Четверг, 06 апреля 2017 14:06

Неудачливый автосамоубийца

Оцените материал
(10 голосов)

 

Давно хотел рассказать вам одну личную историю про неудачливого автомобильного самоубийцу. У вас есть несколько минут свободного времени? Ну, тогда читайте.

У моего дорогого и глубокоуважаемого тестя Владимира Александровича была шикарная машина – старенькая 240-вая «Вольво». Очень удачная модель, доложу я вам: надёжная, комфортная, вместительная, и  устойчивая на дороге. Я её всегда сравнивал с морским линкором – величественным, бронированным, неторопливым и внушающем уважение.

 

 

И вдруг, однажды у этого линкора обнаружилась течь. В машинном отделении. Треснула и потекла головка блока цилиндров. Тосол из неё стал поступать в сам двигатель, и линкор пришлось ставить на прикол, так сказать, к причальной стенке на стоянку.

Позвонил мне тесть с Севера в Петербург, и рассказ об этой неприятности начал издалека. С вопроса: «Послушай, а ведь Швеция от вас там недалеко?»

«Недалеко – говорю – рядышком практически, через Балтику напрямик шесть сотен вёрст будет. Но сразу предупреждаю – на вёслах туда грести тяжеловато!».

Ещё немного пошутили-посмеялись на тему зимнего пешего перехода по льду Финского Залива, и Владимир Саныч поведал о своей автомобильной проблеме. Попросил раздобыть головку блока, ведь в Питере это сделать гораздо проще, чем в Сибири у Полярного Круга. И назвал сумму, которую готов выделить на покупку – 200 вечнозелёных американских бумажек.

Я согласился, и первое место куда я направился, был шикарный автосалон на Шкиперском протоке Васильевского острова. Это было главное  представительство шведского концерна в Петербурге, и я просто был уверен, что у них там этих головок ну просто завались. Приехал, надул щёки и стал важно прогуливаться мимо блестящих достижений скандинавского автопрома. Вы знаете, очень приятно было изображать из себя респектабельного обладателя «Вольво». Пусть даже и старенькой 240-й модели. Встретили меня там как родного, сдули пылинки, предложили чаю-кофе, и я в очередной раз возгордился, что имею хоть какое-то отношение к «Вольво». Пусть даже и к треснувшей головке блока.

Спросил у тамошних менеджеров – не завалялась ли она у них на складе? «Нет, говорят, не завалялась, но специально для Вас мы привезём из Швеции». Пошуршали каталогами, поклацали кнопками клавиатур, позвонили куда надо и огорошили меня ценой и сроками – 2000 баксов и один месяц на доставку. Я еле сдержался, чтобы не крякнуть от досады. Ведь в те годы за 2000 долларов можно было купить подержанные «Жигули» в неплохом состоянии. Но нужно было держать марку важного владельца представительской «Вольвы», и прежде чем дать вежливый отказ, я вальяжно спросил: «Простите, а 2000 долларов – это за головку в сборе с валом, клапанами и пружинами, или просто за болванку?».

Они обиделись на слово «болванка» и ответили, что это цена только одного корпуса, без всяких клапанов, пружин и кулачков.

Я тогда подумал, что «Вольво» - это таки дорогая марка, но не настолько же, чтобы за небольшой кусок силумина отдавать такие деньжищи. Но вслух этого не сказал, пообещал поразмыслить на досуге, непременно заглянуть после принятия решения, откланялся и вышел.

После посещения фешенебельного салона я стал звонить по телефонам менее навороченных. И даже заглянул на несколько авторынков. И везде мне называли примерно одинаковые цены и сроки – 2000 баксов и месяц ожидания. Мои размышления на тему «Да что вы все тут сговорились, что ли!?» прервал пожилой торговец авторынка. «Сынок, – говорит, – чего ты мучаешься? Отыщи разборку старых автомобилей, и там всё себе найдёшь».

Хм-м… Я так и сделал. Обнаружил в газете объявление о существовании разборки с ласковым названием «Свалочка-Разборочка», позвонил туда и спросил – нет ли у них, случайно, 240-й «Вольвы». «Есть, – говорят – поступила только что. Вот прямо сейчас бумаги оформили. Приезжайте быстрее, пока хозяин не передумал, и не забрал её обратно». И как-то странно захихикали.

Я ноги – в руки, и через полчаса уже был у них. Зашёл на территорию, и прямо у входа обнаружил брата-близнеца линкора моего тестя. И цвет такой же, и салон из той же ткани. Единственное, что их отличало  - так это три незначительные поломки у питерского собрата. Первая: у него был вогнут вовнутрь передний бампер, видать это был след от удара в столб. Вторая поломка: радиатор тоже был повреждён - немного смят, и судя по всему, от того же столкновения. А вот третье повреждение бросалось в глаза больше всего, и даже наводило ужас – это был след на лобовом стекле от удара. Причем, удара не снаружи. А изнутри. Со стороны водителя. Удар был такой силы, что стекло выгнулось наружу и пошло трещинами по всей площади. Не нужно было обладать особыми дедуктивными способностями, чтобы понять – это из-за того, что не пристёгнутый водитель вылетал из машины и своей головой вышиб стекло.

Зашёл я в вагончик с написанной от руки прямо на стене надписью «Офис» и спросил цену головки блока цилиндров у «Вольво» с выбитым стеклом. И во второй раз по этому поводу сильно удивился. Цена была такая: если сам буду крутить гайки, то 100 баксов, а если доверюсь профессионалам, то 200. Вот тут я уже не стал сдерживать эмоции, крякнул-хэкнул и даже восторженно заметерился. От полноты чувств. Потому как между 100 долларами и 2000, сами понимаете, лежит пропасть глубиною в 1900.

Причём, сотня – это была цена за головку в сборе с валом, клапанами, пружинами, кулачками и прочими желязяками. В этот момент в красивом автосалоне на Шкиперском протоке внезапно загорелись щёки и зачесались уши сразу у нескольких менеджеров. Это я вспоминал их незлым, тихим словом.

Естественно, я согласился самостоятельно заняться разборкой, открыл капот машины, склонился над двигателем и стал откручивать болты головки блока цилиндров. Они располагались очень удобно, прямо сверху, их было всего 10 штук. Крутил, и занимался арифметикой – 100 долларов за работу по их откручиванию разделить на 10 болтов, это получается по 10 баксов за болт. За десять минут работы по сегодняшнему курсу 6500 рублей. Хм-м… неплохо… может быть, не тем я в этой жизни занимаюсь?... может, стоит  переквалифицироваться в автослесаря?...

А теперь, дорогие зрители, кто мне скажет – какая была тема этой заметки, заявленная в самом её начале?... Признаюсь, что я так увлёкся рассказом, что и сам позабыл… Шутка. Конечно же, я помню. Тема была жуткая – про самоубийство. И какая тогда связь между суицидом и все тем, что я тут вам наговорил? И причем тут головка блока цилиндров?... А притом, чтобы создать драматургическую интригу. Чтобы вам было понятно - какой я длительный путь проделал, какую сложную работу произвёл в поисках нужной запчасти, и на какой неожиданный финал нарвался я на той разборке.

Пока я крутил болты, владельцы и слесари «Свалочки-Разборочки» вышли на свежий воздух, наблюдали за моей работой и давали советы по правильному кручению. И тут я спросил: «А что это за авария такая с машинкой произошла? И почему вы хихикали, когда подписывали бумаги о купле-продаже с её владельцем?»

То, что они рассказали, одновременно и смешно и страшно. Это называется – «и смех и грех». У бывшего хозяина «Вольво» не заладилась жизнь. Бизнес прогорел. А долгов и кредитов было полно. Часть денег был должен бандитам, а с этими парнями шутки плохи. Жена от него в этот сложный жизненный период ушла к другому. Дочка загуляла, а сын бросил институт. Квартиру за долги стали требовать братки-тамбовцы. Короче, полный цугцванг.

И тогда решил мужик покончить со своей поганой жизнью. Как это обычно делают люди? Аристократы принимают яд. Офицеры стреляются. Рабочие вешаются. Крестьяне топятся. Разорившиеся офисные работники прыгают с небоскрёбов. А наш герой жил в Петербурге. Он был коренным ленинградцем-петербуржцем, и поэтому решил уйти из жизни красиво. По-питерски. Он решил разогнаться на машине и утонуть вместе с ней в Неве. Для храбрости выпил залпом бутылку коньяка. Закурил последнюю сигарету. Пока дымил, коньяк добрался до мозга и ударил там по центрам координации. Поэтому, когда мужик надавил на газ и погнал свою машину в последний путь, то немного не рассчитал. Промахнулся. «Вольво» не пробила красивую ажурную решетку ограждения реки Невы. Она попала аккурат в центр гранитного столба…  Русский гранит и шведская сталь столкнулись, как и сотни лет назад при битвах у Нарвы, Ниеншанца и Шлиссельбурга. Победил русский гранит. А сталь под ним прогнулась.

Не пристёгнутый водитель резко ушел вперёд и головой выбил лобовое стекло. Этот неожиданный удар Судьбы тонко намекнул мужику, что кончать самоубийством – тяжкий грех. И он передумал это делать. А вот на продукцию шведского автопрома сильно обиделся и решил её продать. Приехал на первую встреченную им разборку, наблагоухал там коньяком, кинул ключи и документы на стол, сказал «Заберите эту срань!», подписал документы, забрал деньги и перед самым уходом рассказал персоналу свою душещипательную историю. В этот самый момент я как раз и позвонил со своим вопросом о наличии головки блока. Потому мужики тогда и засмеялись.

Когда услышанная мною история подошла к концу, то я обнаружил, что стою как статуя – замер с гаечным ключом в руках. На что мне мужики сказали: «Ты крути, крути! Крути шустрее, пока хозяин не проспался, не передумал и не вернулся за своей машинкой…» . Что я и сделал.

А какой-то шутник-весельчак задал мне каверзный вопрос: «Не страшно будет ездить с головкой от самоубийцы, никаких предрассудков по этому поводу не имеешь?»

Я пробурчал что-то невнятное, и признаюсь честно, очень долго мучился этим вопросом. Ровно до тех пор, пока не убедился, что новая головка блока цилиндров на старой машине тестя никаких неприятностей ему не приносит и никаких бед не навлекает. Он с ней проездил ещё много лет с той поры, а потом продал свой «линкор» одному любителю автомобильной старины.

Прочитано 334 раз