своего изобретательного генерала и особо отметил его удивительный дар предвидения. На что Чжугэ Лян ответил, что это всего лишь небольшая хитрость, только и всего, стоит ли так удивляться? А туман он просто рассчитал по народным приметам и природным знамениям именно в ночь на третий день. Потому и попросил три дня на выполнение задачи, а справился с ней всего за одно утро.

1.08 Чжугэ Лян прогнозирует погоду. Кадр из фильма Битва у красной скалы

И да, кстати, трофейные стрелы сыграли важную роль не только в будущей битве и разгроме огромной армии Цао Цао, но также изменили ход истории во всём Китае.

Прочитано 754 раз