Понедельник, 21 июня 2021 14:56

Лагерь смерти Озаричи. Ад среди болот

Оцените материал
(23 голосов)

Должен сразу предупредить – то, что вы сейчас увидите и прочтёте будет весьма тяжёлым для восприятия. Ужасным и печальным. В заметке содержатся фотографии и воспоминания очевидцев, которые можно считать обвинительным приговором нацизму. Некоторые кадры будут очень страшными. Но их надо видеть! Для того, чтобы понимать и помнить, какую цену заплатил наш народ в самой кровопролитной войне в истории человечества.

В марте 1944 года советская армия освободила три лагеря смерти в районе посёлка Озаричи в Полесской области (сегодня это Гомельская область). То, что там обнаружили воины 65-й армии 1-го Белорусского фронта заставило ужаснуться даже бывалых бойцов, многое повидавших на войне – заболоченное редколесье было усеяно трупами женщин, детей и стариков. Общее число узников концлагеря Озаричи превышало 50 000 человек, из них погибло около 20 000. Причём следует учитывать, что лагерь просуществовал всего 10 дней. Вы только вдумайтесь в эти числа: за 10 дней от голода, холода и болезней умерло почти 20 000 мирных жителей. История лагеря Озаричи – одно из самых гнусных злодеяний германских захватчиков, совершенных на белорусской и советской земле.

Это жуткое место сложно назвать лагерем, потому как в нём не было никаких условий для жизни. Здесь вообще не было никах построек для узников: ни бараков, ни медпунктов, ни отхожих мест. Это была просто территория в лесу посреди болот, обнесённая колючей проволокой. Со сторожевыми вышками по углам и минными полями за периметром «колючки». Любая попытка подойти к ограждению заканчивалась расстрелом. Люди здесь жили прямо под открытым небом. Хотя, слово жили тут не очень уместно: люди не жили, а выживали как могли. Спали просто на промёрзшей земле. У кого были силы, те ломали ветки и строили шалаши. В туалет ходили тут же – весь лагерь был покрыт нечистотами. А рядом лежали трупы, никто их даже не закапывал. Матери укладывали своих детей для сна на тела умерших людей – так было теплее, чем на холодной земле.

У узников лагеря не было ни хлеба, ни воды. Им запрещалось разводить костры. Вши просто заедали людей. В таких условиях массово передавался тиф. Некоторые историки полагают, что немцы умышленно заражали мирных жителей сыпным тифом, чтобы создать угрозу для наступающей Красной Армии, которая при освобождении лагеря вынуждена была иметь дело с очагом опасной инфекции. С огромной вероятностью дальнейшего распространения эпидемии по войскам.

Воспоминания выживших в том аду невозможно читать спокойно. Кулаки сжимаются и ком стоит в горле.  

Валентине Фёдоровне Шишло тогда было семь лет, она в деталях помнит те ужасные дни: – До лагеря мы шли пешком два дня. По обочине шли полицаи – и они были страшнее немцев. Помню, как одна женщина споткнулась – её сразу же расстреляли, а ребёнка выбросили на обочину. Так было страшно! Мы держались за мамину юбку. Мама спросила у полицая, куда их гонят. И тот ответил: «В санаторий Адольфа Гитлера».

1.04 Выжившая в аду. Валентина Шишло

Бывший узник лагеря Аркадий Петрович Шкуран рассказал следующее: – Самым страшным было, когда у женщин отбирали детей. Стояли крытые машины. Детей выхватывали и просто бросали в машину (чтобы заразить их тифом) – там обязательно был кто-то больной из взрослых. Крик такой стоял, плач – уши закладывало. Помню, одна женщина с ребёнком на руках споткнулась, упала, её тут же убили, а ребёнка отбросили и тоже расстреляли.

1.05 Выживший в аду. Аркадий Шкуран 

Николай Алексеевич Захарченко вспоминал: – Немцы отбирали всё ценное, а ещё спички и ножи. Костры нам не разрешали палить, чуть дым покажется – стреляли на поражение, а холодно было – до минус 15. Когда нас вели в лагерь мы держались за маму, потому что видели, как разделяют семьи, как стреляют тех, кто отстаёт. Чтобы немцы не забрали сестру копать окопы, мама сделала её беременной – намотала тряпки на живот, повезло, что фашисты не стали проверять. Потом сестра тяжело болела тифом, и всё просила: «Воды, воды». Шёл снег. Мама собирала снежинки в кружку, потом грела её за пазухой, чтобы дать сестре попить. А ещё вода собиралась в траншеях. Мама как-то отправила меня набрать кружку. Я смотрю: вода розовая – с кровью, ведь рядом убитые были. Дальше раскопал, смотрю – нога торчит, рука торчит. Туалета тоже не было, всё в куче: где сидишь – туда и ходишь. Представьте, какая там была вода и какая там стояла вонь.

Зинаида Николаевна Франтурова, которой тогда было 9 лет, поведала вот что: – Я слышала, как приближаются бои, гремят взрывы, и молила Бога, чтобы на нас упали бомбы – невозможно было терпеть издевательства… Однажды под утро стало тихо. Мы смотрим: на вышках никого нет, собак тоже нет. Некоторые люди рискнули выйти. Деда одного на моих глазах разорвало – подорвался на мине, только кожух от него остался. Когда пришли наши военные, если бы вы знали, что с нами творилось! Люди бросались к солдатам и целовали их сапоги! Я бросилась к офицеру, упала, а он говорит: «Девочка, встань!». А я не могу встать, такая слабая была. Солдаты вместе с нами плакали. Люди – от радости, а они – от ужаса: ведь мёртвые кругом. Мы не сразу смогли выйти из лагеря. Военные сказали: «Ждите, пока разминируют дорогу». Дорожку разминировали, натянули проволоку – и чтобы никто не смел за неё заступать. Шли по проволоке гуськом.

Выход освобождённых из лагеря людей снял военный фотокорреспондент Семён Альперин. Эти кадры стали знаменитыми. Их часто размещают на различных ресурсах, жаль, что иногда это делают без описания и указания места действия. Чаще всего подписывают совершенно неточно: «Беженцы возвращаются домой». Это не беженцы! Это мирные жители, освобождённые из нацистского плена!

На нескольких фотографиях запечатлена усталая, с измождённым лицом женщина, укутанная старым одеялом. Её звали Мария Макаровна Реченкова. Выбиваясь из сил, она несла на руках маленькое дитя, а рядом шли ещё двое ребятишек.

1.09 Мария Макаровна Реченкова с детьми Иваном Фёклой на руках и Аней

Мальчик в левой части кадра Иван Петрович Реченков спустя годы рассказывал: – Каждый раз с приходом весны я вспоминаю те страшные дни… Мама обмотала меня и моих маленьких сестёр Анечку и Фёклу сухими тёплыми тряпками. Когда 18-го марта пригрело солнце мы пошли из леса. Я и мои сестрички идти не могли. Маленькая Феня, которая на снимке на руках у матери, была очень больная уже тогда. Мама нас останавливала через каждые 20–30 метров на отдых. Болела голова, болели ноги. Хотелось сесть и не вставать. Старшие брат Петя и сестра Надя, взявшись за руки, шли впереди и всё время ждали нас… Холод, голод, слякоть, вокруг люди медлительные, неразговорчивые, все притихшие, и все тянулись в одном направлении. Я боялся упустить из вида старшего брата. Мама сказала, что, если она упадёт, мы должны идти за Петей, потому что он ещё не болеет… С каждым шагом вперёд у меня усиливалось чувство уверенности, что буду жить. Мне становилось страшно, что если я умру, то тогда всё кругом умрет. И я понял: если я хочу всё окружающее сохранить, я должен жить!...

1.10 Мария Макаровна Реченкова с детьми Иваном Фёклой на руках и Аней

... 19-го марта нас подобрала военная санитарная машина, на которой мы доехали до деревни Забабье, и там санитары сказали, что у нас тиф. Через два дня 22 марта умерла самая маленькая из нас – сестрёнка Фенечка, ей было всего 2,5 годика. Мама и я не могли встать, похоронил сестру старший брат Петя. Земля была еще мёрзлая. А 28 марта умерла моя вторая четырёхлетняя сестра Анечка. Мама с братом отнесли и похоронили её на кладбище. Я был обессилен, и мама решила ждать, пока я не встану на ноги. Я смог отойти только через месяц. Мать всю жизнь благодарила Бога, что помог спасти троих её детей.

1.11 Мария Макаровна Реченкова с детьми Иваном Фёклой на руках и Аней

Следующий сильный кадр, сделанный фотокором Семёном Альпериным, тоже стал очень знаменитым. Он публиковался (и продолжает публиковаться) во многих изданиях мира. Лицо этой милой девочки, а также её пронзительный взгляд и таинственная улыбка маленькой Джоконды известны миллионам людей во многих странах. Фотография бывшей узницы, замотанной в тряпьё, сделана сразу после освобождения концлагеря Озаричи. Её имя Верочка Курьян.

Она выжила в аду на болоте, выросла, вышла замуж, стала Верой Сергеевной Солонович. Вспоминая историю создания снимка, она рассказала, что это была вообще первая фотография в её жизни. До этого у 5-летней малышки из-за войны не было никакой возможности позировать перед фотоаппаратом. Её первый кадр стал во всех смыслах удачным. Верочку и её родных освободили из жуткого места, как тут не улыбнуться вежливому человеку в советской военной форме?

Вот как Вера Сергеевна поведала о том счастливом для неё дне: – Меня потеряли, и искать меня отправилась тётка Ходосья. На снимке на заднем плане виден человек – это и есть моя родная тётка по имени Ходосья. Фотокорреспондента она приняла за переодетого немца, а фотоаппарат – за неведомый для неё вид оружия и решила, что нас с ней будут убивать. Она сказала фотографу, что если он решил нас убить, то пусть делает это быстрее, не мучает… После освобождения солдаты отказывались заносить мою мать в кузов грузовика – они думали, что она мёртвая. Но дед не сдавался, он где-то нашёл кусок стекла и поднёс к носу матери, стекло запотело: мама была жива. После этого её погрузили в машину.

1.13 Вера Курьян Солонович

В 1946 году Международный трибунал в Нюрнберге признал военные преступления в Озаричах. Лев Николаевич Смирнов, помощник Главного обвинителя от СССР на Нюрнбергском процессе, заявил тогда следующее: «В этих лагерях не было крематориев и газовых камер. Но, по справедливости, они должны быть отнесены к числу самых жестоких концентрационных лагерей, созданных фашизмом в осуществлении плана истребления народов».

Армейская газета 65–й армии «Сталинский удар» 22 апреля 1944 года опубликовала статью, в которой были вот такие строки: «Тот не человек, кто это забудет! Это нельзя, невозможно забыть, как облик своей матери и нежное личико своей дочурки. Вы помните, товарищи солдаты и офицеры, наши рассказы о лагере смерти, из которого одна наша часть освободила 33 434 человека: стариков, женщин и детей…»

Какие всё-таки правильные слова: Тот не человек, кто это забудет!


В заметке использованы материалы ресурсов news.tut.by, sputnik.by и "Звязда"

Прочитано 1516 раз