Понедельник, 19 февраля 2018 10:31

Скупая мужская слеза

Оцените материал
(1 Голосовать)

Каждый уважающий себя военачальник просто обязан денно и нощно неусыпно следить, чтобы его подчинённые не расслаблялись. И военачальники бдят. Вот только методы внезапных проверок у них... мягко говоря... разнообразные. А иногда, из-за своей внезапности, даже опасные. Причем для самих ретивых командиров. Вот вам характерный пример.

В некой части ПВО некий комбат в звании майора всячески придерживался уставного порядка и на боевые дежурства заставлял весь дежурный расчёт брать с собой противогазы. Положены противогазы!? Положены! Вот и носите! А для проверки наличия противогазов у комбата был очень нехороший жестокий приём – он забрасывал дымовую шашку в КУНГ.

КУНГ – это такой герметичный кузов-фургон на военном грузовом автомобиле, в котором располагалась аппаратура и дежурный расчёт.

А швырял майор для своих подчинённых так называемую «синеглазку» – хлорпикриновую слезоточивую шашку, которая обычно использовалась для проверки тех же самых противогазов и защитных костюмов в «лабораторных» условиях. Сами понимаете, после срабатывания шашки в герметичном пространстве, у кого был противогаз – те были счастливы, а у кого не было – тот рыдал навзрыд и очень сильно кашлял.

Но, как говорится, отольются кошке мышкины слезы.

Однажды по расположению вверенного ему подразделения шёл комбат и поигрывал в руках «синеглазкой». Вдруг он заметил форменное безобразие – приоткрытые двери штабного КУНГа. А двери должны быть закрыты! Потому как, а вдруг ядерна война внезапно наступит!? С хитрым выражением лица, которое в нашем народе метко называют заподлянским, товарищ майор подошёл к автомобилю, и наказал разгильдяев своим любимым способом – бросил зажжённую дымовуху внутрь кузова. После чего закрыл дверь и подпёр её снаружи своим могучим грузным телом.

Внутри послышался жуткий мат-перемат. Дверь испытала на себе неистовые удары рук и ног. Безалаберные подчинённые бегали в КУНГе, гремели сапогами, орали и кашляли. Звуки этой паники бальзамом проливались на страдающее от разгильдяйства сердце комбата.  

Он дождался, когда удары совсем ослабли, и открыл дверь. Оттуда, из облака хлорпикрина, с выпученными глазами, со слезами на опухших красных лицах, хватая свежий воздух ртами, выползли на карачках следующие должностные лица командного состава: капитан – начальник РЛС, майор – начальник штаба полка и подполковник – проверяющий из штаба дивизии. Они приехали с внезапной проверкой. Могли ведь и предупредить, но почему-то не предупредили. За что и пострадали.

Когда начальники отдышались, то сказали побледневшему комбату много ласковых слов, в том числе и пожелание видеть его майорские погоны капитанскими.

Кстати, в этой поистине слезоточивой истории есть один положительный момент – рядовые бойцы и офицеры, сидевшие в КУНГе, наученные горьким опытом, были, как обычно, в противогазах. И противогазы свои они никому не отдали. Потому что это индивидуальное средство защиты, как-никак.

Прочитано 187 раз