Итальянский композитор Джоаккино Россини обладал весьма необычным чувством юмора. Он был большим шутником не только в жизни, но и в музыке. Мало кому известно, что он написал популярные в своё время произведения с очень странными названиями.

Судите сами. Вот несколько удивительных названий его пьес: «Моя утренняя гигиеническая прелюдия», «Астматический этюд», «Судорожная прелюдия», «Четыре закуски и четыре десерта», «Конвульсивная прелюдия» и даже «Болеутоляющая музыка - прелюдия для рояля».

Самое длинное и самое странное название пьесы Россини на медицинскую тему – это «Прогулка из Пасси в Курбевуа, которую следует совершать гомеопатически».

Но первое место, на мой взгляд, принадлежит просто шедевральному музыкально-аптечному названию – «Маленький вальс касторки». Даже боюсь себе представить, как можно танцевать вальс после приёма касторового масла, которое является сильным слабительным средством.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 06 июля 2020 15:03

Уютное местечко для распевки

Однажды знаменитый эстрадно-оперный певец Георг Карлович Отс давал сольный концерт в одном из сёл советской Эстонии. В колхозе, куда его пригласили, был большой праздник – селяне только что построили себе новый просторный клуб. Однако когда под вечер артист и его аккомпаниатор приехали, оказалось, что новый действительно красивый и просторный клуб вместить всех желающих не может: слишком много в него набилось людей. О предстоящем выступлении Георга Отса прослышали работники соседнего совхоза и значительно пополнили собой число зрителей-слушателей. Поэтому было решено перенести концерт на открытый воздух.

Пока оборудовалась импровизированная сцена, певец стал искать укромное место, где бы он мог подготовиться к концерту – распеться. Но куда он ни смотрел, всюду были люди. Внезапно его взгляд упал на красивое большое здание с широким входом, расположенное в потёмках недалеко за огородами.

– Вот где я смогу распеться! – показал Георг Карлович своему музыканту, и они оба направились к зданию. В тихом и безлюдном месте зазвучал приятный лирический баритон: – Позвольте просить Вас позабыть на время, что пред вами паяцы…
– с душой начал петь Георг Карлович…

Опубликовано в Истории
Понедельник, 06 апреля 2020 18:17

Импровизация Гумилёва о Бетховене

В книге историка литературы Павла Фокина «Гумилёв без глянца» мне очень понравился один забавный момент, который я хочу пересказать вам. 

Поэт Серебряного века Николай Степанович Гумилёв при всех своих талантах и достоинствах был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал её. Он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить всё, что угодно: потому как её, будто бы, не понимает никто.

Однажды в редакции «Всемирной литературы» Гумилёв встретил очень интересного человека – Николая Александровича Бруни – который был многогранной и разносторонне одаренной личностью: он был поэтом, художником, музыкантом, прозаиком и даже боевым лётчиком, причём Георгиевским кавалером. Также он считался ученейшим и авторитетнейшим музыковедом. Завидев столь уважаемую персону, Гумилёв сказал своим приятелям: – Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем?... О Бетховене!... Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятую симфонию», знаю такую…

Гумилёв подошел к Бруни и завел такой разговор: – Как я рад вас видеть, дорогой Николай Александрович! Именно вас! Знаете, я вчера всю ночь почему-то думал о Бетховене. По-моему, у него в «Девятой симфонии» мистический покров превращается в нечто контрапунктически-трансцедентное лишь к финалу… Вы не согласны? В начале тематическая насыщенность несколько имманентна… как, например, в ноктюрнах Шопена…

Опубликовано в Истории
Среда, 01 апреля 2020 10:35

«НЕвредные заметки» № 213

Тема выпуска – забавные истории из жизни знаменитых музыкантов, из которых вы узнаете:
– какой способ безотказно будил любящего поспать Моцарта;
– зачем импресарио Доменико Барбайя посадил композитора Джоаккино Россини под домашний арест;
– как превратить исполнение сонаты, посвящённой любимой женщине, в обращение к нелюбимой тёще;
– об американской предприимчивости при обучении игре на рояле;
– как композитор Пьетро Масканьи добился большего гонорара, чем дирижёр Артуро Тосканини;
– как музыканты Большого театра утончённо издевались над дирижёром Юрием Файером;
– о сверхточном подсчёте в уме страниц партитуры композитором Александром Глазуновым;
– почему не сложился дуэт Альберта Эйнштейна и Ханса Эйслера;
– как джазмен Луи Армстронг весьма остроумно вспоминал о своей встрече с учёным Нильсом Бором;
– две забавные байки из семейной жизни Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской;
– как композитор Джакомо Пуччини ответил на мрачное похоронное злословие одного недоброжелателя.

Опубликовано в Невредные заметки
Понедельник, 23 марта 2020 15:25

Похоронный марш для Пуччини

Однажды итальянский композитор Джакомо Пуччини повстречал своего знакомого – молодого и весьма посредственного музыканта. Знакомец то ли неудачно пошутил, то ли намеренно оскорбил всемирно известного оперного композитора.

Наглец заявил Пуччини: – Ты уже стар, Джакомо. Пожалуй, я напишу траурный марш к твоим похоронам и, чтобы не опоздать, начну сочинять его завтра же.

Весьма мрачная шутка, не так ли? Если только это была шутка…

Но она была уничтожена остроумием Пуччини. Он вздохнул, а потом сказал: - Что ж, пиши… Но я только боюсь, что это будет первый случай, когда похороны освищут.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 23 марта 2020 15:20

Фальшивое исполнение Ростроповича

Ещё одна смешная история о звёздной паре Ростропович-Вишневская.

Но сначала задам вопрос: как всего одной смешной фразой объединить возвышенную культуру, высокое искусство и обыденный семейный быт?

С этой сложной загадкой великолепно справилась жена Мстислава Ростроповича блестящая оперная дива Галина Вишневская.

Однажды утром Вишневская сказала Ростроповичу: – Слава, ты ночью, когда храпел, во втором такте так фальшивил!

Опубликовано в Истории
Понедельник, 23 марта 2020 15:11

Ростропович, фамилию менять будете?

В 1955 году молодой музыкант Мстислав Ростропович на фестивале «Пражская весна» познакомился с известной оперной певицей Галиной Вишневской. Две звезды влюбились друг в друга на всю жизнь. Спустя некоторое время они решили узаконить свои отношения, и пошли в районный ЗАГС по месту прописки Вишневской.

Тамошняя регистраторша сразу же узнала знаменитую солистку Большого театра и поинтересовалась у неё – за кого же она выходит замуж. И тут в кабинет вошёл нескладный и невзрачный Ростропович.

Увидав неказистого жениха, работница ЗАГСа сочувственно улыбнулась Вишневской, взяла в руки документы и начала с трудом читать фамилию заявителя: – Рос… стро… по… вич!...
Ро-стро-по-вич!?...

Потом регистратор браков хмыкнула и сказала Мстиславу: – Ну, товарищ, у вас сейчас есть последняя возможность сменить свою фамилию.

Опубликовано в Истории

А вот ещё одна история о сотрудничестве ещё одного великого музыканта с ещё одним великим физиком. Но на сей раз, более плодотворная, чем у Эйслера с Эйнштейном.

Однажды знаменитый американский джазовый музыкант Луи Армстронг выступал на гастролях в Дании. В один из дней после концерта он был представлен знаменитому физику и нобелевскому лауреату Нильсу Бору. После дружеского общения прославленный трубач продемонстрировал всемирно известному учёному свои лихие джазовые пассажи. Ну, а тот, в свою очередь, описал в общих словах теорию расщепления атомного ядра.

Об этом знакомстве двух великих людей сам Армстронг говорил так: – Мы прелестно провели время. Теперь Бор разбирается в джазе так же, как я в физике!

Опубликовано в Истории

Интересный факт: великий учёный, физик-теоретик Альберт Эйнштейн страстно любил музыку (особенно сочинения XVIII века) и хорошо играл на скрипке, с которой нигде не расставался. Чаще всего он исполнял произведения своих любимых композиторов: Баха, Моцарта, Шумана, Гайдна, Шуберта и Брамса. Причём, по свидетельствам современников, играл вполне прилично.

Однажды Альберт Эйнштейн оказался в гостях в одной компании с немецким композитором Хансом Эйслером. Он знаменит как автор музыки гимна Коминтерна и гимна ГДР. Хозяева дома знали, что Эйнштейн хорошо играет на скрипке, и попросили его сыграть дуэтом вместе с Эйслером. Эйнштейн согласился, настроил свой инструмент, а композитор Эйслер сел за рояль. Но… произошло странное… из их дуэта ничего не получилось. По вине учёного. Несколько раз Эйслер начинал играть вступление, но Эйнштейн всё никак не мог попасть в такт. И так несколько раз подряд...

Опубликовано в Истории

Однажды молодой пианист Владимир Софроницкий оказался в Малом зале Ленинградской консерватории. На сцене неизвестный исполнитель играл на рояле что-то незнакомое и прекрасное. И вдруг Софроницкий услышал рядом с собой чей-то тихий, спокойный голос: – На четвёртую страницу переходит…

Софроницкий обернулся и замер… рядом с ним сидел… сам Александр Константинович Глазунов! – знаменитый композитор, дирижёр, профессор и директор Ленинградской консерватории. Знаменитый музыкант прикрыл глаза и медленно покачивался в такт музыке. Через несколько минут снова раздался его голос: – Вот уже на седьмую страницу перевалил.

Прошло ещё немного времени, и Глазунов опять сообщил: – А теперь уже к одиннадцатой подходит...

Опубликовано в Истории
Страница 1 из 8