Понедельник, 26 сентября 2016 18:34

Унты на планёрке

Оцените материал
(3 голосов)

В начале 90-х годов я работал мастером КИПиА в организации с труднопроизносимой аббревиатурой «ППУЭ и РОПХ». Для старых северян она понятна и совсем не режет слух. Для тех, кто не в курсе расшифрую: ППУЭ и РОПХ – это Пурпейское Производственное Управление Эксплуатации и Ремонта Объектов Поселкового Хозяйства. Во как! Я сам как-то придумал и запустил среди КИП-овцев шутку-девиз: «Мы ребята не РОПХово десятка!».  

С октября по май главной моей обувью были меховые унты. Мой дорогой тесть, бывалый северянин, раздобыл мне шикарные унты очень светлого окраса. В этой белой овчине я и рассекал по своим рабочим объектам: по котельным, водозабору и очистным сооружениям. И вот однажды…

Однажды, то ли поздней весной, то ли ранним летом, когда солнце уже пригревало, но снег ещё обильно лежал и даже не думал таять, я спешил на утреннюю планёрку в контору. РОПХом тогда руководил Юрий Степанович Медведев, человек хоть и справедливый, но очень строгий. Опоздать к нему на утреннее совещание было равносильно расстрелу. Поэтому я очень спешил и решил немного срезать дорогу.  И таки срезал. 

Как только я сошел с утоптанной за зиму тропинки, то тут же провалился по грудь. Подо мною был ручей. Глубокий причём. Пока я барахтался в сугробе и пытался выдернуть ноги из подснежного ручья, то промок насквозь. До… пояса, короче, промок. И самое смешное – мало того, что унты из белоснежных превратились в грязноснежные, так они ещё как губка впитали воду. Бежать домой и переодеваться – нельзя. Юрий Степаныч сначала расстреляет, а потом уволит. И никак наоборот! Сначала непременно расстрел. 

Поматерился я, снял унты, вылил из них воду, попытался выжать и пошёл на планёрку, оставляя за собой мокрые следы и делая вид, что это не из меня капает. Пока дошел до конторы, течь почти прекратилась. Ну и чудесно -  думаю, может никто и не заметит. Но заметили все. И не удивительно. ЭТО трудно было не заметить. Я сидел в кабинете Медведева у стены с самым невинным выражением лица. А подо мною растекалась лужа. Грязные унты выдавали «на гора» мутную воду с характерным ароматом весеннего болота. Мои соседи слева и справа от меня стали ёрзать и отодвигать свои аккуратные ботиночки от этого разлива. Удивительно, но никто не шутил по этому мокрому поводу и никто не подначивал меня. Все культурно изображали, что не замечают происходящего, а я делал вид, что это не я нагадил. 

Почему не было подколок? Да потому, что на планёрках у начальника  коммунального хозяйства всего города Юрия Медведева было не до шуток!   Шеф так жарил и распекал всех своих подчинённых, включая и меня, что от обильного коллективного тепловыделения, я бы даже сказал – жаровыделения, высохла не только моя одежда, но и унты.

А на вас когда-нибудь высыхали унты на планёрке? Или хотя бы валенки?

Прочитано 1269 раз