Версия для печати
Вторник, 27 сентября 2016 18:35

Пересчитанные кусты

Оцените материал
(11 голосов)

Однако, пятнадцать лет назад я снимал документальный фильм под названием «Губкинская история», посвящённый 15-летней годовщине города и «Пурнефтегаза», и даже был его ведущим. Вот ведь какая магия чисел – две пятнашки, однако… В процессе создания фильма встречался с разными интересными людьми, начиная с «пионеров» из первого десанта треста «ПТПС» - набранного из демобилизованных солдатиков, и заканчивая заместителем министра нефтяной промышленности Советского Союза Валерием Грайфером. 

 Первопроходцы делились своими воспоминаниями о первых героических днях, сыпали цифрами, гордились темпами и показателями. Помимо сухой официальной историко-документальной информации съёмочная группа выслушала большое количество смешных историй и забавных баек. Про волосы, которые во время сна примёрзли к стене вагончика. Про жарку яичницы на утюге. Про медведей, которые приходили в гости и пугали первых поселенцев. Про несметное количество рыбы в северных реках и про то, что эту рыбу можно было ловить руками. Про бескрайние, уходящие за горизонт, плантации белых грибов. Среди всех этих красивых баек мне больше всего запомнилась и полюбилась одна – про нефтяные кусты.

Северяне знают, что это такое. А вот для всех остальных придётся объяснить. Нефтяные кусты – это не растения, испачканные нефтью. Нефтяные кусты – это группа нефтяных скважин на одной небольшой площадке. Эти скважины разбуривает всего одна буровая установка, но на разные глубины и под разными углами.  Таким образом, если мысленно перевернуть эту подземную систему, то получится как-бы куст из скважин. 

2.02.jpg 2.03.jpg 2.04.jpg

2.05.jpg

Даже люди, далёкие от нефтяной промышленности, наверняка видели множество раз фотографии, либо видеокадры в новостях или других телепрограммах о том, как группа качалок бодро извлекает из земли Чёрное Золото. Вот это скопление механизмов, труб и запорной арматуры на одном пятачке земли и называется куст скважин. 

2.06.jpg 2.07.jpg 2.08.jpg

2.09.jpg

К каждой такой площадке ведёт отдельная дорога, как правило, отсыпанная из песка, и каждый такой проезд имеет свой указатель. Каждый куст пронумерован. Для порядка, учёта и обслуживания. К примеру, едешь вдоль федеральной трассы, а слева и справа от неё стоят таблички с надписями: «Куст №50», «Куст №90» и так далее.

2.10.jpg 2.11.jpg 2.12.jpg

2.13.jpg

И теперь, когда даже ежу из средней полосы России стало понятно - зачем нумеруют скважины, настала пора рассказать мою самую любимую байку про нефтяные кусты.

В конце 80-х нашелся один отчаянный первопроходец, который решил пригнать в наши края свой личный автомобиль с Малой Родины. Поступок конечно был безбашенный, учитывая качество наших тогдашних северных дорог, а если точнее, то их полное отсутствие. А также абсолютную недоступность автозапчастей. Перегонять машину хозяин решил в начале зимы – это самое удобное время: дороги замёрзли, а снега выпало ещё мало. На Большой Земле вместе с ним в дальний путь напросился брат. Уговорил его попарно-посменным вождением. Но на самом деле погнался за Длинным Северным Рублём.

Решено – сделано. Сели братья в «Жигули», набитые домашней консервацией и запчастями, и двинулись в дальнюю дорогу. Пока ехали по живописной Башкирии, брат мурлыкал под нос лирические песни. Когда въехали в леса Тюменской области, брат сменил любовный репертуар на задорно-комсомольский, типа «Наш адрес – не дом и не улица, наш адрес – Советский Союз». Проезжая тайгу Ханты-Мансийского округа в машине зазвучали слова про то, что «где-то багульник на сопках цветет, и сосны вонзаются в небо», а также  классическое «под крылом самолета о чем-то поет зеленое море тайги»... а как же без него, без этого крыла самолёта, когда вокруг такая кедровая красота!

Но как только «Жигули» въехали на территорию Ямала, стало значительно холоднее, чем на Малой Родине в это время года. Могучие тюменские и югорские сосны с кедрами сменились жалкой растительностью лесотундры.  На низкорослые и худосочные берёзки без слёз нельзя стало смотреть. И как только за окнами поплыли занесённые снегом бескрайние плоские болота с кое-где торчащими из-под земли пупками линз вечной мерзлоты, так брательник чё-то приуныл и замолчал. И тут, в дополнение к ярким впечатлениям от первого знакомства, ямальский Север преподнёс погодный сюрприз – ударил снежным зарядом. Лицо брата стало кислым-кислым. Он как-то по-другому представлял себе природные условия в Местах-Обильного-Загребания-Совковой-Лопатой-Длинного-Северного-Рубля. 

2.14.jpg 2.15.jpg 2.16.jpg

2.17.jpg

Как обычно говорят для нагнетания тревожного настроения – В-Е-Ч-Е-Р-Е-Л-О. И темнело. Лучи света фар с трудом пробивали вьюгу. И сектор обзора съежился до этих двух пучков фонарного света. Слева и справа – сплошная снежная пустыня и завывание ветра. А ещё вдоль дороги стали мелькать таблички с названиями «Куст номер такой-то». Двадцатый куст. Пятидесятый. Сотый. И так далее…

Брат подзавис… ещё больше приуныл, глядя на белое холодное безмолвие и хилую растительность... призадумался… и с печалью в голосе выдал родственнику: «Ты куда меня завёз!? Тут  у вас даже кусты пронумерованы!»…

Они таки добрались до Губкинского. И то был самый первый личный автомобиль в городе. На фоне бульдозеров, тракторов и трубоукладчиков он смотрелся очень непривычно. Водители «Ураганов», ГТТ-шек и плетевозов смотрели на хозяина «Жигулей» с восторгом и уважением – надо же, как же он сюда пробился!? А вот так – с тоской взирая на пересчитанные кусты. 

2.18.jpg 2.19.jpg 2.20.jpg

2.21.jpg 2.22.jpg 2.23.jpg

2.24.jpg 2.25.jpg

 

 

 

Прочитано 3690 раз

Похожие материалы (по тегу)