Суббота, 20 февраля 2016 09:24

Шешковский и его страшное кресло

Оцените материал
(6 голосов)

В начале 18-го века в Российской Империи политическим сыском занималась Тайная канцелярия. Некоторое время этим суровым органом руководил Степан Иванович Шешковский. Очень интересная и неоднозначная личность. Его имя наводило страх и ужас на арестованных. Его ненавидели и боялись. Известно, что писатель Радищев, арестованный за свое крамольное сочинение «Путешествие из Петербурга в Москву», когда узнал, что допрашивать его будет человек «от Шешковского», упал в обморок.

Интересен еще один достоверный исторический факт: каждый раз, когда князь Григорий Потёмкин встречал Шешковского, то приветствовал его одним и тем же вопросом: «Каково кнутобойничаешь, Степан Иванович?», на что последний неизменно отвечал: «Помаленечку, ваша светлость!».

Применять помаленечку кнут при допросе подследственных Шешковский любил самолично. Сохранились рассказы о том, что среди тех, кто побывал в его руках, а потом вышел на свободу, находились отдельные смельчаки, которые мстили Шешковскому за пытки и унижения. Они поджидали тайного советника в каком-нибудь тёмном укромном уголке, и… воздавали ему за всё испытанное в его застенке. В этом плане наиболее интересен один случай, который некоторые историки считают легендой, петербуржским анекдотом. Судите сами.

В кабинете Шешковского находилось кресло особого устройства.

О-о-о, это было страшное кресло! Когда в него сажали подследственного, тот оказывался полностью в нём заблокированным, под креслом раздвигался люк в полу, и тело арестованного опускалось вниз. Наверху оставались только голова и плечи виновного, а снизу специально обученные люди обнажали арестованного и секли его. Очень хитрое и коварное устройство: исполнители не видели, кого наказывали, а арестованный не видел своих мучителей, он видел пред собою только участливое лицо добрейшего Степана Ивановича Шешковского.

Некий молодой человек, имя которого не дошло до наших дней, несколько раз попадал в Тайную канцелярию. И поэтому знал не только о методах её работы, но и о специальных технических приспособлениях, предназначенных для развязывания языка. В пыточном кресле он уже однажды посидел. И вот как-то, за какую-то провинность он опять оказался в том жутком кабинете. Хозяин долго выговаривал ему за совершенный проступок, а потом после лекции о вреде антигосударственной деятельности предложил присесть в кресло. Молодой человек отнекивался и отшаркивался, говорил: «Помилуйте, Ваше Превосходительство, я постою, я еще молод».

Шешковский всё упрашивал и упрашивал, а потом понял, что лаской не заманить, и решил усадить силой. Но тайный советник не правильно оценил физические возможности сторон. Молодой человек оказался сильнее, он скрутил Его Превосходительство и усадил в его же кресло. Спустя сто лет классики придумают замечательную фразу, очень уместную для данной ситуации – «Победила молодость!»

Страшное кресло вместе с хозяином провалилось. И под полом закипела работа! Шешковский кричал, но молодой человек зажимал ему рот, что бы нельзя было разобрать слов. Когда заплечных дел мастера порядочно высекли своего шефа, и его крики перешли в слабый стон, молодой человек бросился из комнаты и убежал.

Нашли его потом или нет, наказали за дерзость или простили, а также что говорил Степан Шешковский своим подчиненным – обо всём этом история умалчивает.

Прочитано 2268 раз