Сначала анекдот. В качестве вступления.Во времена СССР в один колхоз приехал лектор с докладом о космосе и развитии советской космонавтики. Народу в местный клуб набилась тьма! Не протолкнуться, не продохнуть. Кто-то пришёл из интереса, кто-то от нечего делать, а кого-то и начальство загнало. Лекция длилась долго. Почти два часа учёный человек распинался перед колхозниками. Начал с Циолковского, удивил размерами вселенной и гигантскими расстояниями до звёзд, поведал чем 2-я космическая скорость отличается от 1-й, рассказал об успехах советского ракетостроения и нашем соперничестве с американцами, про собачек Белку и Стрелку упомянул, о полёте Гагарина подробно сообщил, а вот о Королёве коротенько – ибо государственная тайна, ну и закончил мечтами о межгалактических полётах с помощью фотонных двигателей. Мудрёная лекция сопровождалась рисунками, графиками и слайдами для лучшей усвояемости. Закончил своё выступление лектор, умаялся, вытер пот со лба, выдул стакан воды дабы пересохшее горло промочить, прокашлялся и спрашивает у народа: – Ну, дорогие товарищи, у кого-нибудь есть вопросы?

Тут какой-то древний дед резво вытянул руку, встал и с хитрым прищуром говорит: – Ракеты, Гагарин, кнопочки, рычажки, лампочки… это всё понятно. Вот скажи нам, мил человек, ты ведь конфекты карамельки кушаешь?... Ась?... Ишь-ты, кушаешь… И мы их тоже сильно полюбляем… Так вот у меня к тебе, учёная ты голова, вопрос: ответь нам как туды, в карамельки энти, во внутрь повидло запихивають?

Могу предположить, что анекдот этот родился из действительного случая. В реальной жизни нечто подобное произошло с выдающимся советским музыковедом, публицистом, филологом, профессором консерватории, театральным и музыкальным критиком Иваном Ивановичем Соллертинским.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 09 ноября 2020 14:42

Фёдор Шаляпин и итальянские клакёры

Знаете ли вы, кто такие клакёры? Если ещё нет, то сейчас узнаете.

О-о-о, это были чрезвычайно влиятельные в театральном мире люди. Обычно полезные, но иногда и крайне опасные. В Западной Европе, начиная со времён Возрождения, и вплоть до середины XX столетия клакёры могли поддержать самый заурядный спектакль или наоборот – провалить гениальный. Всё зависело от суммы вознаграждения, а также от того, чья именно сторона оплатила их услуги. Клакёры – это своеобразная театральная мафия. Интеллигентная такая. Без насилия и кровопролитий.

Слово «клакёр» (claqueur) – французского происхождения. Оно означает буквально «хлопанье» и происходит от claque – хлопок ладонью. То есть, клакёры – это нанятые за деньги подставные зрители, которые бурно аплодировали и кричали «Браво!» во время театральных постановок. Для того чтобы создать искусственный успех отдельного артиста или целого спектакля. Услугами клакёров активно пользовались антрепренёры, драматурги и самолюбивые актёры. А во время уличных митингов хлопальщиков-кричальщиков нанимали политики и ораторы.

 

Опубликовано в Истории
Понедельник, 09 ноября 2020 14:19

Розыгрыш Фёдора Шаляпина с арбузом

Даровитый русский живописец и театральный художник Константин Алексеевич Коровин обладал ещё и незаурядным литературным талантом. В конце жизни он написал мемуары о своём старинном близком друге, которого неоднократно изображал на своих полотнах. Книга называется «Шаляпин. Встречи и совместная жизнь».

В череде очень интересных воспоминаний о великом оперном артисте есть один забавный фрагмент о том, как однажды Шаляпин с помощью арбуза и свечки устроил розыгрыш, который сначала привёл к большому переполоху, а потом закончился долгим весельем. Шутки шутить Фёдор Шаляпин решил над Сергеем Обуховым – статским советником и управляющим Московской конторой Императорских театров. Это был весьма уважаемый человек, в прошлом тоже оперный певец.

Сначала Шаляпин пришёл в гости к своему другу, художнику Коровину, принёс арбуз и… вместо того, чтобы его съесть вместе с приятелем, попросил у того краски и кисточку. Константин Коровин выполнил просьбу и через некоторое время арбуз был выкрашен и обрёл вид тёмного шара...

Опубликовано в Истории

Как-то раз очень популярный в Советском Союзе артист и музыкант Леонид Утёсов приехал на длительные гастроли в один крупный провинциальный город. Его поселили в лучшем номере новой гостиницы, в здании которой на первом этаже находилось почтово-телеграфное отделение. Оттуда в один из дней Леониду Осиповичу доставили извещение для получения небольшой бандероли.

Утром, по пути на завтрак, Утёсов забежал на почту и обнаружил там очень суровую работницу. Та сидела за столом и что-то писала, не обращая никакого внимания на вошедшего посетителя. Утёсов деликатно покашлял и протянул даме извещение. Она, не поднимая головы, рявкнула: – Паспорт! 

Опубликовано в Истории

Итальянский композитор Джоаккино Россини обладал весьма необычным чувством юмора. Он был большим шутником не только в жизни, но и в музыке. Мало кому известно, что он написал популярные в своё время произведения с очень странными названиями.

Судите сами. Вот несколько удивительных названий его пьес: «Моя утренняя гигиеническая прелюдия», «Астматический этюд», «Судорожная прелюдия», «Четыре закуски и четыре десерта», «Конвульсивная прелюдия» и даже «Болеутоляющая музыка - прелюдия для рояля».

Самое длинное и самое странное название пьесы Россини на медицинскую тему – это «Прогулка из Пасси в Курбевуа, которую следует совершать гомеопатически».

Но первое место, на мой взгляд, принадлежит просто шедевральному музыкально-аптечному названию – «Маленький вальс касторки». Даже боюсь себе представить, как можно танцевать вальс после приёма касторового масла, которое является сильным слабительным средством.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 06 июля 2020 15:03

Уютное местечко для распевки

Однажды знаменитый эстрадно-оперный певец Георг Карлович Отс давал сольный концерт в одном из сёл советской Эстонии. В колхозе, куда его пригласили, был большой праздник – селяне только что построили себе новый просторный клуб. Однако когда под вечер артист и его аккомпаниатор приехали, оказалось, что новый действительно красивый и просторный клуб вместить всех желающих не может: слишком много в него набилось людей. О предстоящем выступлении Георга Отса прослышали работники соседнего совхоза и значительно пополнили собой число зрителей-слушателей. Поэтому было решено перенести концерт на открытый воздух.

Пока оборудовалась импровизированная сцена, певец стал искать укромное место, где бы он мог подготовиться к концерту – распеться. Но куда он ни смотрел, всюду были люди. Внезапно его взгляд упал на красивое большое здание с широким входом, расположенное в потёмках недалеко за огородами.

– Вот где я смогу распеться! – показал Георг Карлович своему музыканту, и они оба направились к зданию. В тихом и безлюдном месте зазвучал приятный лирический баритон: – Позвольте просить Вас позабыть на время, что пред вами паяцы…
– с душой начал петь Георг Карлович…

Опубликовано в Истории
Понедельник, 06 апреля 2020 18:17

Импровизация Гумилёва о Бетховене

В книге историка литературы Павла Фокина «Гумилёв без глянца» мне очень понравился один забавный момент, который я хочу пересказать вам. 

Поэт Серебряного века Николай Степанович Гумилёв при всех своих талантах и достоинствах был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал её. Он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить всё, что угодно: потому как её, будто бы, не понимает никто.

Однажды в редакции «Всемирной литературы» Гумилёв встретил очень интересного человека – Николая Александровича Бруни – который был многогранной и разносторонне одаренной личностью: он был поэтом, художником, музыкантом, прозаиком и даже боевым лётчиком, причём Георгиевским кавалером. Также он считался ученейшим и авторитетнейшим музыковедом. Завидев столь уважаемую персону, Гумилёв сказал своим приятелям: – Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем?... О Бетховене!... Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятую симфонию», знаю такую…

Гумилёв подошел к Бруни и завел такой разговор: – Как я рад вас видеть, дорогой Николай Александрович! Именно вас! Знаете, я вчера всю ночь почему-то думал о Бетховене. По-моему, у него в «Девятой симфонии» мистический покров превращается в нечто контрапунктически-трансцедентное лишь к финалу… Вы не согласны? В начале тематическая насыщенность несколько имманентна… как, например, в ноктюрнах Шопена…

Опубликовано в Истории
Среда, 01 апреля 2020 10:35

«НЕвредные заметки» № 213

Тема выпуска – забавные истории из жизни знаменитых музыкантов, из которых вы узнаете:
– какой способ безотказно будил любящего поспать Моцарта;
– зачем импресарио Доменико Барбайя посадил композитора Джоаккино Россини под домашний арест;
– как превратить исполнение сонаты, посвящённой любимой женщине, в обращение к нелюбимой тёще;
– об американской предприимчивости при обучении игре на рояле;
– как композитор Пьетро Масканьи добился большего гонорара, чем дирижёр Артуро Тосканини;
– как музыканты Большого театра утончённо издевались над дирижёром Юрием Файером;
– о сверхточном подсчёте в уме страниц партитуры композитором Александром Глазуновым;
– почему не сложился дуэт Альберта Эйнштейна и Ханса Эйслера;
– как джазмен Луи Армстронг весьма остроумно вспоминал о своей встрече с учёным Нильсом Бором;
– две забавные байки из семейной жизни Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской;
– как композитор Джакомо Пуччини ответил на мрачное похоронное злословие одного недоброжелателя.

Опубликовано в Невредные заметки
Понедельник, 23 марта 2020 15:25

Похоронный марш для Пуччини

Однажды итальянский композитор Джакомо Пуччини повстречал своего знакомого – молодого и весьма посредственного музыканта. Знакомец то ли неудачно пошутил, то ли намеренно оскорбил всемирно известного оперного композитора.

Наглец заявил Пуччини: – Ты уже стар, Джакомо. Пожалуй, я напишу траурный марш к твоим похоронам и, чтобы не опоздать, начну сочинять его завтра же.

Весьма мрачная шутка, не так ли? Если только это была шутка…

Но она была уничтожена остроумием Пуччини. Он вздохнул, а потом сказал: - Что ж, пиши… Но я только боюсь, что это будет первый случай, когда похороны освищут.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 23 марта 2020 15:20

Фальшивое исполнение Ростроповича

Ещё одна смешная история о звёздной паре Ростропович-Вишневская.

Но сначала задам вопрос: как всего одной смешной фразой объединить возвышенную культуру, высокое искусство и обыденный семейный быт?

С этой сложной загадкой великолепно справилась жена Мстислава Ростроповича блестящая оперная дива Галина Вишневская.

Однажды утром Вишневская сказала Ростроповичу: – Слава, ты ночью, когда храпел, во втором такте так фальшивил!

Опубликовано в Истории
Страница 1 из 9