Версия для печати
Понедельник, 18 января 2021 14:36

Прототип Ивана Бездомного

Оцените материал
(29 голосов)

На роль прототипа Ивана Бездомного из романа «Мастер и Маргарита» претендуют два человека.

Первый – это пролетарский поэт, певец революции и проворный номенклатурщик Демьян Бедный, настоящее имя которого Ефим Алексеевич Придворов.

И второй кандидат, так сказать, «новокрестьянский» стихотворец Иван Приблудный, при рождении наречённый Яковом Петровичем Овчаренко.

Споры о том, кого именно из этих двоих людей изобразил Михаил Булгаков в своём романе, в литературных кругах ведутся до сих пор. Но лично мне больше нравится вариант с Иваном Приблудным – он больше подходит и по возрасту, и по характеру, и по авторскому изображению персонажа молодого, простоватого и задиристого поэта. В пользу этой версии также свидетельствуют некоторые совпадения между реальными фактами из биографии Приблудного и описанными в булгаковском романе деталями похождений Бездомного, в частности скандал и потасовка в ресторане.

 

 

 

2.01.1_Иван_Бездомный._Иллюстрация_к_роману_МиМ.jpg 2.01.2_Иван_Бездомный._Иллюстрация_к_роману_МиМ.jpg 2.01.3_Иван_Бездомный._Иллюстрация_к_роману_МиМ._Автор_Николай_Королёв.jpg

2.01.4_Иван_Бездомный._Автор_фото_Илья_Славутский.jpg

Крестьянский сын Яшка Овчаренко, уроженец Харьковской губернии, имел всего три класса образования земской школы. В 14 лет он сбежал из отчего дома, скитался, батрачил, работал пастухом и даже выступал в труппе бродячего цирка. В 15 лет мальчишка прибился к 17-й кавалерийской дивизии Червонного казачества под командованием Григория Котовского. А коль уж он прибился-приблудился, то котовцы дали парнишке прозвище Приблудный. Которое в последствии и стало его творческим псевдонимом.

2.02.1_Иван_Приблудный.jpg 2.02.2_Иван_Приблудный.jpg 2.02.3_Кавалеристы_Гражданской_войны._17-я_кавдивизия_Котовского_.jpg

2.02.4_Кавалеристы_Гражданской_войны._17-я_кавдивизия_Котовского_.jpg

Удивительно, но простой сельский паренёк без образования писал неплохие стихи. Народный самородок обладал поэтическим даром. По рекомендации командования дивизии он отправился на учёбу в столицу, и в 1921 году был принят в московский интернат для одарённых детей. Спустя год его стихи потрясли знаменитого литератора Валерия Брюсова, который принял молодого поэта без экзаменов в свой Высший литературно-художественный институт.

2.03.1_Иван_Приблудный.jpg 2.03.2_Иван_Приблудный.jpg

Во время учёбы в «Брюсовском институте» Иван Приблудный познакомился и подружился с Сергеем Есениным. Стал его ближайшим другом, спутником, адъютантом и телохранителем в разгульных похождениях. Приблудный вполне разделял с Есениным «славу скандалиста», хотя зачинщиком большинства драк и дебошей был именно Есенин, а Ивану приходилось выступать в роли его защитника. Сергей Есенин считал Приблудного не только своим другом, но и учеником. Говорил о своём верном товарище так: «Замечательная стерва и талантливый поэт, очень хороший…»

 

2.04.1_Есенин_с_друзьями_и_Приблудным.jpg 2.04.2_Есенин_с_друзьями_и_Приблудным.jpg 2.04.3_Есенин_с_друзьями_и_Приблудным.jpg

2.04.4_Есенин_с_друзьями_на_памятнике_Пушкину._Детское_Село._Июль_1924_года.jpg

В 1926 году вышел в свет первый сборник стихов Приблудного под названием «Тополь на камне». Эта книга была посвящением «любимому учителю» Сергею Есенину, к этому времени уже ушедшему из жизни.

Иван Приблудный дружил с музыкантом Леонидом Утёсовым, который использовал некоторые стихотворения и темы поэта в качестве текстов к своим песням, причём «не злоупотребляя фамилией настоящего автора».

В конце 20-х годов Приблудный был завербован ОГПУ в качестве секретного агента-осведомителя. Иван рассматривал это сотрудничество как своего рода эксперимент. Вместо доносов творческий человек писал в ОГПУ фантастические истории и эпиграммы. Причём он не скрывал от друзей и знакомых свою связь с органами госбезопасности. В итоге «секретный» агент себя полностью рассекретил и совершенно не оправдал ожиданий чекистов.

В 1931 году в журнале «Смена» появилась критическая и очень язвительная статья под заголовком «Дайте Приблудному удобную квартиру!». В ней крестьянского поэта обвиняли в «мелкой буржуазности» и громили его второй сборник стихов, который назывался «С добрым утром». Статья сопровождалась карикатурой Кукрыниксов, изображающей Приблудного в майке, с гитарой под мышкой, тянущего руку для рукопожатия к стоящим перед ним трём смехотворным фигуркам, в которых легко узнаются трое «новокрестьянских» поэтов: Пётр Орешин, Сергей Клычков и Николай Клюев.

2.05.1_Иван_Приблудный_статья_в_Смене.jpg 2.05.2_Иван_Приблудный_статья_в_Смене.jpg 2.05.3_Иван_Приблудный.jpg

2.05.4_Иван_Приблудный_первый_сборник_стихов.jpg

За упаднические настроения в творчестве, за непонимание масштабов нового строительства, за стремление к воспеванию «отсталости», а также за едкие эпиграммы в адрес высшего руководства страны Иван Приблудный в 1931 году был арестован и сослан в Астрахань. После нескольких лет опалы, нищеты и жалкого существования на случайные заработки Приблудный был повторно арестован в 1937 году. Обвинен в участии в мифической контрреволюционной террористической организации поэтов и подготовке покушений на первых лиц партии и правительства. По некоторым свидетельствам, находясь в тюрьме, поэт сочинял ёрнические стихи и злые эпиграммы в адрес наркома НКВД Николая Ежова. Иван Приблудный был расстрелян в августе 1937 года. В 1956 году он был реабилитирован. В 1985 году принят в Союз писателей СССР. Посмертно.

2.06 Иван Приблудный

В завершение заметки о прототипе булгаковского Ивана Бездомного позвольте процитировать стихотворение Ивана Приблудного. Оно одно из тех, за которые поэт подвергся осуждению и оказался в немилости. Называется оно «Заключение». Написано в феврале 1924 года.

Мне стыдно за мои стихи, 
Что в эти дни разрух и брани - 
В них вместо маршей иль воззваний, 
Так много всякой чепухи.

Кругом пожар, кругом война, 
Окопы, танки, баррикады, 
А у меня... холмы да хаты 
И всюду мир и тишина. 
Да стыдно мне!..

Но что же вы, увенчанные и большие, 
Гремящие на всю Россию 
В страницах грамотной Москвы, 
Что дали вы?...

Плакаты, крики, 
Сезонных молний вывих дикий, 
Нарядность ритма, рифмы зык 
И деревяннейший язык.

И это всё, и только это. 
И трудно, трудно без конца - 
Искать в болтающем поэта, 
Иль в завывающем певца.

И счастлив я, что я не стар,
Что еле-еле расцветаю,
Что шелест мая рассыпаю,
Как первый, чуть созревший дар.

- О край мой, - выгон и овин,
Есть у меня отрад отрада, -
Что этих строк немудрым складом
Холодным, каменным громадам

Несу тепло твоих долин. 
И я не сам, за мною - рать 
Детей затей, сынов событий... 
- Не трогайте ж нас, не травите 
И не спешите признавать!

2.07.1_Иван_Приблудный.jpg 2.07.2_Иван_Приблудный.jpg 2.07.3_Иван_Бездомный._Иллюстрация_к_Мастеру_и_Маргарите._Офорт_Александра_Федорова.jpg

2.07.4_Иван_Бездомный._Иллюстрация_к_Мастеру_и_Маргарите._Офорт_Александра_Федорова.jpg

 

Прочитано 750 раз

Похожие материалы (по тегу)