Вторник, 30 января 2018 09:15

Юмор Екатерины Великой. Мудрое управление подданными

Оцените материал
(19 голосов)

Предлагаю вашему вниманию несколько занятных историй о русской царице Екатерине Второй. Тема этих исторических баек – умение матушки-императрицы управлять своими подданными. Её «гибкий и осторожный, сообразительный ум, который знал своё место и время» сохранился в остроумных диалогах и интересных жизненных ситуациях, дошедших до нас.

Однажды Екатерина Великая производила награждение отличившихся в боях офицеров. На этой церемонии присутствовал австрийский дипломат князь Шарль-Жозеф де Линь. Наблюдая за происходящим, и замечая радость на лице царицы, он спросил у Екатерины: – Кажется, вы всегда довольны своими подданными?

– Нет, князь, – ответила Екатерина, – далеко не всегда. Но я хвалю их вслух, а браню потихоньку и с глазу на глаз.

Всем руководителям на заметку: вот она – мудрость поистине императорского масштаба – хвалить своих подчинённых надо вслух и громко перед всем коллективом, а наказывать тихо и наедине! 

 

Однако иногда случалось так, что своё недовольство царица умела преподнести в форме очень прозрачного намека.

Однажды, узнав о воровстве одного из губернаторов, но уважая его почтенный возраст, Екатерина отправила ему подарок на именины. Вороватый губернатор, распечатывая пакет в присутствии гостей, восхищенно сказал: – Ах, какая милость! Императрица изволила вспомнить день моих именин!

И извлек из пакета уникальный подарок – огромный кошелёк длиной более одного аршина. Более аршина – это больше, чем 70 сантиметров. Вот такой вот прозрачный намёк. Перестал ли после этого чиновник воровать – нам это не ведомо.

Обычные человеческие недостатки и незначительные ошибки на службе Её Величества императрица умела прощать.

Как-то раз статс-секретарь, князь Александр Андреевич Безбородко попросту забыл написать порученный ему указ. Ну, забегался человек, дел по горло, вылетело из головы, с кем не бывает!? Когда же Екатерина поинтересовалась, готов ли указ, то князь немедля вынул лист и начал читать подготовленное. Читал долго, красиво и с выражением. Всё шло хорошо, пока императрица не потребовала документ на подпись. Безбородко протянул ей абсолютно чистый лист бумаги... Всё это время он читал длинный и витиеватый указ по памяти. 

– Следовало бы наказать тебя, – сказала Екатерина II. – Но как же можно сердиться на такого талантливого человека?

Малороссийский дворянин казацкого происхождения Александр Андреевич Безбородко, действительно, был одарён памятью необыкновенною.

Однажды Екатерина II беседовала с графом Петром Румянцевым, приехавшим из Европы. Они говорили о том, что во Франции после революции самовластие дошло до такой степени, что стало несносным.

Императрица отметила: – Чтобы хорошо править народами, государям надобно иметь некоторые постоянные правила, которые служили бы основою законам, без чего правительство не может иметь ни твердости, ни желаемого успеха. Я составила себе несколько таких правил, руководствуюсь ими, и, благодаря богу, у меня все идет недурно.

Румянцев призадумался (вот прямо как вы сейчас) и попросил назвать хотя бы одно из этих правил.

– Да вот, например,– отвечала Екатерина,– надобно делать так, чтобы народ желал того, что мы намерены предписать ему законом.

Как тонко, а!? Ещё раз повторю: надо делать так, чтобы народ желал того, что правители российские намерены предписать ему законом! Товарищи бюджетники и пенсионеры, а давайте все дружно пожелаем, чтобы наше правительство приняло закон о повышении зарплат и пенсий!

Однажды графу Александру Николаевичу Самойлову, награждённому орденом святого Георгия 4-й степени за особое мужество и храбрость в боях при Силистрии, пришлось по какому-то делу приехать в царский дворец и ждать выхода Екатерины. Однако там его оттеснила толпа придворных и генералов. Полковнику Самойлову стоять впереди напыщенных вельмож было не по чину, и он отошёл в глубину зала. Когда Екатерина наконец вышла и заметила Самойлова, то обратилась к нему так: - А, граф Александр Николаевич! Проходите ближе! Ваше место – здесь, впереди, как и на войне. 

Царедворцы молча расступились и пропустили вперёд героя русско-турецкой войны. 

Однажды, занимаясь, как обычно, после обеда делами, Екатерине II понадобилась какая-то справка. Она позвонила в колокольчик, но на её призыв никто не явился. Государыня встала, вышла в комнату, в которой всегда находились дежурные чиновники, и увидела, что они дуются в карты и даже не замечают появления своей царицы. 

- Сделай одолжение, – сказала она одному из играющих, – сходи справиться вот по этой записке, а я между тем поиграю за тебя, чтобы не расстроить вашей игры. 

Императрица села на место этого чиновника и продолжала за него партию, пока тот ходил по её поручению. Мне почему-то кажется, что игра у её компаньонов совершенно разладилась и они продулись вдрызг.

Екатерина Великая умела не только признавать свои ошибки, не только отличалась блестящим чувством юмора, но и могла отнестись с юмором к себе самой. Этим редким качеством Силы Небесные награждают действительно только великих людей. Среди мировых правителей персон с тонкой самоиронией не так уже и много. Приведу один яркий пример.

Генерал Фёдор Михайлович Шестаков был удивительным человеком — за 40 лет военной службы он ни разу не был в Петербурге и в первый раз прибыл в столицу для оформления документов об отставке. А так всё в боях да в походах. Генерала-ветерана представили императрице. Екатерина II была крайне удивлена, что впервые увидела столь заслуженного военного, и поинтересовалась у него: – Как же так случилось, Фёдор Михайлович, что я до сих пор ни разу вас не видала?

Старый вояка Шестаков, не обученный придворному этикету, взял и брякнул простодушно: – Да ведь и я, матушка-царица, тоже вас не знал!

И тут последовал блестящий ответ Екатерины, просто великолепный образец её остроумия: – Ну, меня-то, бедную вдову, где же знать! А вы, Фёдор Михайлович, всё же генерал!

И это был не единичный случай её самоиронии. Однажды Екатерине II стало плохо, и по врачебной практике тех лет доктор прописал ей пустить кровь. После этой процедуры она приняла князя Безбородко.

— Как здоровье, Ваше Величество? — спросил граф.

— Теперь лучше. Последнюю немецкую кровь выпустила, — ответила императрица.

Екатерина Великая во всех смыслах этого выражения «выпустила немецкую кровь», и направила все свои силы и немалый талант на благо своей новой родины. Немка София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская была более русской, чем многие другие чистокровные русаки.

Прочитано 860 раз