Понедельник, 27 июля 2020 21:09

Пётр Первый и судья-взяточник

Однажды царь Пётр узнал, что в Москве живёт некий толковый стряпчий, который знал как все старые русские законы и уложения, так и современные указы царя. Этот деловитый чиновник часто давал советы даже судьям – как им следует поступить по закону и справедливости. Про него говорили, что он лучше проиграет свою тяжбу, нежели поступит несправедливо. Пётр заинтересовался этим стряпчим, несколько раз призывал его к себе и убедился в его честности и глубоких познаниях. Тогда царь решил взять столь порядочного человека на свою службу и сразу же назначил его главным судьей в Новгородскую губернию. Новый судья обещал оправдать царское доверие и верно соответствовать своей должности.

Первое время так оно и было. Оправдывал и соответствовал. Но через несколько лет до Петра стали доходить многочисленные слухи о том, что этот судья берёт взятки и решает дела несправедливо. Пётр вначале думал, что это клевета, но после внимательного расследования был вынужден признать, что обвинения справедливы. Бывший честный человек превратился в типичного взяточника. Царь призвал его к ответу и, услышав от мздоимца слова раскаяния, сказал: – Я никогда от тебя этого не ожидал. Но что тебя до этого довело?...

Понедельник, 27 июля 2020 20:53

Бедная Польша и её толстый посол

После возвращения из Европы русский царь Пётр Первый на одном из пиров стал обвинять Польшу во множестве грехов, как действительных, так и мнимых. Он дошёл даже до кулинарных пустяков: «В Вене я потолстел от хорошей еды, но всё взяла назад бедная Польша».

На эти царские слова очень обиделся польский посол, который был достаточно полным человеком: «Удивляюсь, что это случилось с Вашим царским Величеством: я там родился и воспитан, и, однако, как видите, я разжирел».

На что Пётр Алексеевич возразил так: «Не там, а здесь в Москве ты отъелся»…

Этим царь намекнул на большое денежное содержание, выдаваемое польскому послу и его активное участие в русских пирушках.

 

Понедельник, 27 июля 2020 20:41

Юмор Бернарда Шоу

Какая связь между живописью и омлетом?

Однажды выдающийся ирландский драматург и романист, лауреат Нобелевской премии в области литературы и очень остроумный человек – Бернард Шоу – довольно таки критически отозвался о живописи в присутствии одного художника. И тот возмутился: – Почему вы разрешаете себе быть таким непримиримым? Ведь вы же, сэр, не написали в жизни ни одной картины!

– Что верно, то верно, – спокойно согласился с ним писатель. – Но могу же я высказать своё мнение об омлете, хотя в своей жизни не снёс ни одного яйца.

Худой Бернард Шоу и толстый джентльмен

Однажды Бернард Шоу встретился с очень толстым джентльменом. Взглянув на худого Шоу, толстяк презрительно сказал: – У вас такой вид, что можно подумать, будто Англия голодает.

А посмотрев на вас, – ответил Шоу, – можно подумать, что ВЫ являетесь причиною этого голода.

Понедельник, 20 июля 2020 19:04

Когда доктор – твой друг

У древнеримского государственного и политического деятеля Гая Юлия Цезаря был единственный человек, которому он полностью доверял: это был его личный лекарь. Более того, доктор являлся ещё и старым-добрым другом римского Консула. Если правитель болел, то лекарства принимал только из рук преданного врача.

Однажды, когда Цезарь заболел и не очень хорошо себя чувствовал, он получил анонимную записку: «Бойся самого близкого друга, своего лекаря. Он хочет тебя отравить!»

А через некоторое время пришёл доктор, и протянул Цезарю лекарство. Цезарь подал другу полученную записку и, пока тот читал, выпил до капельки лекарственную смесь. Врачеватель застыл в ужасе: – Повелитель, как мог ты выпить то, что я дал тебе, после того как ты прочёл это письмо?...

На что Гай Юлий Цезарь ответил лекарю так: – Лучше умереть, чем усомниться в своём друге!

Тема сегодняшнего выпуска интернет-журнала "ПЗ" – забавные исторические байки из области медицины.

Понедельник, 20 июля 2020 18:56

Зуб, вырванный по блату

Однажды у видного режиссёра, народного артиста СССР, Героя Социалистического Труда и лауреата шести Сталинских премий Юлия Яковлевича Райзмана разболелся зуб. Великому кинодеятелю простой врач в районной поликлинике порекомендовал больной зуб удалить и предложил это сделать хоть сию секунду. Но Райзман был человеком мнительным и в обычной поликлинике рвать зуб не захотел. Он пришёл домой, через своих знакомых узнал телефон знаменитого профессора-дантиста, позвонил ему, и тот назначил время приёма – на следующий день ровно в 15:00.

Всю ночь несчастный Юлий Райзман мучился от ужасной боли, кое-как дотерпел до утра, до и после полудня подгонял взглядом стрелки часов и, наконец, поспешил на приём. Заранее. Он пришёл значительно раньше оговоренного времени, ибо у него уже не было никаких сил переносить зубные страдания. В приёмной великого светила стоматологической науки его вежливо встретил ассистент, по всей видимости, практикант, провёл в хирургический кабинет и усадил там в страшное кресло. Сам же профессор заглянул на минутку, произвёл осмотр и решительно сказал практиканту: – Удаляем! Начинайте без меня! Вот инструмент, вот щипцы... Не робейте! Когда-нибудь надо же учиться...

И ушёл куда-то настолько стремительно, что Райзман и слова не успел сказать. После чего начался жуткий кошмар…

Понедельник, 20 июля 2020 18:35

Слишком большой череп Бора

Знаменитый датский физик-теоретик и лауреат Нобелевской премии Нильс Бор обладал очень крупным черепом. И однажды из-за этого потерял сознание. Как такое может быть – упасть в обморок по причине слишком большой головы? – наверняка спросите вы. А вот прочите следующую заметку.

После германской оккупации Дании возникла реальная опасность ареста Бора в связи с его полуеврейским происхождением. Учёному к осени 1943 года оставаться на родине стало совершенно невозможно, поэтому Бор вместе с сыном Оге был переправлен силами Сопротивления сначала на лодке в Швецию, а оттуда на бомбардировщике в Англию. Спустя некоторое время они вылетели в Соединенные Штаты Америки.

Эта история тоже будет из области психиатрии, причём с очень интересной специализацией – с шахматным и поэтическим уклоном. Вам интересно узнать, что объединяет психиатрию, шахматы и поэзию? Сейчас вы это узнаете!

Великий гроссмейстер Михаил Таль был самым остроумным и самым весёлым человеком из всех шахматистов. На любой вопрос ему, даже на самый серьёзный, следовал неожиданный, искромётный ответ, приводящий к расцветанию улыбок или даже к взрывам смеха. И короткие диалоги с ним, и длинные замысловатые рассказы мастера со временем превращались в занятные байки. Их про Михаила Таля сложено великое множество. Вот одна из них – история, которую Михаил Таль поведал известному калмыцкому поэту и большому поклоннику шахмат Давиду Кугультинову.

В 1960 году, выиграв матч у Ботвинника и став самым молодым чемпионом мира, Таль решил немного отдохнуть от напряжённой борьбы за шахматную корону. Он мечтал хотя бы месяц не прикасаться к доске и фигурам.

Однажды, в 1926 году, к известному ленинградскому врачу-психиатру пришёл изнурённый до дистрофии пациент с тёмными кругами под глазами и с очень печальным лицом. Судя по его манерам, он был «из бывших» – из дворян. А по военной выправке пациента доктор догадался, что перед ним бывший офицер.

Так оно и оказалось. В прошлом царский штабс-капитан, орденоносный герой Первой Мировой, человек, выживший после германской газовой атаки, пожаловался врачу не на порок сердца, который он приобрёл на войне… а на беспричинную тоску и апатию. Из-за своей всепоглощающей хандры он совершенно не мог ни есть, ни спать.

Осмотрев больного и побеседовав с ним, психиатр прописал ему… читать юмористические рассказы: – Лучше всего, батенька, возьмите томик Зощенко. Может быть, вам покажется простовато, этак по-пролетарски. Но смешно! Этот Зощенко – большой весельчак.

На что пациент-меланхолик грустно вздохнул и сказал: – Доктор, я и есть Зощенко...

 

В 1859 году в американском штате Пенсильвания начался нефтяной бум. Химик Роберт Чезбро заинтересовался вязким воскообразным веществом, на которое жаловались нефтяники: парафиновая масса налипала на оборудовании, забивала насосы и трубопроводы. Эта мерзость, впрочем, оказалась целебной. Учёный заметил, что рабочие постоянно используют эту массу при ожогах и порезах в качестве успешно заживляющего раны средства.

4.01 Роберт Чезбро

Роберт Чезбро стал экспериментировать с этим нефтяным желе и сумел выделить из него полезные ингредиенты. Эффект у новой мази оказался поразительным: воспаления, раны, ссадины, порезы и ожоги заживали довольно таки быстро. Химик дал своему открытию название «вазелин» – оно было образованно от немецкого слова «Wаssеr» (вода) и греческого слова «еlаion» (оливковое масло).

Итальянский композитор Джоаккино Россини обладал весьма необычным чувством юмора. Он был большим шутником не только в жизни, но и в музыке. Мало кому известно, что он написал популярные в своё время произведения с очень странными названиями.

Судите сами. Вот несколько удивительных названий его пьес: «Моя утренняя гигиеническая прелюдия», «Астматический этюд», «Судорожная прелюдия», «Четыре закуски и четыре десерта», «Конвульсивная прелюдия» и даже «Болеутоляющая музыка - прелюдия для рояля».

Самое длинное и самое странное название пьесы Россини на медицинскую тему – это «Прогулка из Пасси в Курбевуа, которую следует совершать гомеопатически».

Но первое место, на мой взгляд, принадлежит просто шедевральному музыкально-аптечному названию – «Маленький вальс касторки». Даже боюсь себе представить, как можно танцевать вальс после приёма касторового масла, которое является сильным слабительным средством.

Страница 5 из 140