Понедельник, 26 сентября 2016 18:08

Скромный герой Павел Марченко

Оцените материал
(14 голосов)

Живёт и работает в Губкинском старый северянин, первопроходец наших мест, бывалый охотник и рыбак, да и просто очень хороший человек Павел Георгиевич Марченко. Моему внимательному зрителю и читателю он хорошо знаком по документальному фильму «Хэйс Тара» о пробеге на снегоходах по Ямалу. Кстати, Павел Марченко был первым человеком в Пурпе, который купил себе «Буран». Это было в конце 70-х, – в те годы, когда нашего города ещё не было даже в проекте. Охотник-промысловик Павел Марченко рассекал на «Буране» по Ямалу и добывал зверя (соболя и песца) в те далёкие времена, когда я ещё сидел за школьной партой. Именно он научил меня в середине 90-х премудростям езды на снегоходах. Именно ему наша экспедиция «Хэйс Тара» обязана многим. Я планирую написать о нём несколько заметок. А сегодня представляю вашему вниманию первую. О скромности и героизме старого северянина. 

 

Павел Марченко был моим соседом – мы жили с ним в одном доме в 9-м микрорайоне. Однажды, двадцать лет назад, морозным вечером в начале зимы 96-го года я встретил Пашу у своего подъезда. Он был весь во льду. Весь! В ледяном панцире! Только на сгибах рук и ног не было льда, потому как он отвалился при движении. При ходьбе Павел скрипел как несмазанный робот. Меховой шапке на его голове мог позавидовать сам Морозко – это была красиво застывшая конструкция из сосулек, торчащих в разные стороны. При этом сосед излучал оптимизм, улыбался своей красивой крепкозубой улыбкой и держал в руках широкие охотничьи лыжи.

- Паша, что случилось!? – встревоженно спросил я у него.

- Да вот, блин, не заметил промоину на реке. Лёд ещё тонкий, вот и улетел в полынью – ответил матёрый снегоходчик – «Буран» сейчас подо льдом лежит, доставать его надо оттуда.

- Помощь нужна? – предложил я.

- Да чем ты поможешь? Ты же тяжелее камеры ничего в руках не держал. Я и сам справлюсь, делал такое много раз.

 Я немного обиделся на слова о тяжёлой видеокамере, но на всякий случай ещё раз предложил подмогу своему товарищу. Но, он опять вежливо отказался, на том мы и разошлись.

Спустя несколько дней мы снова случайно встретились, и первым делом я поинтересовался – вытащил ли он свой «Буран» из-подо льда. Павел ответил, что да, это было не очень трудно – привязал к сосне на берегу лебёдку и выдернул. А так как времени свободного у нас было много, то Паша рассказал подробности, от которых у меня всё сначала похолодело внутри, а потом заледенело. До сих пор этот рассказ у меня остаётся на первом месте по крутости среди всех северных историй.

 Оказывается, Павел Марченко ушёл под лёд в 10-ти километрах от ближайшего жилья. Он выбрался из полыньи… и обнаружил свою большую ошибку – спички утонули вместе с машиной, они лежали в бардачке под сиденьем, случайно туда их положил. Зато всплыли охотничьи лыжи. Паша, как только выжал вещи, встал на них и пошёл домой. Десять километров по тайге, по тундре, по только недавно замерзшим озёрам и болотам.

Вы когда-нибудь ходили на лыжах по неглубоким сугробам, которые скрывают под собой лесной бурелом? Добавьте к этому экстриму ещё и мороз под минус двадцать. Домой этот скрипящий в суставах ледяной киборг добрался только к вечеру, где встретил меня и скромно отказался от помощи. 

 Дома Павел отогрелся, попил чайку с малиной, поспал немного, и утром двинулся в путь. Один, без чьей-либо поддержки. И опять на лыжах. С собой он прихватил дополнительный комплект одежды, лебёдку с тросом, топор, спички, термос с чаем, бутерброды и бутылку водки. Прибыл на место аварии. Разжег большой костёр. Привязал лебёдку к дереву. Снял с себя верхнюю одежду, взял в руки трос и прыгнул в полынью. С первой попытки прицепить крюк к снегоходу не удалось. Со второго ныряния тоже. Слишком глубоко лежала машина – метра три была глубина.

 Когда Павел рассказывал про свои следующие попытки погружения, то у меня стыли внутренности, непроизвольно выкручивались суставы, а на коже выступили мурашки величиной с горох. Ещё возникло одно очень неприятное интимное ощущение, которое обычно появляется у мужчин, когда они заходят в слишком холодную воду.

 Хладнокровный подводник Павел Марченко таки прицепил трос к «Бурану». Всплыл. Выбрался на берег. Переоделся в сухое. А вот дальше я не очень чётко помню – что он сделал раньше: СНАЧАЛА выпил полбутылки водки или, наоборот, СПЕРВА стал греться у костра. Возможно, что он это сделал одновременно. Закусил бутербродами. Шлифанул горячим чайком из термоса. А потом уж совсем плёвое дело: обколол лёд и вытащил «Буран» на берег.

Чем хороша советская техника - так это простотой и ремонтнопригодностью в экстремальных условиях. «А ля» автомат Калашникова. Павел просушил мокрую катушку зажигания у костра, и «Буран» завелся с первого чиха. Никаких болячек у снегохода, никакой простуды! И, что характерно, у его хозяина тоже не возникло никаких соплей и воспалений! Вот это, я понимаю, могучий сибирский организм! Кстати, оставшиеся полбутылки водки Павел Георгиевич употребил только после того, как добрался домой и оказался на тёплой кухне.

 Я слушал бывалого охотника, и задавал себе вопросы: смог бы ли я после купания в ледяной воде идти 10-ть километров на лыжах… Наверное смог, потому как куда деваться – жить-то ведь хочется. Но вот хватило бы духу нырять под лёд на трёхметровую глубину несколько раз, пытаясь на ощупь подцепить трос?…Тут я до сих пор не могу себе честно ответить… наверное нет, кишка слишком тонка. Разве что только под угрозой расстрела.

 Что меня ещё поразило в этой истории, так это то, что её герой рассказывал о произошедшем совершенно буднично, без всякого пафоса. Ну, сходил. Ну, понырял. Ну, три метра ледяной воды. Ну, достал. Делал такое уже много раз. Обычное дело на Северах. Ничего особенного. То что, для сибирского мужика ничего особенного – для любого «немца» смерть. Причем, смерть страшная и лютая. Вот на таких вот скромных героях, как Павел Георгиевич Марченко и стоит земля наша. Не только северная, но и вся российская земля. И белорусская кстати тоже. Павел Георгиевич Марченко оттуда родом. 

Прочитано 784 раз