Воскресенье, 20 сентября 2020 23:41

Воспоминания пожилого итальянца о войне в России: жуткие морозы, эрзац-валенки, отмороженные стопы и медсестра Наташа

Оцените материал
(7 голосов)

Как-то раз в одной социальной сети попалась мне на глаза весьма интересная история о Великой Отечественной войне. Написал её врач-нейрохирург Василенко В.В. 

Волею судьбы он оказался за рубежом – в настоящее время этот человек проживает на Западе. К огромному сожалению, его инициалы – В.В. – так и остались нерасшифрованными. Найти этого человека, связаться с ним, пообщаться и уточнить его данные мне не удалось. Так что буду называть его по фамилии.

В начале своего сообщения доктор Василенко вкратце рассказал о вещах хорошо известных – о двух старых-добрых союзниках русской армии: о Генерале Морозе и валенках. Они нас неоднократно здорово выручали. Давайте я сперва расширю и дополню рассуждения доктора, а уж в конце своей заметки поведаю вам его очень душевную историю.

Первый наш союзник – Генерал Мороз – сковывал действия неприятеля, замораживал-останавливал его боевую технику и выводил из строя живую силу врага.

 

 

Взять, к примеру, аномально сильные холода зимы 1941-42 годов. По архивным данным вермахта за этот период из-за обморожения с Восточного фронта выбыло 230 тысяч человек. Одежда и обувь захватчиков не были предназначены для сорокоградусных морозов. Ведь немецкое командование планировало завершить войну до наступления холодов.

Весной 1942 года в Германии была учреждена специальная медаль за «Зимнее сражение на Востоке 1941/42».  Второе название у этой награды – «Восточная медаль». Но сами германские солдаты и офицеры с печальной и даже мрачной иронией именовали её медалью «За мороженое мясо». Очень часто ею награждали посмертно.

Ещё более катастрофическая ситуация сложилась в окружённых немецких, итальянских и румынских войсках под Сталинградом зимой 1942-43 годов. Здесь процент погибших от обморожений и переохлаждения (да ещё и на фоне голода) доходил до 50%. Даже если солдаты и выживали после ранений, то затем многие из них умирали от гангрены и сепсиса.

Справедливости ради следует отметить, что Генерал Мороз воевал на два фронта. Доставалось от него и советским войскам. Наши людские потери от обморожений тоже были весьма существенными: они исчисляются десятками тысяч выбывших из строя бойцов. От аномальных морозов страдали обе стороны, но непривычным к холодам немцам (а уж тем более итальянцам) всё-таки пришлось значительно тяжелее.

Ведь на нашей стороне был ещё один верный союзник – русские валенкиИх даже можно в шутку назвать нашим чудо-оружием. Неказистые с виду валенки (так же как и ватники) сохраняли бойцам здоровье и спасли на войне великое множество человеческих жизней. В мемуарах фронтовиков часто встречаются воспоминания о том, что русская шерстяная обувка была для солдат и офицеров вермахта желанным трофеем. Генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс, командующий 6-й армией, в своих дневниках вспоминал, что в период Сталинградской битвы его воины, жутко страдавшие от холода, стали похожи на советских солдат, так как массово и вопреки воинскому Уставу использовали трофейную зимнюю одежду и обувь.

В холодной и негостеприимной России немцы даже пытались воспроизвести из подручных средств некое наподобие валенок. На военных фотографиях попадаются эрзац-валенки двух типов. Первый – это нелепая самодельная обувь из войлока или тонкого шинельного сукна. Иногда с деревянной подошвой, обитой кожей и залитой гудроном. Она предназначалась для несения караульной службы на морозе.

А второй вариант зимней обуви у захватчиков был ещё более смешон и забавен – она изготавливалась из плетёной соломы. Этакие гигантские потешно-карикатурные то ли лапти, то ли боты, то ли сапоги. Понятно, что такие самоделки плохо грели, быстро намокали и вскоре разваливались.

Немецкие, итальянские и румынские эрзац-валенки, а также «зимнее» обмундирование пришедших на нашу землю «евроинтеграторов» всегда были предметом шуток и постоянных насмешек наших воинов, которые зимой снабжались ватными брюками и телогрейками, шапками-ушанками, меховыми рукавицами, ну и, конечно же, добротными валенками из овечьей шерсти и тёплыми полушубками.

Наши бойцы даже пытались шутки ради угостить своих обозных лошадей трофейной соломенной обувью, но судя по недовольным отвернувшимся мордам лошадок, те не захотели питаться вражеским эрзац-продуктом.

Официальная советская пропаганда тоже любила подначить германские «заменители». Вот, к примеру, весьма характерная карикатура Бориса Ефимова, на котором изображены: эрзац валенок, эрзац колбасы, эрзац культуры и эрзац главнокомандующего.

Прошли годы. Много лет прошло после войны. В одной благополучной западной стране на приём к доктору-эмигранту Василенко В.В. благообразная итальянская старушка привела своего мужа. Тоже благовидного такого старичка. С жалобами на провалы в его памяти. Врач-нейрохирург Василенко стал осматривать пожилого пациента и обнаружил, что у него на левой стопе ноги не было всех пальцев, а от правой стопы осталась только половина. Когда дедушка узнал, что доктор родом из России, то очень обрадовался и стал разговаривать на ломаном русском языке. Он поведал весьма интересную историю из своей биографии.   

Лютой зимой 1943 года вся его воинская часть из состава 8-й итальянской армии попала в Сталинградский котёл. Простой 20-летний сельский паренёк с юга Италии оказался в зимнем заснежено-ледяном Аду. По его словам, ничего более жуткого он никогда больше в жизни не испытывал.

Был страшный голод. Был дикий страх. Были сильные морозы, доходившие до минусовой отметки в 30 градусов. Было огромное количество обмороженных и умирающих солдат. Почти у всех было отморожение 3-4 степени и начинающаяся гангрена. С рассказчиком произошло то же самое, причём на обеих ногах.

Стоит отметить, что если немцы, будучи окружёнными под Сталинградом, ещё хоть как-то оказывали сопротивление, то итальянские и румынские войска тысячами сдавались в плен, бросая оружие, и даже не пытаясь воевать. Сдался в плен и наш молодой герой из солнечной Италии.

3.14 Сталинград. Пленные

Этому парню сильно повезло. К его большому счастью он вовремя попал в советский полевой госпиталь, где наши хирурги успели ампутировать ему пальцы на левой ноге и часть правой стопы. Тем самым русские врачи спасли итальянца от начавшейся гангрены, сепсиса и неминуемой смерти.

Когда старик рассказывал, как его оперировали, и как потом его выхаживала молоденькая сестричка по имени Наташа, на глазах у дедушки появились слёзы. Он с характерным южным темпераментом говорил, что безумно влюбился в неё и хотел даже потом увезти с собой домой в Италию…

И вот тут… в самый сердечно-душевный момент воспоминаний… в разговор вмешалась его жена. Благообразная старушка сказала следующее: «Вот ведь, дурак старый, всё забывает, воду в ванной забывает закрывать и свет в доме не может погасить. Забывает, как меня зовут, и как звать внуков – тоже не помнит! А вот как ходил в соломенных валенках под Сталинградом, как отморозил там себе ноги и как его лечили русские врачи – он прекрасно помнит! И про свою Наташу всё время вспоминает и всем про неё рассказывает… . Доктор дайте ему каких-нибудь таблеток, чтобы он вспомнил, как зовут меня и троих наших внуков, а то как-то перед людьми неудобно».

Вот вам итальянский вариант Судьбы Человека – всё, что осталось в памяти у старика на склоне лет: Война, Восточный Фронт, окружение под Сталинградом в заснеженных приволжских степях, тридцатиградусные морозы, эрзац-валенки, отмороженные стопы и русская медсестра Наташа.

 

Прочитано 649 раз