Понедельник, 04 декабря 2017 09:32

Прекрасная зелёная чума

Оцените материал
(3 голосов)

Давненько я ничего вам не рассказывал о цветочках.

А впрочем, по правде говоря, вовсе никогда не вещал на ботаническую тему. Потому как из всего растительного мира меня интересуют только фрукты-овощи в домашнем холодильнике, а из цветочного семейства волнует только один его очень вредный представитель, большой пакостник и паразит – борщевик Сосновского.

Почему именно он волнует?

А вы никогда не получали ожоги от этого мутанта? Любой человек, который имел дело с борщевиком Сосновского, может очень многое о нём рассказать. Исключительно матом, причём.

 

Один мой старый друг на своей даче пытался изничтожить эту нечисть, стал выкапывать мощный корень, ушедший в землю на глубину в два метра, и получил сильнейший ожог рук, груди и живота. Раны заживали больше месяца. При этом невозможно было застегнуть рубашку на груди, не говоря уже о том, чтобы надеть футболку или свитер. 

В конце 40-х годов прошлого века борщевик Сосновского пытались выращивать на корм скоту в колхозах Северо-Запада России и в Прибалтике. Но вдруг обнаружилось страшное. Во время цветения борщевика у многих людей стали наблюдаться сильная рвота и удушье. Во время уборки урожая крепкие и здоровые мужики-механизаторы задыхались и даже теряли сознание. Коровушки, отведав ядрёного силоса, мучились от страшных болей. А деревенские детишки, игравшие стеблями борщевика как дудочками или плевалками, получали ожоги губ и кожи у рта, а также имели сильные проблемы с дыханием. Ежели мальчишки играли ядовитыми трубочками как «подзорной трубой», то повреждали себе глаза и даже слепли. После этого выращивание опасного растения запретили.

Но не тут-то было! Его не так-то просто уничтожить! Борщевик Сосновского весьма стоек к ядохимикатам и наплевательски относится к регулярной вырубке. Окончательно убрать этого трёхметрового гиганта-вредителя с полей и дачных участков возможно только тщательным выкапыванием его мощного и глубокого корня. С последующим сжиганием оного в огне. 

После развала Советского Союза и кончины колхозно-совхозной системы опасный преступник вырвался на свободу. И бурно разросся повсюду.

Эта зелёная чума сейчас захватила огромные пространства в европейской части России. Уже более миллиона гектаров захвачено этим весьма урожайным гадом-сорняком. Не зря ведь какой-то остроумный журналист придумал борщевику меткое прозвище «месть Сталина».

Имеется у него ещё одно название, легендарно-мифическое притом – «цветок Геракла». Знаете почему? А потому как есть медицинско-криминалистическая версия о том, что древнегреческого героя Геракла убили с помощью ядовитого сока борщевика. Столько подвигов совершил сын бога Зевса, множество врагов победил, львам пасти рвал, ужасной гидре все головы пообрубал, критского быка оседлал, злого пса Цербера приручил… и, поди ж ты… умер от яда зелёной чумы! Спустя несколько тысяч лет славяне дадут этой заразе аппетитно-кулинарное имя «борщевик».

Глядя на бескрайние поля самосадного борщевика Сосновского, на захваченные им обочины наших дорог, мне порой кажется, что это какой-то инопланетный оккупант. Кто сказал, что нашу планету могут поработить исключительно разумные гуманоиды? Отнюдь, с этим захватом вполне может справиться безмозглый, но очень агрессивный борщевик Сосновского. Радует только одно – что у него нет ног, как у хищных подвижных растений из фантастического романа под названием «День триффидов» английского писателя Джона Уиндема. Не читали его? Если ещё нет, то обязательно прочтите – сюжет у «Дня триффидов» очень необычный и нигде больше не используемый – там ходячие плотоядные растения, занесённые из космоса, за короткий период уничтожили человеческую цивилизацию.

А ведь знаете, у земной флоры есть ещё одно очень коварное растение по прозвищу «Зелёная чума». Иногда биологи и ботаники называют её не менее угрожающе – «Водяной чумой». В отличие от брутального борщевика Сосновского, это – милейшее, нежнейшее создание с прекрасными сиренево-лиловыми цветками. Это Миледи растительного мира – красивое снаружи, ужасное внутри.

Вот – полюбуйтесь!

Его официальное научное название – водный гиацинт Эйхорния. Назван так в честь своего первооткрывателя, немецкого историка и ботаника Карла Эйхгорна. Ну, разве он не прекрасен!? Да он просто красавчик, милашка и душка! Какой подлец может заподозрить это волшебное создание в коварных преступлениях!?

Да, этот водный гиацинт не пожирает прекрасных бабочек, не утаскивает рыбаков в речные омуты, не душит крестьян ядовитыми испарениями, не травит домашний скот и не выжигает детям глаза и губы.

Он просто размножается.

Очень активно размножается.

Водный гиацинт Эйхорния – чемпион растительного мира по этому процессу. Он оставил далеко позади себя даже сверхплодовитого парня по имени Одуванчик.

Дабы вам стали понятны масштабы его стремительного размножения, я добавлю в ботанику немного математики. Одна розетка гиацинта в благоприятном климате за 50 суток образовывает до 1 тысячи отпрысков, каждый из которых, в свою очередь, начинает активно делиться, и таким образом за 3 месяца одно растение превращается в миллион, а за полгода – в триллион экземпляров.

Как вам такие цифры!? Я когда о них впервые узнал, то подумал – жаль, что таких темпов нет при выращивании пшеницы, картошки, овощей и фруктов – тогда бы проблема голода на планете Земля была бы решена легко и просто.

Родина этого красавца – Южная Америка, бассейн реки Амазонки. Когда немец Карл Эйхгорн привёз его в Европу, то ботаническая общественность пришла в восторг, назвала гиацинт именем учёного, и установила, что для массового культивирования в холодных европейских реках цветок не годится. Не возникало у него желания размножаться в нашей холодрыге. 

В конце XIX века некие предприимчивые люди завезли гиацинт в южные штаты Нового Света. А там что!? Правильно, там – тепло и солнечно. Цветок воспрянул духом и начал быстро разрастаться.

Сначала его продавали на ботанических выставках как диковинную южно-американскую экзотику, затем как элегантный садово-парковый цветок и завершилось всё тем, что владельцы прудов и бассейнов стали бесплатно раздавать гиацинт всем своим соседям и вообще каждому желающему.

Катастрофа грянула внезапно. Водные цветоводы заметили, что их водоёмы стали испускать мерзкое зловоние. Раздвинув прекрасные цветочки, изумрудные листья и упругие стебли, они обнаружили мёртвую рыбу. Её было много. Всё дело в том, что почти весь кислород в воде сжирал плодовитый красавец гиацинт, устраивая другим водным обитателям настоящую душегубку. Садоводы стали выбрасывать коварное растение из своих прудов в окрестные реки и большие водоёмы. И тем самым выпустили джинна из бутылки. Прелестный захватчик вырвался на свободу и приступил к своему любимому занятию – к размножению.

Дошло до того, что главная водная артерия южных штатов Америки – река Миссисипи – превратилась в живописную сиренево-лиловую западню для пароходов. Судоходство по Миссисипи сильно затруднилось, а у берегов и пристаней оказалось практически парализованным. Потому что прочные стебли злостного сорняка гиацинта наматывались на гребные колёса и винты пароходов.

Экзотическое растение стало серьёзным препятствием для навигации, рыбной ловли и искусственного орошения земель. Эйхорния забивала собой оросительные каналы. Попадая на рисовые поля, она покрывала их сплошным красивым ковром, но при этом обрекало крестьян на голод.

За несколько десятков лет водный гиацинт  распространился по всем тропическим и субтропическим регионам. Он  заполонил водоёмы Австралии, Африки, и Азии. Из прелестного декоративного растения водный гиацинт Эйхорния стремительно превратился в «зелёную чуму». Остановить её распространение по миру, казалось, было уже невозможно…

Всё дело в том, что у завезенного издалека гиацинта в новых условиях не было природных врагов: его никто не поедал и не повреждал. И потому он выступал в качестве наглядного пособия, показывая, на что способна Матушка-Природа.

Люди стали бороться с Природой чисто по-человечески. Сначала просто скашивали и выдёргивали Эйхорнию. Для этого даже привлекали солдат, вооружённых тесаками. Но гиацинт плодился быстрее, чем его вырубали.

Тогда против прекрасного агрессора люди стали применять гербициды, которые убивали всё живое в водоёмах. Вредитель гиацинт погибал, но делал это вместе со всей остальной водной фауной и флорой.

Очень повезло Африке. Потому, что в её реках в изобилии водились бегемоты, которым Эйхорния очень пришлась по вкусу. Вы когда-нибудь видели, как в зоопарках кормят гиппопотамов? У них ведь рот по размеру – как кузов самосвала. И даже такие гигантские рты огромных пожирателей растений с трудом справлялись с красивым меню.

В Китае и Вьетнаме гиацинты стали деликатесом для буйволов и коров. А вот американские граждане несколько лет ломали голову – как победить «зелёную чуму» без завоза в Штаты бегемотов из Африки? Для уничтожения коварного сорняка срочно был нужен естественный природный враг.

И он был найден! И даже не один, а несколько! Ученые обнаружили в Южной Америке несколько видов жуков-долгоносиков, растительноядного клеща, и бабочку-огнёвку. Эти насекомые питались исключительно водным гиацинтом. Их развезли по всем странам, где буйствовала Эйхорния, и выпустили в водоёмы. Прожорливые долгоносики, клещи и бабочки приступили к выполнению поставленных перед ними приятных задач. Со временем под натиском вечно голодных едоков гиацинт значительно поредел и отступил.

Вот так человеку удалось справиться с огромной экологической проблемой, которую он сам же и породил. Прекрасная на вид «зелёная чума» была побеждена.

А вот что делать России с её аграрной зелёной чумой – с борщевиком Сосновского – похоже, не знает никто. А жаль! Очень жаль…

Прочитано 88 раз