Понедельник, 18 января 2016 07:44

Радиотроллинг финнов

Во время Войны в Ленинграде на Крестовском острове работала советская агитационная радиостанция. Она вещала на Финляндию на чистом финском языке. Причем, на одной частоте с официальным финским радио. Советский диктор встревал в прямой эфир из Хельсинки и блистал остроумием. Как только финский диктор говорил фразу "прослушайте пожалуйста новости", советский тут же добавлял: "Ну, то есть, не новости, а свежее геббельсовское вранье". 

Наш диктор рассказывал свежие анекдоты про Гитлера, добавлял к выпускам новостей точку зрения советской стороны, призывал солдат воткнуть штыки в землю. Выпуски новостей с советскими комментариями у финнов были популярны, как у нас спустя много лет фильмы в переводе Гоблина.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 18 января 2016 07:39

Юрий Никулин. Байка про толстого немца

Война – это огромная мерзость. Война – это всегда очень грязное дело. Война - это всегда страшно.

Но и на войне всегда было место шуткам, смеху, остротам и курьезам. Читаешь воспоминания писателей-фронтовиков, и понимаешь, что юмор помогал выживать людям в тяжелейших условиях. Расскажу вам несколько забавных случаев. Еще один Никулин, который Юрий Владимирович, наш великий актёр и цирковой клоун, как-то вспомнил один смешной эпизод из своей фронтовой юности. Эта история несколько пикантна, но если уж сам Юрий Владимирович позволил себе огласить ее на всю страну на одном из центральных каналов, то почему бы мне не озвучить её на своём портале? Еще раз предупреждаю, что история с суровым солдатским юмором, но на фронте без него никак. 

Опубликовано в Истории

Продолжаю пропагандировать книгу ленинградского писателя-фронтовика Николая Никулина, которая называется «Воспоминания о войне». Настоятельно рекомендую найти её в Сети и прочесть. Не пожалеете. Хочу пересказать один фрагмент из неё. Я думаю, если бы Николай Николаевич был жив, то он был бы не против моего вольного изложения. Намеренно не буду пересказывать страшное, это вы сами прочтете, а поведаю одну комическую новеллу. 

Николай Никулин начал войну рядовым. А вот в конце 43-го года его погоны уже украшали широкие лычки, сержантские. Как он сам шутил - перед ним открывались блестящие перспективы – с такими темпами можно было дослужиться до маршала. Однако в нашей жизни все решает слепой случай. А в военной жизни в особенности.
Однажды в морозный зимний день, накануне очень мощной передислокации войск, сержанта Никулина вызвал командир, и поставил четкую задачу – нужно было взять двоих солдат, продукты на неделю и отправиться с ними на сорок километров южнее, для того, чтобы выбрать и занять хорошую землянку для штаба. «И еще, - добавил полковник, - держите эту землянку ровно неделю, и если я не приеду через неделю, то возвращайтесь назад».

Николай точно выполнил приказ. Среди множества пустых убежищ и укрытий выбрал отличную, сухую, укрепленную землянку с крышей в три наката брёвен. Солдаты оборудовали в ней печь и стали ждать. Неделя шикарного отпуска подходила к концу. Понаехало множество войск, и землянки стали на вес золота. Группу Никулина пробовали выжить разными способами – и грубой силой и сладкими уговорами. Им грозили, на них насылали офицеров в самых различных званиях и разных должностях. Но солдаты твердо отстаивали свои позиции.

 

Опубликовано в Истории
Понедельник, 18 января 2016 07:27

Подвиг Зиновия Колобанова

В начале 90-х годов в России появились переводы мемуаров немецких генералов, офицеров и даже простых солдат. Оно конечно не плохо для более широкого понимания истории Второй Мировой войны, и даже полезно для расширения кругозора. Но вот только после прочтения некоторых воспоминаний становится удивительно почему Советский Союз не рассыпался на молекулы. Если великий воздушный ас Рудель в одиночку перемолол половину Красной Армии, а танковый гений Виттман уничтожил 260 наших танков и самоходок, то возникает странный вопрос - почему не они, а мы выиграли войну. Ах да, как же я забыл - мы завалили их трупами. О потерях в Войне я обязательно расскажу как-нибудь позже. Сейчас речь о другом. О пропагандисткой машине.

Опубликовано в Истории
Понедельник, 18 января 2016 06:41

Железный капут

Помните, была такая смешная программа под названием «Каламбур»? А в ней постоянная рубрика «Железный Капут» про бравых танкистов. Так вот, попалась мне однажды статья о прорыве советского танка в 1941-м году через оккупированный немцами Минск, и я сразу же понял, что такое Настоящий Железный Капут. Это когда шесть отчаянных танкистов и 25 тонн брони, сметая гусеницами всё на своём пути, и поливая врага из 4-х пулеметов и одной пушки, установленных в трех башнях стального монстра, устроили противнику маленький Армагеддон – вот что такое Настоящий Железный Капут. Хотите знать, как это было? 

 

Опубликовано в Истории
Суббота, 16 января 2016 08:22

Эхо Войны

В советские годы в начале сентября всех студентов и курсантов огромной страны отправляли в колхозы и совхозы на помощь крестьянам. Это называлось поехать «на картошку». Хотя в Средней Азии убирали хлопок, на Украине яблоки и арбузы, а в Молдавии виноград. Нас, курсантов Ленинградской Мореходки отправляли действительно на уборку картофеля. У меня от этих осенних экспедиций остались самые лучшие воспоминания. Свежий воздух, натуральная еда, возможность заработать нелишнюю копеечку и привезти домой мешок картошки, работа в чистом поле, полезная для городского организма, а вечером после работы – ядреный деревенский самогон и танцы в местном клубе. Единственный минус - от непривычно жирного настоящего молока у курсантов прихватывало животы. А вечерами мы резались в настольные азартные игры. Например, в домино мне, и моему другу Сидору не было равных. Мы рвали в эту игру всех как Тузик грелку. И тот, кто скажет, что домино – это примитивная игра, тот сам дурак, и ничего в ней не понимает. 

Опубликовано в Истории
Суббота, 16 января 2016 08:11

Язык Николая Никулина

Истина о войне складывается из различных правд. У каждого ветерана она своя. У Маршала Жукова – она одна, у писателя Симонова – другая, у фронтовых корреспондентов – третья, а у простых солдат – она совсем другая, эта Правда, окопная, кровавая и суровая.

Жил в Ленинграде-Петербурге ветеран войны Николай Николаевич Никулин. Он сразу после школьной скамьи попал на самые кровавые участки обороны Ленинграда, мог погибнуть сотни раз, но чудом остался жив и дошел до Берлина. После войны работал в Эрмитаже. Был известным искусствоведом, знатоком старых европейских мастеров, специалистом по живописи эпохи Возрождения. Также он был ведущим научным сотрудником и членом Учёного Совета Эрмитажа. 

В середине 70-х годов Николай Никулин приступил к написанию мемуаров о своей фронтовой юности, и назвал их «Воспоминания о войне». Представляете, только спустя 30 лет после Великой Победы смог доверить бумаге всё то, что носил в душе и сердце. Еще 30 лет рукопись этой книги пролежала в столе автора. Он не хотел её отдавать в печать, потому что писал для себя, писал для того, чтобы избавиться от гнетущих воспоминаний.

Три десятилетия Николай Никулин никому не показывал свою рукопись, считая её личным делом. И вот, несколько лет назад эта книга все-таки вышла в свет. Его «Воспоминания о войне» – это страшная солдатская окопная правда. Автор своей кровью и мужеством заслужил право рассказывать эту солдатскую правду. Правду горькую, обжигающую, суровую и страшную. Читать его книгу тяжело и больно. Но весьма интересно. Она написана очень красивым языком. Состоит из нескольких сотен ярких фронтовых эпизодов. Настоятельно рекомендую отыскать «Воспоминания о войне» Николая Никулина, и прочесть. Для более широкого понимания Великой Войны.

Опубликовано в Истории
Суббота, 16 января 2016 07:55

Герои Расейняя

Если я напишу (или скажу) фразу «герои Расейняя», то просто уверен, что меня сразу поймет добрая половина мужского населения. А недобрая значит просто не играет в популярную компьютерную игру «World of Tanks». В этом замечательном танковом симуляторе есть самая главная, самая недосягаемая виртуальная медаль, которая так и называется – «Медаль Героев Расейняя». Завоевать её практически невозможно, да и теоретически тоже. Просто невероятно. Также совершенно невероятной кажется история её прототипов, реальных героев, давших имя высшей награде «Мира танков».

Опубликовано в Истории

Святочная пора навевает мысли о волшебстве и чудесах. Наверное поэтому в данную программу вошли две истории о чудесных спасениях. По мнению автора, в них не обошлось без вмешательства Высших Сил. Первая история о Чуде-на-Неве, когда за 14 секунд экипаж советского самолета ТУ-124 принял беспрецедентное решение и спас город, пассажиров и самих себя. Об этой истории мало кто знает, ведь она была засекречена, а большинство фотографий, сделанных очевидцами, засвечено. Вторая история посвящена рейсу Москва – Воронеж, выполнявшемуся в 1997 году, на нем летели и губкинцы. Страшные часы в воздухе, сменившиеся лихой шуткой и истерическим хохотом пассажиров – как это похоже на наших. Россияне иначе и не могут. Эдуард Щербина выражает надежду, что может однажды будет снят героический фильм о чудесном спасении между Небом и Землёй.

Опубликовано в Невредные заметки

Святочная пора навевает мысли о волшебстве и чудесах. Наверное поэтому в данную программу вошли две истории о чудесных спасениях. По мнению автора, в них не обошлось без вмешательства Высших Сил. Первая история о Чуде-на-Неве, когда за 14 секунд экипаж советского самолета ТУ-124 принял беспрецедентное решение и спас город, пассажиров и самих себя. Об этой истории мало кто знает, ведь она была засекречена, а большинство фотографий, сделанных очевидцами, засвечено. Вторая история посвящена рейсу Москва – Воронеж, выполнявшемуся в 1997 году, на нем летели и губкинцы. Страшные часы в воздухе, сменившиеся лихой шуткой и истерическим хохотом пассажиров – как это похоже на наших. Россияне иначе и не могут. Эдуард Щербина выражает надежду, что может однажды будет снят героический фильм о чудесном спасении между Небом и Землёй.

Опубликовано в Невредные заметки
Страница 13 из 16