Четверг, 05 мая 2016 19:41

Два деда Сергея Коваля

Оцените материал
(22 голосов)

Живёт на Украине, в Черкасской области, в старинном городе Смела мой хороший старый друг Сергей Коваль. Серёга очень гордится своими героическими дедами.

Один из них – Иван Тимофеевич Артёменко – человек удивительной судьбы, которая достойна экранизации. Он прошел всю войну от первого и до последнего её дня. Именно так он спустя годы назвал свою книгу воспоминаний - «От первого до последнего дня» - это командование бронепоездом в начале войны, бои за Сталинград, Курская дуга, переправы через Днепр, победная весна, встреченная в Чехословакии, и бои в Манчжурии с японской Квантунской армией.

 

 

 

 

 

Наш официальный парламентёр - полковник Иван Артёменко лично вручил японскому командованию ультиматум, вёл с ним переговоры о безоговорочной сдаче, проявил чудеса дипломатии, и именно ему Главнокомандующий Квантунской армии генерал Отодзо Ямада отдал свой самурайский меч при капитуляции. Но переговорщик Артёменко великодушно вернул этот меч хозяину.

Когда-нибудь я напишу про этого интересного человека отдельную заметку, а сегодня расскажу всего об одном эпизоде из его героической жизни, который меня лично очень сильно впечатлил.

Случилось так, что в декабре 1943-го года во время боёв по освобождению Киева Иван Артёменко загремел в штрафбат. Офицерские погоны с него были сорваны за неудачную переправу через Днепр в районе Черкасс. Будучи штрафником, он был послан в разведку, и в ней захватил в плен немецкого обер-лейтенанта с важными документами и картами. При возвращении с этого боевого задания Артёменко был сильно ранен, причем уже в четвертый раз за войну.

И вот тут-то произошло самое удивительное – пленённый им немец не удрал, а взвалил раненого Ивана на плечи, и притащил его к нашим. Артёменко вернули погоны и медали, наградили орденом Славы, а немца отправили в лагеря. Думаете, это конец истории? Нет! После войны Иван Артёменко разыскал того обер-лейтенанта в Сибири, через Красный Крест добился его досрочного освобождения, и два бывших врага крепко подружились. Переписывались всю жизнь, и Иван Тимофеевич даже ездил в гости к своему бывшему пленнику в ГДР.

Второй дед моего товарища Серёги Коваля, причём дед по отцовской линии – Иван Арсентьевич Коваль – тоже много чего испытал в своей жизни. В первые дни войны он попал в окружение и в плен, убежал из него, партизанил, а после прихода наших войск попал в сапёры. Строил мосты, возводил переправы, в рядах военных строителей дошел до самого Берлина. Родом Иван Арсентьевич Коваль был из села Буда-Орловецкая, что на Черкасщине. Партизанил он тоже в его окрестностях. Именно с этим селом связана одна весьма интересная партизанская история, которая очень мне запала в душу. В ней не будет никаких подвигов. Напротив, в ней будет простая, сермяжная и суровая житейская быль. Историю эту мой друг Сергей Коваль услышал в детстве. Сейчас я перескажу её вам.

На окраине села Буда-Орловецкая до сих пор стоит старая хата, а возле той хаты находится колодец с очень вкусной водой. Даже в наши дни все прохожие пьют воду из этого источника, особенно летом. Когда голову печёт знойное южное солнце, под ногами поднимается раскалённая пыль, а вокруг стоит нестерпимая жара, то несколько глотков студёной воды по вкусу сравнимы с божественным нектаром.

Во время войны в той хате у колодца жила баба-самогонщица. Вкусную воду для своих напитков она черпала из той самой криницы, и самогон у неё получался отменным. За этой живительной влагой к ней ходили все: и односельчане, и немцы, и партизаны. Как у зверей на водопое у всех был негласный Пакт о Ненападении. Только у каждого был свой график посещений: немцы отоваривались днём, а партизаны приходили ночью.
И вот однажды, в нарушение всех правил военно-самогонного этикета, прямо среди бела дня в ту корчму заглянули партизаны. Чего никогда не делали ранее. Ну, и как водится, сели, выпили, закусили, еще выпили. Мужики пришли из леса очень голодные и уставшие. Да и самогон у той бабы был ядрёным, градусов под 60... Вот парням и врезало по мозгам на голодный желудок.

Тут как назло, да на свою беду, по дороге из города Смелы приехал в то село на велосипеде немец-почтальон. Плюгавенький такой очкарик. Он привёз из райцентра почту для командования роты, которая квартировала в Буде-Орловецкой. Лето, жара, духота, немец слез с велосипеда, и остановился попить водички из колодца. Захмелевшие партизаны увидели подлого захватчика, нагло пьющего родную воду, почувствовали многократную ненависть к врагу, воспылали к нему праведным гневом, и убили. Ибо нефиг тут шастать! Выпили еще на посошок, и убрались восвояси.

А следующим утром в том селе фашисты показательно расстреляли несколько случайных человек из мирных жителей, в том числе и ту бабу-самогонщицу. За помощь партизанам.

Спрашивается: зачем бравым бойцам понадобился тот жалкий почтальон, у которого в сумке были только семейные письма да простые газеты!? Не было у него никаких важных сведений и секретных документов. После немецкой карательной акции одна часть жителей села Буда-Орловецкая крепко обиделись на партизан за напрасную смерть своих близких. А вторая часть тоже сильно осерчала - за резкое осушение самогонного источника.
Вот такая вот простая, житейская, сермяжная партизанская история.

Прочитано 1129 раз