Понедельник, 28 ноября 2016 09:27

Незакрытая калитка

Оцените материал
(16 голосов)

Пятого апреля 1453 года к стенам Константинополя подошла огромная 150-тысячная армия султана Мехмеда Второго. Оборонять столицу Византии  грекам помогали генуэзцы, венецианцы и даже каталонцы. Все вместе они смогли выставить против гигантского войска османов всего около 8 тысяч воинов. На стороне защитников были высокие и крепкие стены, горючая смесь под названием «греческий огонь» и ярость обречённых на смерть. Против всего этого турки выставили мощный флот, войско отчаянных и даже безбашенных наёмников-башибузуков, элитные отряды янычар, катапульты и тяжелую артиллерию. Специально ради штурма последнего оплота византийцев султан приказал  отлить десятки новых огнестрельных орудий крупного калибра. Как позже напишет византийский историк Михаил Критовул – «пушки решили всё».

В те годы орудия Мехмеда Второго были самыми большими и самыми грозными в мире. К примеру, одна огромная бомбарда, имеющая собственное имя «Базилика», имела ствол длиною чуть больше 10 метров и калибр около 90 сантиметров. Полутонные ядра она метала на расстояние в 2 километра. Даже по нашим сегодняшним временам – это страшное оружие.

Можно только догадываться – что ощущали и что думали защитники Константинополя, когда ядра этого исполина ломали стены их города. 

Осада столицы Византии длилась почти два месяца. Ромеи дрались отважно, как настоящие герои. Но, конечно же, все они были обречены – слишком уж неравными были силы. Речь шла всего лишь о сроках падения города. Греки, возможно, смогли бы ещё продержаться некоторое время, если бы в ход обороны не вмешался Его Величество Случай. Произошёл непостижимый, нелепый и трагический курьез истории…

В ночь на 29 мая османы пошли на очередной приступ. Своё решающее и веское слово сказала пушка «Базилика» (кстати, отлитая венгерским инженером Урбаном). Ядро этого монстра повалило укрепления и проделало большую брешь в стене. Три сотни турок ворвались в пролом, и почти все они были окружены и перебиты.

Но в живых остался один небольшой отряд, который внезапно обнаружил…  небольшую тайную дверь во внутренней городской стене. По сути, это была простая калитка, в мирное время предназначенная для пешеходов, а в военную пору для тайных вылазок. Невероятно, но византийцы забыли её запереть! А может быть, просто ещё не успели этого сделать.

Легко догадаться о том, что произошло дальше. Проникнув сквозь эту незакрытую калитку, турецкий отряд оказался за спинами защитников города. Через тайную дверь, ставшую явной, в тыл ромеев хлынул поток отборных янычар, и у греков больше не осталось сил противостоять этой могучей волне. Последний император Византии Константин XI-й сорвал с себя знаки императорского достоинства, бросился в бой как простой воин и был убит в рукопашной схватке. По преданию, последние слова императора были: «Город пал, а я ещё жив!»

На следующий день Императора Константина узнали в груде изрубленных тел только лишь по пурпурным, украшенным золотыми двуглавыми орлами царским башмакам. Восточная Римская Империя перестала существовать.

В том числе и по вине незапертой калитки…

 

 

КСТАТИ! Последняя речь императора Константина:

http://imperor.net/ru/geroi/poslednyaya-rech-poslednego-imperatora-vizantijskoj-imperii/

 Произнесена была перед последним сражением в мае 1453 года:

«Вы, благородные архонты, сиятельные димархи, военачальники, отважные соратники, и весь мой верный и досточтимый народ! Вы хорошо знаете, что пришел час, когда враг хочет всем своим искусством и машинами сжать нас еще больше и всей своей силой с суши и моря дать нам решительное сражение, чтобы подобно змее излить в нас яд свой и подобно свирепому льву проглотить нас. Поэтому говорю и прошу вас, чтобы вы стояли против врагов веры нашей храбро и мужественно, как и всегда до сих пор делали. Вручаю вам этот блистательнейший и преславный город, царицу городов, и отечество наше. Хорошо вы знаете, братья, что в четырех случаях все мы сообща обязаны предпочесть смерть жизни:
во-первых, ради веры нашей и благочестия, во-вторых, ради Отечества, в-третьих, ради царя — помазанника господня, и, в-четвертых, ради близких и друзей наших.
Итак, братья, если мы обязаны сражаться до смерти за одно из этих четырех, то гораздо больше за все четыре, ибо от всех их нам будет ущерб. Ведь если за прегрешения наши Бог предоставит победу нечестивым, мы подвергнемся опасности за святую веру нашу, которую Христос даровал нам собственною своею кровью. А ведь «если и мир весь кто приобрящет, душу же свою осквернит, что пользы?»

Во-вторых, мы лишимся в таком случае столь славного Отечества и свободы нашей.
В-третьих, мы потеряем государство наше, некогда столь славное, ныне же уничиженное, всеми порицаемое и презираемое, и начальствовать в нем будет тиран и нечестивец.
В-четвертых, мы лишимся любезнейших детей наших, супруг и родичей.

Сегодня уже пятьдесят семь дней с того времени, как этот безбожный эмир пришел и осадил нас и каждый день и ночь со всеми своими машинами и войском не перестает нападать на нас; и, однако, милостью всевидца Христа, Господа нашего, он до сих пор с позором и уроном часто отступал от стен. И ныне братья, не бойтесь, что стена от ударов и попаданий ядер из пушек и камнеметных машин частично рухнула, потому что, как видите мы опять восстановили ее. Всю нашу надежду мы возложили на непобедимую славу Божию: они — на колесницы, на лошадей, на войско свое и на многочисленность, мы же — на имя Господа Бога и Спасителя нашего уповаем и лишь во вторую очередь на руки наши и на мужество, которое даровала нам божественная сила!

Знаю я, что это бесчисленное стадо нечестивых, как у них в обычае, пойдет на нас с презрительной надменностью, поднятой бровью, великой отвагой и силой, чтобы, вследствие нашей немногочисленности, задавить нас, а вследствие изнурения — оттеснить — пойдет с великим криком и бесчисленными воплями, чтобы запугать нас. Эти их пустяки вы хорошо знаете, и не следует говорить о них. В час тот пусть все делают свое дело, ибо полетят в вас бесчисленные, как песок морской, камни, стрелы и дротики. Надеюсь однако, что они не причинят вам ущерба, потому что вижу, что, хотя нас и весьма немного, зато все вы искусны, ловки, храбры, сильны, мужественны и хорошо заранее подготовлены. В схватке и в бою хорошенько прикрывайте голову своими щитами. Десница ваша, держащая меч, всегда пусть будет протянута. Шлемы ваши, панцыри и железные латы вместе с остальным вооружением вполне достаточны для боя и во время схватки будут вам весьма полезны: враги наши не пользуются ими и не имеют их. Кроме того, вы будете прикрыты стенами: враги же наши, будучи открыты, с трудом будут продвигаться.

Поэтому, товарищи, ради милосердия Божия будьте готовы, крепки и мужественны. Вспомните, как некогда небольшое количество карфагенских слонов своим криком и видом обратило в бегство такое множество римских коней. Если же бессловесные животные обратили врагов в бегство, то куда скорее можем сделать это мы, будучи господами животных бессловесных, — в особенности, когда те, кто идет против нас, чтобы начать бой с нами, подобны бессловесным животным и даже хуже? Пусть же будут направлены против них и щиты ваши, и мечи, и луки, и копья. Думайте так, что вы охотитесь на множество диких свиней, чтобы знали нечестивцы, что они имеют бой не с бессловесными животными, как они сами, а с господами и повелителями их и с потомками эллинов и римлян!

Вы хорошо знаете, что нечестивый этот эмир, враг святой веры нашей, без какой-либо основательной причины расторг мирный договор, который мы имели с ним, — нарушил многочисленные свои клятвы, ставя их в ничто, и, внезапно появившись на проливе у Асомата, построил крепость, чтобы ежедневно вредить нам. Поля наши, сады, скотные дворы и жилища он уже опустошил огнем; братьев наших, христиан, каких нашел там, перебил или взял в плен, а дружбу с нами нарушил. Завел он дружбу с обитателями Галаты, и те радуются этому: не знают они, несчастные, басни о крестьянском мальчике, который варил улиток и сказал: «О, глупые животные! Съем вас по порядку».

Итак, братья, пришел он и осадил нас и каждый день с тех пор широко разевает свою пасть, чтобы найти удобный момент проглотить и нас и город этот, который воздвиг великий император Константин, посвятив и подарив его пречистой и непорочной владычице нашей, Богородице и Приснодеве Марии, чтобы была она госпожой, помощью и покровом Отечеству нашему, прибежищем христиан, надеждой и радостью всех эллинов, похвалой для всех сущих на Востоке. И этот нечестивый хочет овладеть таким некогда славным и цветущим городом, который подчинил себе когда-то почти всю подсолнечную и покорил под ноги свои Понт и Армению, Персию и Пафлагонию, амазонок и Каппадокию, Галатию и Мидию, колхов и иверов, боспорцев и албанцев, Сирию, Киликию и Месопотамию, Финикию и Палестину, Аравию и Иудею, бактрийцев и скифов, Македонию и Фессалию, Элладу и Беотию, локров и этолийцев, Акарнанию, Ахею и Пелопоннес, Эпир и Иллирик, лихнитов по Адриатике, Италию и тусков, кельтов и кельто-галлов, Испанию до Кадикса, Ливию, Мавританию и Маврузию, Эфиопию и веледов, Скуду и Нумидию, Африку и Египет. Теперь все это нечестивец хочет подчинить себе и на царицу городов наложить ярмо рабства, а святые церкви наши, где чествовалась Святая Троица и прославлялось всесвятое Божество и где ангелы слушали, как воспевают Бога. И храмы наши хочет сделать святилищем своего суесловия и болтовни своего лжепророка Мухаммеда и обиталищем глупцов и верблюдов.

Итак, братья и товарищи, настройтесь так, чтобы был вам навеки памятник, вечная память о вас и слава и навек свобода!»

29 мая 1453 года в город ворвались войска султана; последние сохранившиеся в истории слова императора были: «Город пал, а я ещё жив», после чего, сорвав с себя знаки императорского достоинства, Константин бросился в бой как простой воин и был убит.

Прочитано 2228 раз