Вторник, 31 января 2017 12:26

Сухопутный старпом-артиллерист

Оцените материал
(8 голосов)

Высшая награда для любого пишущего бумагомараки – это когда читатели не только благодарят и нахваливают его творчество, но ещё и присылают свои личные истории. Недавно я получил от своего хорошего знакомого по интернет-переписке потрясающий сюжет о весьма удивительной флотской карьере, а также об очень изящном и остроумном розыгрыше. Спешу поделиться этой историей с вами. Она совершенно подлинная, причём из первых рук, непосредственно от её очевидца и даже активного участника.

Но сразу предупреждаю: 1) все персонажи случайны, а совпадения вымышлены, и 2) из этических соображений имена-фамилии главного героя и действующих лиц будут изменены. Всё остальное – чистая правда, хрустально чистая как воды Баренцева моря.

В начале 80-х годов прошлого века служил в заполярной Западной Лице капитан 3-го ранга по имени Виталий Пирожков. Для справки, Западная Лица – это удобная бухта-фьорд недалеко от Мурманска, это крупнейшая военно-морская база атомных подводных лодок Северного Флота. Кстати, не могу удержаться, приведу пару строк из народного фольклора северных подводников. Они шутили так: «Если Лица – не столица, то Париж – не заграница!».

 

Служил, значит, в том заполярном Париже наш герой – кап-три Пирожков. И был он не абы кем, а целым старшим помощником командира атомной подводной лодки проекта 670М «Чайка». И того старпома Пирожкова очень не любил весь экипаж. Хотя, слово «любил» тут не совсем уместно. Потому, что никто не обязан любить или не любить старпома – в штатном расписании об этом гражданском чувстве нет ни слова. Всё дело в том, что должность старшего помощника во все времена, на всех флотах и на всех кораблях считается собачьей должностью. Это корабельный Цербер, ответственный за всё! От банального порядка с чистотой до выполнения боевых задач. Старпом должен быть беспрекословным авторитетом как для самого разгильдяйского трюмного машиниста, как для своих товарищей офицеров, так и для самого командира. Старпома должны все уважать и бояться! А если его НЕ уважают и НЕ боятся, то значит он – хреновый старпом.

Вот как раз таким и был кап-три Пирожков. Ну, не уважал его экипаж. И тому были причины. Во-первых, старпом был высокомерен и заносчив. Во-вторых, он не был профессионалом в своём деле, а такие кадры на флоте не пользуются авторитетом. И в-третьих, он совершил стремительную и головокружительную карьеру, двигателем которой были не личные положительные качества и достоинства, а мохнатая лапа в Москве, в Главном штабе ВМФ.

Началось удивительное продвижение по службе Виталия Пирожкова много лет назад – в конце 70-х годов прошлого века в славном городе Севастополе, ещё во время его учёбы в Черноморском высшем военно-морском училище имени адмирала Нахимова. Как вы думаете, как простой курсант может схватить удачу за хвост? Очень просто – нужно всего лишь найти какого-нибудь адмирала в Главном штабе ВМФ, у которого есть незамужняя дочка. Это конечно было не просто сделать, но Виталию это с блеском удалось…

Хотя, может быть, зря я по этому поводу ёрничаю!? Давайте я предложу вам второй вариант. Романтический. В многомиллионной Москве севастопольский курсант совершенно случайно, прямо на улице,  познакомился с прекрасной незнакомкой, вспыхнула любовь с первого взгляда, и каково же было изумление молодожёна, когда в ЗАГС вошёл папа невесты в мундире адмирала, обсыпанном орденами и медалями. Ах, твой папа служит в Главштабе ВМФ!? Какая приятная неожиданность!... Лично мне такая версия нравится больше.

Курсант Пирожков хоть и учился в морском заведении, но на берегового специалиста. В Черноморском училище Нахимова был такой факультет, который готовил спецов для береговых ракетно-артиллерийских войск. Форма у «береговых моряков» была как у флотских – чёрная, но только погоны у них имели красные просветы и эмблемы со скрещенными пушками. И ещё, у них на рукавах мундиров не было шевронов плавсостава. Запомните эти «форменные» отличия – они сыграют ключевую роль в розыгрыше в конце моей заметки.

При выпуске из училища в Судьбе новоиспечённого лейтенанта Пирожкова произошёл первый невероятный и совершенно удивительный поворот – вместо службы ракетчиком на берегу он был распределён на ракетный катер. Возможно, на этом месте моего повествования какой-нибудь сухопутный воин пожмёт плечами, и скажет: «Ну и что же здесь такого? Ракетчик попал на ракетный катер… ну и…!?»

На что любой флотский офицер возразит – «ЭТО НЕВОЗМОЖНО!».

А я дополню: с таким же успехом можно назначить на военный корабль молодого лейтёху-танкиста, лётчика или пограничника. Вся закавыка в том, что курсантам берегового факультета не преподавались кораблевождение, астрономия, морская практика, боевые средства флота, теория устройства и живучести корабля, и прочие сугубо морские науки. Возможно, Виталий Пирожков хорошо разбирался в ракетных комплексах, но на корабле он путал форштевень с ахтерштевнем, шпиль с брашпилем, а комингс с пиллерсом. Вот так, благодаря вмешательству высокого московского тестя, сухопутный лейтенант внезапно получил на плечи флотские погоны, а на рукава - шевроны плавсостава.

Спустя какое-то время Пирожков дорос до звания капитан-лейтенанта, и вдруг, его, офицера НАД-водника, распределили на подводную лодку командиром группы управления БЧ-2 - так на кораблях нумеруют боевую ракетно-артиллерийскую часть. На этом месте опять удивлённо поднимут брови отважные танкисты, глубокоуважаемые лётчики и бравые пограничники. Они опять скажут: «Ну и что?». А любой бывалый подводник на этот вопрос непонимания снова воскликнет: «ЭТО НЕВОЗМОЖНО!!!»…

Вся загвоздка тут в том, что офицера-НАДводника послали служить на ПОДВОДНУЮ лодку, да ещё и на АТОМНУЮ подводную лодку, к тому же на первичную должность. Этот финт Судьбы можно объяснить только трогательной заботой тестя-главштабиста о любимом зяте.

Таким вот волшебным образом в начале 80-х годов Пирожков попадает на Северный Флот, в город северных подводников Полярный.

И там, в Полярном, ни разу не выходя в море, всё время находясь со своей лодкой в ремонте, он быстро растёт по служебной лестнице, стремительно обгоняет на ней бывалых и опытных товарищей, и вдруг становится командиром БЧ-2. А ещё, через очень короткое время, оказавшись в Западной Лице, опередив нескольких достойных кандидатов, он назначается старшим помощником командира на подводный атомоход проекта 670М. Представьте себе возмущение экипажа той лодки: мужики не вылезали из морей, света солнечного и свежего воздуха не видели месяцами, совершили несколько автономных плаваний, весь экипаж состоял из настолько суровых моряков, что у них морской песок из одного места сыпался. А то место, откуда этот песок сыпался, всё поросло ракушками.

И вот у них на борту, откуда ни возьмись, появился… новый старпом, который до этого ВООБЩЕ НИ РАЗУ НЕ ВЫХОДИЛ НА ЛОДКЕ в море! К тому же, подозрительно МОЛОДОЙ капитан 3-го ранга…

Вновь назначенный старпом показал себя… ну, никак он себя не показал! Уровень этого «подводника» был ниже комингса, авторитет на нуле, но вёл он себя как британский адмирал Горацио Нельсон! Держал себя высокомерно и с людьми общался сквозь зубы, за что экипаж его ненавидел с хорошей долей брезгливости.

Возможно, я несколько увлёкся описанием скучной для вашего понимания карьеры «сухопутного» старпома Пирожкова. Но без обрисовки его жизненного пути невозможно было перейти к кульминации и развязке моей истории. Иначе будет непонятен смысл и масштаб остроумного розыгрыша, который устроили ненавистному старпому шутники из его экипажа.

Два бесшабашных лейтенанта, Евгений Покровский и Валерий Грудницкий, придумали подляну... Покровский пошёл в магазин военторга, и там купил «береговые» погоны с красными просветами, звездочки и эмблемы-пушки. Два друга проникли в старпомовскую каюту и поменяли погоны капитана третьего ранга на сухопутные майорские погоны с «пушками». А потом бритвой срезали с рукавов шевроны плавсостава. То есть, за несколько секунд очень простыми действиями вывели старпома из состава Флота.

Настало время утреннего построения к подъёму флага. Старпом Пирожков забежал в каюту, в темноте второпях быстро сменил тужурку на китель, и вылетел к уже построенному экипажу. Далее, как полагается, прозвучала команда «Р-р-равняйсь! Смир-р-рно!» и последовал доклад старпома командиру.

Командир… увидел артиллерийские погоны… следы от срезанных шевронов… и у него глаза полезли на лоб!!!

Это было потрясающее зрелище! Перед строем бывалых подводников, матёрых морских волков… стоял сухопутный майор с «красными» погонами, да ещё и с пушками на них... и с безумным удивлением смотрел на свои плечи. Экипаж не выдержал, и начал ДИКО РЖАТЬ! Этот смех нельзя было остановить! Хохотали очень долго. До резей в животе.

Конечно, майор Пирожков догадался – чья это была затея. Но так как лейтенанты Покровский и Грудницкий были на хорошем счету, службу знали и лямку тянули, то их не наказали. А командир атомной лодки ещё очень долго, несколько дней подряд, хитро улыбался шутникам.

Вас наверняка интересует – а что же стало дальше с «переаттестованным» старпомом? Ну, дальше Пирожков стал как-то «мягше», а к людям стал относится «ширше». Он всё же сходил в автономку, в первую и последнюю в своей жизни. Потом подал рапорт и убыл на учёбу в Ленинград – на те же Специальные офицерские классы, где он когда-то учился по ракетной специальности, но только уже на командный факультет. После этой учёбы он распределился старпомом на самую большую в мире атомную лодку "Акулу"…

И вот тут любой старый подводник заорёт благим матом в третий раз: «Э-Т-О  Н-Е-В-О-З-М-О-Ж-Н-О!!!»

И этим криком распугает танкистов-лётчиков-пограничников. Вот как им объяснить, что назначать человека СТАРПОМОМ с тактической лодки на стратегический атомоход нельзя!? Это невозможно!!! Потому как для этого нужен ОПЫТ СЛУЖБЫ на стратегах! Ибо стратегические и тактические лодки – это абсолютно разные корабли, абсолютно разные задачи, абсолютно разная тактика!.. Так что при назначении старпомом на «Акулу» в Судьбу Пирожкова опять вмешался Кто-то-Очень-Всесильный.

(Кто бы это мог быть!? как вы думаете!?)…

Прослужив на «Акуле» пару лет, Виталий Пирожков поступил в Военно-морскую академию. На выпускном гос. экзамене по тактике ВМФ, во время его доклада, в аудиторию зашел начальник Академии со свитой... Прослушав доклад, адмирал гневно поставил ему ДВА БАЛЛА! Ибо Пирожков показал очень печальные знания... Позже этот экзамен был им пересдан, но уже без присутствия адмирала.

После Академии Пирожкова могли назначить командиром на «Акулу». Все сослуживцы, зная бурную биографию и причины стремительной карьеры Пирожкова, ожидали, что его таки поставят командиром на красу и гордость российского подводного флота. Но неизвестно почему его НЕ назначили. Пирожков убыл в Москву в Военно-политическую академию преподавать ЗАМПОЛИТАМ ту самую Тактику ВМФ, по которой когда-то в Военно-морской академии получил два балла.

Дальнейшая судьба "морского артиллериста" Пирожкова моему источнику не известна.

Вот такие вот пирожки…

Прочитано 571 раз