Суббота, 20 февраля 2016 09:38

Актёр-шабашник

Оцените материал
(6 голосов)

Актёрская байка, услышанная много лет назад из уст одного очень уважаемого человека.

В одном большом городе, в котором было несколько театров, жил-был один актёр, фамилия которого стёрлась из памяти. Особым талантом он не блистал, и поэтому профессиональная жизнь у него сложилась не очень удачно, главных ролей ему не давали. Ну а может, ему просто не везло. Ведь в театральной и киношной среде многое зависит от простой удачи. Актёр играл мелкие, третьестепенные роли сразу в нескольких театрах. Ну а что здесь такого? Днём в ТЮЗе сыграл Лешего, потом быстренько переместился и во втором театре в 20:00 торжественно произнес «Кушать подано!», дальше ноги в руки, и в 22:00 он уже 48-й воин в армии фараона в опере «Аида». И что характерно, он из-за этого не особо-то и страдал, потому как зарабатывал больше своих гениальных коллег. А вот коллеги по цеху за эти шабашки его не любили. И однажды решили устроить ему коварную каверзу.

В одном из театров шел героический спектакль на военную тему. Наш герой там играл предателя. По ходу пьесы его разоблачали, командир партизанского отряда приказывал расстрелять подлеца, его уводили со сцены, за кулисами раздавался выстрел – и всё, роль окончена, можно бежать смывать грим и смываться в другой театр играть какого-нибудь третьего стражника или дворецкого.

Но актёр, игравший командира партизан, при поддержке остального коллектива, внёс небольшую поправку в сценарий. Он якобы пришел в ярость от подлого предательства, выхватил наган и сказал: «Я тебя, сволочь, прямо тут расстреляю!». Рука с пистолетом поднялась и раздался бутафорский выстрел...

Наш герой легко вошел в новый сценарий, и очень талантливо упал. Лежит, смотрит на часы, и понимает, что его мёртвое тело не уберут до самого конца спектакля. А это означает, что он не успеет добраться до второй работы и отыграть там дворецкого. А у дворецкого там, между прочим, очень важная роль, там без него в замок не смогут войти приглашенные гости, никто не подаст обед, и вообще будет срыв пьесы, стыд и позор. И наш герой-предатель начал медленно ползти в сторону дверей землянки. Командир это заметил, снова выхватил свой именной наган и стал стрелять.

Дорогие читатели, как вы думаете, сколько патронов в нагане? Правильно – семь. Один холостой пистон он уже использовал. Оставшиеся шесть хлопков напугали зрителей. Шесть раз вздрогнул режиссёр. Шесть раз за кулисами проснулся пожарный. Шесть раз перекрестилась бабушка-гардеробщица. И наконец, шесть раз дернулся предатель от «попавших в него пуль». Он бился в предсмертных конвульсиях, стонал, хрипел, но продолжал ползти к выходу из блиндажа. Он играл великолепно! Это был его звёздный час! И он уже дополз до двери и попытался её открыть…

Но, командир тоже блестяще импровизировал, и со словами: «Какой он все-таки живучий, этот гад!», снял со стены автомат ППШ.

Всем был хорош этот автомат, кроме одного – в нем не было шумовых патронов. Но старый опытный партизан не растерялся, хорошо поставленным голосом произнес ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА, и разрядил в подлого предателя и Врага Народа весь диск… Возможно, что продырявленный как решето предатель смог бы выбраться из блиндажа. Но добрые коллеги подпёрли дверь с той стороны. Стояли, подлецы, упёрлись в неё плечами, и еле сдерживая смех, не выпускали человека на волю.

Тело предателя было вынуждено пролежать на сцене до конца спектакля. На вторую работу шабашник, естественно, не успел. А с первой уволился на следующий день.

Не знаю почему, но мне его жалко. Потому как любой театральный коллектив – это террариум единомышленников.

Кстати, и не только театральный.

Прочитано 1644 раз