Понедельник, 13 февраля 2017 17:00

Thank you, sixty and forty. Лингвистические воспоминания бывшего контрабандиста

Оцените материал
(13 голосов)

У меня во время обучения в Ленинградском Мореходном училище был замечательный преподаватель по английскому языку - Борис Ефимович Китаевич. Удивительной душевной чистоты был человек. Человек-легенда! Очень добродушный дядька, которого любили и уважали все курсанты. Редкий профессионал и талантливый учитель. Очень жалею, что не сфотографировал его тогда, во время учёбы. Сегодня отыскать его фото в Сети тоже не удалось…

Про Бориса Китаевича рассказывали удивительные вещи. К примеру, о том, что в свою бытность на флоте он мог принимать быструю английскую морзянку и тут же синхронно писать русский перевод. Это очень сложно! Ведь переводчики-синхронисты – это высшая каста! А тут ведь не просто синхронный перевод – а его скоропись. Вдумайтесь – нужно не только хорошо знать английский язык и очень быстро писать, нужно ещё знать и британскую азбуку Морзе.

Также ходила легенда, что однажды в составе нашей морской делегации Борис Китаевич попал на приём к молодой тогда ещё английской королеве Елизавете Второй, и блестяще отработал в той миссии переводчиком. Британская королева даже похвалила его безупречный английский язык.

Борис Ефимович Китаевич написал замечательный учебник для моряков, в котором очень просто, ясно и доступно объясняется всё то, что не влезало многим в головы во время учёбы в школе. Настолько там всё просто было разложено по полочкам. Кстати, моя жена, выпускница Киевского института иностранных языков, когда полистала этот учебник, то пришла в полный восторг и сказала – вот по каким книгам надо учить и школьников и студентов! Она, между прочим, до сих пор в своей преподавательской деятельности руководствуется некоторыми приёмами из того учебника.

Борис Китаевич, которого все курсанты ласково называли Кит, мог научить английскому языку кого угодно, хоть кита, хоть кота. Всех, кроме нескольких не особо одарённых. Есть люди, которые абсолютно не склонны к изучению иностранных языков. То ли у них так мозг устроен, то ли какой-то барьер психологический возникает, но они путают элементарнейшие слова и понятия. «Left» не отличают от «right», а «back» от «forward».

Таким вот лингвистическим тугодумом был мой старинный флотский друг Игорь Сидоркевич.

Вот сопромат, морские науки и электротехника парню давались легко, а всякие презент-континиусы и паст-индефиниты – ну никак не лезли в его мозг!

Всего один характерный пример из жизни. Оказались мы как-то с ним во время учебной практики в германском городе Бремене, и там, в обстановке шикарного благоденствия впервые в жизни увидели, как выглядит Полное-Изобилие-и-КапитализЬм-Победивший-Советский-Социализм. То был 1991 год, и в это время на наших советских магазинных полках был только хлеб и банки со страшными вечнозелёными помидорами. И паутина ещё в некоторых местах.

Так что от бременского изобилия, колбасы ста сортов, сияющих витрин и блестящих дорогих автомобилей мы испытали самый настоящий мировозренческий шок. Под впечатлением от всего увиденного в бременском супермаркете мой друг Игорь Сидоркевич впал в ступор, завис и наступил на ногу пожилой немке. Что делают люди, когда наступают на ноги? Правильно, извиняются.

Решил извиниться и Сидор. Но чуток перепутал. Вместо «excuse me!» (извините!) или «I'm sorry!» (мне жаль!) он взял и ляпнул «Thank you!» (спасибо!)….

Вот ведь хам! Наступил бабке на ногу, и за это еще и наградил её «спасибо». Вы бы видели лицо той старушки! На нём был написан такой же испуг, который она испытала в далёком 1945-м году. Перед ней стоял высокий, красивый, но очень коварный русский моряк, широко ей улыбался и даже не понимал, какую лингвистическую ошибку он допустил. В далёком Ленинграде в этот самый момент ни с того, ни с сего, вдруг икнул и покраснел старый учитель Борис Ефимович Китаевич. 

Самые крутые полиглоты, которых я видел в своей жизни, были турецкими торговцами стамбульского рынка Гранд Базар.

Маленький пример лингвистической одарённости турецких торговцев. Оказался я как-то вместе с уже знакомым вам Сидором в составе группы товарищей в небольшом кожаном магазинчике огромного старинного рынка Стамбула. Хозяин лавки, типичный такой турок: чернявый и горбоносый, обслуживал британцев, и сыпал такими витиеватыми английскими оборотами, которым бы позавидовал сам Шекспир. Англо-саксы были очарованы изысканным обращением и купили самые дорогие кожаные сумки. Потом настала очередь немцев. И турок очень легко и просто перешел на немецкий язык. Я совершенно ничего не понимаю в нём, но судя по интонациям и жестам, владелец магазина перенял манеру общения у Геббельса. И такую знаете, пропаганду развёл, что немцы ушли обвешанные куртками.

О-о-ох уж эти кожаные турецкие куртки начала 90-х! Это же была мечта любого советского человека! Это был символ достатка! Тогда мужчина в хорошей коже выглядел так же, как сегодня в дорогом автомобиле. И вот мы стояли у стеллажей и перебирали руками варианты по своему кошельку. Важные такие, вот прямо как в наши дни мужчины выбирают себе крутые тачки… Турок выпроводил немцев, мгновенно определил - откуда мы, и обратился к нам на добротном русском языке.

Стал нам ненавязчиво помогать разобраться в своём товаре. Акцент у него был очень лёгкий, почти незаметный, и я бы даже сказал изящный. Один из моих товарищей, Коля Кушнир, парень с Западной Украины, сильно удивился и тихонько прошептал мне для конспирации на мове: «Ти подивися на нього, на цього басурманіна ... він напевно і китайську мову теж знає…»

Турок это услышал, подошел к Коле, и на очень красивом украинском языке сообщил, что китайский язык он ещё не знает, а вот греческий, болгарский и сербский – таки да. Мы были в шоке! Коля Кушнир спросил: «А где ты так научился на украинском говорить?», и хозяин лавки нас ошарашил в очередной раз: «А, просто у меня жена – украинка»…

Короче, первую в своей жизни кожаную куртку я купил именно у того удивительного турка-полиглота.

Еще раз акцентирую ваше внимание – в начале 90-х кожа была символом достатка и благополучия. Вопрос: где мы, небогатые курсанты мореходки, брали деньги на покупку этого самого кожаного богатства, а также популярных в Советском Союзе джинсов-варёнок и джемперов с надписью «BOY» на груди? 

Мой ответ наверняка возбудит интерес правоохранительных органов – мы занимались контрабандой. Неожиданное признание, не правда ли!? Но так как прошло очень много времени с той поры – аж четверть века – и за давностью лет мои преступления потеряли юридическую силу, то я посмею признаться в содеянном. Да, мне приходилось заниматься контрабандой алкоголя и сигарет. Время было такое. Все моряки этим занимались – покупали спиртное и курево в Союзе, и продавали его в Западной Европе.

По своей выгоде, по процентам прибыли это рискованное занятие перекрывало все остальные не очень законные способы получения денег. В соседней с нами Финляндии действовал полусухой закон, и сбыть там водку можно было по десятикратной цене. Тысяча процентов прибыли! От таких цифр дедушка Карл Маркс крутился в гробу и возмущался обеими сторонами сделки: как русскими контрабандистами, так и финскими алкоголиками.

Возможно, кто-то сейчас скажет: «Ай-йя-яй! Как нехорошо!»  И я соглашусь – да, некрасиво! Особенно на фоне очень красивых комбинаций и махинаций с госимуществом, которые проворачивались в нашей стране в 1991-92-х годах. Кто-нибудь знает - куда пропало самое мощное в Союзе Балтийское Морское Пароходство и кому были проданы полторы сотни его лучших судов? А кто ещё знает, что произошло с нашей рыболовецкой отраслью? А как красиво были прибраны к рукам наша общенародная нефтянка и прочие народные недра!?... И таких примеров – сотни. Так что по сравнению с Приватизацией-по-Чубайсу и залоговыми аукционами, на которых были распроданы самые ценные активы огромной страны, десяток бутылок водки, проданные мною финским и шведским алкоголикам – это ужасное преступление. Нет мне прощения! Правда, есть у меня одно смягчающее обстоятельство – это всё делалось ради того, чтобы привезти родным и близким модные турецкие шмотки.

В жизни знакомых мне морских водочно-сигаретных контрабандистов было немало интересных страниц: и трагических, и комических. В той же Финляндии нас пасла и преследовала полиция, за нами следили специальные молодёжные отряды типа скаутских, а законопослушные тамошние граждане добросовестно стучали Куда-Надо на Кого-Не-Надо. Мы по молодости лет воспринимали это как романтическую игру в казаки-разбойники, чувствовали себя рискованными шпиЁнами в тылу врага. Всякое было у моих авантюрных товарищей: и бегство от полиции, и факты разоблачения и даже позорное списание с парохода.

Однажды, один наш очень предприимчивый товарищ (давайте, я не буду называть его имя) глубокой ночью тайком вынес с судна и спрятал в окрестных финских скалах несколько ящиков огненной воды. Эта сделка сулила ему просто астрономическую прибыль! Вы не поверите, но на вырученные деньги можно было купить подержанный автомобиль! Но, вдруг ранним утром нас внезапно отшвартовали и вывели в море. А водка, а также растерянно-взволнованные покупатели и огромная прибыль остались на берегу. Потеря Ходорковским «ЮКОС»-а – это НИЧТО по сравнению с той трагедией, которая разыгралась тогда на наших глазах! На парня было страшно смотреть…

А представляете, что почувствовал тот счастливчик, который спустя время нашёл в холодных финских скалах чудо-клад!? Мы переживали - не умер бы человек от счастья! Причем дважды: первый раз при обнаружении, и второй раз – от чрезмерного употребления найденного. Когда-нибудь я напишу подборку заметок из жизни флотских контрабандистов, но сегодня я расскажу вам всего одну историю, которая соответствует заявленной в самом начале сюжета лингвистической теме.

Мы с моим другом Сидором разработали свою собственную методу продаж – мы находили какой-нибудь уютный пивной бар в тихом, неприметном, тёмном и не очень оживлённом месте, ожидали выхода из него подвыпивших финнов, подходили к ним, и очень вежливо спрашивали: «Пс-с-с! Водка нада!?»… Ну, естественно спрашивали на английском, и делал это я, потому как вы уже знаете - мой товарищ Сидор в английском языке путал «простите» со «спасибо». И вот однажды, из бара вырулил наш клиент. Мы сразу поняли, что он – НАШ – потому как мужик еле стоял на ногах, и сразу чувствовалось, что ему нужно кое-что покрепче пива. Мы подошли и предложили. Человек закивал головой  - значит, согласен! ура!  Он страшно нам обрадовался, полез целоваться, стал стучать себя в грудь и стал произносить странную фразу, которая врезалась мне в память на всю жизнь.

Он тянул по-фински долго, растягивая гласные: «К-е-е-е-е-е-п-п-и-и-и-и-п-п-и-и-и-и-о-о-о-с-с-т-е-е-е-т-у-у-у-у-у-у-у!»….

Ничего не понятно, ну да ладно... А вот по цене мы с ним сразу не сошлись. Я ему зарядил 60 финских марок. Прям так сразу и сказал: «Sixty!». А он в ответ замотал головой, и сбросил цену до сорока: «Forty!» говорит. Я опять «Sixty!», а этот жлоб упёрся на своем -  «Forty!» - и всё тут.

И опять завёл свою шарманку про «К-е-е-е-е-е-п-п-и-и-и-и-п-п-и-и-и-и-о-о-о-с-с-т-е-е-е-т-у-у-у-у-у-у-у!»….

Тогда я снизил цену до пятидесяти марок, и сказал: «ОК, the latest price for you - fifty!». Но финн на это почему-то стал ужасно злиться, еще сильнее заколотил себя в грудь, и постоянно повторял «Forty! Forty! Сорок! Сорок!»… Ну, ты смотри на него, пьяный-пьяный, но очень бережливый! И упёртый до чего!... Торговались мы с этой евро-жадиной долго, и довели друг друга до белого каления.

И вдруг до меня дошло, что означают его удары в грудь, слово «Сорок!» и  крик души «К-е-е-е-е-е-п-п-и-и-и-и-п-п-и-и-и-и-о-о-о-с-с-т-е-е-е-т-у-у-у-у-у-у-у!»….

Эта длинная фраза в финском фонетическом исполнении означала «Happy Birthday to You!». Человек нам пытался объяснить, что у него день рождения, и ему стукнуло – Forty! Сорок! – лет. А мы ему такие; нет нифига! Тебе не сорок! Тебе 60!...

И только после длительного торга я согласился признать, что ему минимум 50. Вот финн поэтому и злился. Думал про себя – ну неужели я так старо выгляжу!? И даже протрезвел.

Но не надолго, правда, потому как мы ему сделали скидку в его день рождения – продали русскую водку за выстраданные им 40 финских марок.

Вот такие вот лингвистические воспоминания у бывшего контрабандиста о языковых особенностях разных народов. 

Прочитано 1305 раз