Понедельник, 18 января 2016 20:20

Николай Сиротинин. И один в поле воин

Оцените материал
(20 голосов)

«Один в поле НЕ воин». Смысл этой поговорки полностью опроверг летом 1941-го года простой русский парень, артиллерист Коля Сиротинин. То, что сделал он, вписывается в расхожую либеральную фразу - «закидали трупами». Только вот своими трупами закидывали его немцы. Николай Сиротинин погиб, но разменял свою жизнь очень дорого – на 11 танков, 6 бронемашин и более полусотни солдат противника. Вот как это было. 

Семнадцатое июля 41-го года. К белорусскому городку Кричеву стремительно приближались танковые колонны 4-й дивизии генерала Гудериана. Их цель – Москва. Сдержать их натиск на том участке у нашего 55-го стрелкового полка не было никаких возможностей. Полк отступал. Единственное, что могли противопоставить наши – это выставить заслон из одной пушки. Всего одна пушка УСВ калибром 76 мм., и всего один артиллерист - старший сержант Николай Сиротинин должны были прикрыть отход своей части.

 

Орудие замаскировали на берегу речки с очень красивым названием Добрость недалеко от деревни Сокольничи. И поставили Николаю задачу – заткнуть мост через речку, задержать наступление хоть на сколько, потом снять с пушки замок и догонять своих. И вот, по дороге запылил авангард второй танковой группы любимца фюрера – Хайнца Гудериана. Всего в колонне было 59-ть танков. Пятьдесят девять бронированных машин против одной пушки. Шансов сдержать – никаких. Но у сержанта Сиротинина было другое мнение. Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его, и тем самым остановил продвижение. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, который замыкал колонну, и создал на дороге хорошую пробку. На этом приказ командования был выполнен, и солдат мог уходить… но у него оставалось еще 60 снарядов… и Николай Сиротинин остался!


Два танка попытались стащить головной с моста, но тоже были подбиты. Еще один пытался преодолеть речку Добрость. Но увяз в болотистом берегу, где и его нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком, как жестяные фигурки в тире парка культуры и отдыха. Танки генерала Гудериана уперлись в сержанта Сиротинина как в Брестскую крепость. Он поджег 11 танков и 6 бронемашин.

Очень долго немцы не могли понять, где окопалась эта чертова русская батарея. И когда пехота подавила огневую точку, и обнаружила всего одного убитого советского бойца у одинокой пушки, то их удивлению и восхищению не было границ. Они прошли всю Европу, но такого ожесточенного сопротивления до этого не встречали нигде.

Николая Сиротинина немцы предали земле с воинскими почестями. Вот как описал это очевидец, оберлейтенант Фридрих Хёнфельд в своем дневнике:
«Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Мы думали, что в нас стреляет целая артиллерийская батарея. Это был настоящий ад… Наш полковник перед могилой сказал, что если бы такими были бы все солдаты фюрера, то мы завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Всё-таки он русский. Надо ли такое преклонение?.. Всех поразило, что герой был юнцом, почти мальчишкой. Он произвёл по нам пятьдесят семь выстрелов из орудия и потом ещё бил и бил по нам из карабина. Рядом с его могилой осталось целое кладбище наших солдат». 

Этот же оберст, который произносил речь, передал местной жительнице Вержбицкой смертный медальон красноармейца, и сказал ей: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Теперь и вы знаете, как в одном бою Родина-Мать потеряла своего сына, и приобрела еще одного Героя Великой Войны. И один в поле воин! Если он – русский.

 

Документальный фильм об этом подвиге:

https://www.youtube.com/watch?v=k-OaOGg91BY

Прочитано 1500 раз