Среда, 07 июня 2017 17:09

Минзаг «Ока-Марти-Штандарт» и вороватые волны

Оцените материал
(6 голосов)

Дорогие читатели-листатели журнала «Полезные заметки»! И особенно те, кто имеет отношение к флоту! Всё равно к какому – гражданскому или военному, надводному или подводному. Заостряю внимание всех знатоков флотской истории и любителей морской тематики. Посмотрите, пожалуйста, на две старые фотографии.

Одна, которая слева, совсем старинная – с красивым элегантным судном. А второе фото, то, которое справа – времён Великой Отечественной Войны с боевым кораблём.

Задаю вопрос, достойный программы «Что? Где? Когда?»: - Господа знатоки, как вы думаете, что общего в этих двух кораблях?

Не буду дожидаться истечения одной минуты на размышление, ибо ответ могут дать только лишь редкие знатоки морской истории. Ответ таков – это один и тот же корабль!

Тот, который слева – это императорская яхта царя Николая Второго «Штандарт», а в нижней части – она же, но только прошедшая глубокую модернизацию с перевооружением, и ставшая советским минным заградителем под именем «Марти».

Впервые о яхте «Штандарт» я узнал в петербургском ЦВММ – центральном военно-морском музее. Это судно поразило меня своей красотой: изящными обводами, тонкими линиями и стремительным внешним видом. Это был один из самых красивых кораблей своего времени, настоящий образец морской элегантности.

Слово «штандарт» означает флаг главы государства. Яхта «Штандарт» - это любимица последнего русского императора Николая Второго и последняя яхта русских царей. Император любил принимать на яхте высоких гостей, заниматься государственными делами и совершать морские прогулки вместе со своими детьми.

Дочкам Николая Второго и юному цесаревичу корабль служил огромной игровой площадкой. Палубы яхты были настолько широки, что юные княжны катались по ним на роликовых коньках, в то время как приставленные к ним матросы-няньки следили, чтобы дети, заигравшись, не свалились в воду.

Под стать кораблю был и отборный экипаж: когда рослые и красивые моряки выстраивались на палубе судна, это было впечатляющее зрелище.

Сохранилось огромное число фотографий, на которых царевич Алексей запечатлён в бескозырке с надписью «Штандарт» на ленте. В общем, яхта была украшением российского флота, отличалась большим комфортом, имела высокие мореходные качества и в то время считалась лучшей во всём мире из подобного рода судов.

Когда в России грянули революции (Февральская и Октябрьская 1917-го года), то экипаж «Штандарта» принимал в них активнейшее участие. На борту судна даже размещался Центробалт – центральный революционный орган моряков-балтийцев.

В конце тридцатых годов бывшая императорская яхта прошла глубокую модернизацию и была переделана в минный заградитель, или как его называют сокращённо моряки – минзаг.

Модернизация очень сильно изменила внешний вид корабля. Он стал совершенно другим. В нём теперь ничего не напоминало о бывшей прогулочной царской яхте «Штандарт».

Корабль получил новое имя – «Марти», в честь Андре Марти – французского коммуниста и руководителя интербригад во время гражданской войны в Испании.

Перед самой войной минзаг «Марти» стал флагманом соединения заграждения и траления Краснознаменного Балтийского флота. То есть, чтобы было понятно сухопутным гражданам - он стал самым главным кораблём на Балтике среди минных тральщиков.

В Великую Отечественную Войну он вступил уже 23 июня 1941 года – в этот день им была потоплена первая подводная лодка противника.

А в начале ноября 1941-го «Марти» принял участие в эвакуации защитников полуострова Ханко. При этой операции он подорвался на мине, получил повреждения, но боевую задачу выполнил - принял на борт и вывез в Кронштадт 2029 бойцов, 70 орудий и минометов. Во время Блокады Ленинграда «Марти» огнём своих орудий поддерживал наши пехотные части. И 3 апреля 1942 года одним из первых на флоте был удостоен звания гвардейского.

Почему вот уже третью минуту я рассказываю вам о минном заградителе «Марти»?

Ну, во-первых, для общего развития. Ведь действительно интересно узнать как бывшая изящная и элегантная императорская прогулочная яхта, по палубе которой катались на роликах Великие Княжны, превратилась в грозное гвардейское оружие. Для людей, далёких от Флота, а также для нежных барышень приведу доходчивое сравнение – это всё равно как дорогой кабриолет переделать в бронетранспортёр.

И во-вторых, я рассказал вам краткую историю преображения белого лебедя в чёрного коршуна потому, что собирался передать вам одну весьма  забавную история о последних днях минного заградителя под названием «Ока». История смешная и очень характерная для Флота. Как только она попала мне в руки, мне тут же захотелось её вам поведать. Я стал в ней разбираться, изучать-проверять, и оказалось, что минзаг «Ока» - это переименованный «Марти», он же бывшая яхта «Штандарт».

«Окой» его переназвали после войны, в 1948 году. Почему так – не совсем ясно. Скорее всего, из-за того, что его тёзка – человек, давший кораблю имя – Андре Марти попал в немилость товарищам по французской компартии и лично товарищу Сталину.

Не смотря на годы боевой службы и солидный пенсионный возраст «Ока» сохранила богатый внутренний интерьер, разработанный и построенный ещё в XIX-м веке специально для царской семьи. На борту корабля, в его кают-компании, прекрасно сохранилась мебель из красного дерева, старинные картины и даже персидские ковры.

На пенсии старичок «Ока-Марти-Штандарт» продолжал приносить пользу: он служил плавучей казармой и даже смог подработать в кино – он снялся в картине «Мичман Панин».

И вот в начале 60-х годов наступил грустный для любого корабля момент – его собирались списать. Как в таких печальных случаях говорят на флоте – «списать на иголки», то есть переплавить боевую броню на швейные иглы.

Это очень волнительный момент для экипажа. И не только из-за горести прощания со своим боевым товарищем. А ещё и потому, что со списанного корабля можно прихватить домой что-нибудь нужное или понравившееся. Будь-то компас с ходового мостика, или колокол, или настенные морские часы, или хотя бы медный иллюминатор себе на дачу. Кок задвинул подальше несколько ящиков тушенки. Боцманы уже придумали - куда они применят списанную краску. Мичманы готовили бочки для слитой солярки. А товарищи старшие офицеры положили глаз на старинные картины и ковры. 

В Штаб Балтийского Флота с «Оки» полетели акты на списание. В одном из них значилось: «Во время трудного перехода через штормовое Балтийское море, волна, разбив иллюминатор, ворвалась в кают-компанию, сорвала со стены персидский ковёр и унесла его в открытое море»…

Вы представляете себе эту ужасную стихию – волна утащила ковёр!? В иллюминатор, причём! Начальник тыла Кронштадтской военно-морской базы, который заверял этот акт, грустно улыбнулся в усы и приписал внизу документа: «Рояль, видимо, тоже волна унесла». 

Я не знаю, засмеялись ли вы от этой остроумной шутки начальника тыла, или просто улыбнулись, но я лично, когда её прочёл, то хохотал в голос. Потому, что вспомнил старинную морскую байку на эту тему.

Однажды, некий матрос черпал забортную воду для мытья палубы. И как-то так неловко перехватывал линь (это веревка по-морскому), так неуклюже это делал, что ведро вырвалось из рук и утонуло. Вместе с линём. Пришёл виноватый матросик к боцману, рассказал о случившемся, и получил... соответствующие слова и выражения, изобилующие упрёками и осуждением. Когда боцман выговорился от души, то сел сочинять акт на списание старого ведра. И подумал – а не списать ли ему… новое ведро!? Жена второй месяц уже его просит. А потом он вдруг вспомнил, что давно надо бы списать несколько баков с краской, потому как забор на даче уже облупился. И растворитель ещё надо бы не забыть. Да и канистру со спиртом тоже не мешало бы «случайно утопить», а то в ней уже меньше половины осталось. Несколько новых ботинок, предназначенных для палубной команды, так и просятся сами себя списать в утиль. Боцмана в тот день посетило творческое вдохновение, и он добавил в акт, помимо вышеперечисленного, ещё несколько бухт корабельных канатов, кисти для краски, полдюжины веников и пару щёток. Написал, и понёс на утверждение.

Помощник командира сначала крякнул от удивления – его поразила неуклюжесть матроса, утопившего такое количество полезных вещей одновременно, а потом призадумался…

В итоге, когда акт прошёл все корабельные службы и инстанции, и лёг на стол командиру для подписи, то он состоял из длинного списка случайно утопленных предметов и разного оборудования. Ко всему уже названному начальники корабельных служб добавили: меховой тулуп и валенки, гаечные ключи разных размеров, две бухты электрокабеля, радиостанцию, несколько ящиков рыбных и мясных консервов, говяжью полутушу и абсолютно весь запас корабельного спирта. Из высокохудожественного акта вполне логично вырисовывалось, что всё это утопил нерасторопный матрос Пупкин.

А вот рояля, как на бывшей яхте «Штандарт», или хотя бы баяна, как на минзаге «Ока», в том списке не значилось. Не хватило фантазии у составителей. Или наглости.   

Прочитано 425 раз